Книга: Золотой треугольник Петербурга. Конюшенные: улицы, площадь, мосты [Историко-архитектурный путеводитель]

Дом Г.И. Гансена

Дом Г.И. Гансена

Последний участок по Малой Конюшенной улице, 16, граничит как раз со зданием компании «Зингер». Он отделен от набережной канала Грибоедова, но зато обращен южной стороной на главную магистраль города – Невский проспект – под № 26. Расположенное здесь пятиэтажное угловое здание с двухъярусными витринами отличается от соседних жилых домов оригинальной композицией и еще более щедрым, многосложным убранством.

Дом этот был возведен в 1873-1874 годах для Г.И. Гансена по проекту архитектора В.А. Кенеля. И почти сразу же, в 1875 году, последовали перестройки домов на Малой Конюшенной улице, 10 и 14 (и, соответственно, на набережной Екатерининского канала, 15 и 19). Вместе они составили единую группу зданий в формах зрелой эклектики 1870-х годов, созданных ведущими зодчими той поры – В.А. Кенелем, П.Ю. Сюзором и А.В. Ивановым.

Раньше на углу Невского проспекта и Малой Конюшенной улицы стоял трехэтажный дом, построенный в 1776-1777 годах для камер-фурьера полковника П.П. Трунова. Ясные лаконичные формы здания отвечали нормам раннего классицизма. Мягко скругленный угол, дощатый руст нижнего яруса, круглые филенки над вторым этажом – характерные черты этой стадии стиля. К угловому массиву примыкала вдоль улицы двухэтажная часть. Двор был застроен по периметру в форме каре.

Долгое время в этом доме жил архитектор Луиджи Руска – выходец из Швейцарии, состоявший на российской службе с 1783 по 1818 год. Он начинал помощником Дж. Кваренги при императорском Кабинете, а с 1802 года стал придворным архитектором. Выдающийся зодчий эпохи классицизма Л. Руска оставил огромное наследие. В начале XIX века он занимался реконструкцией Конюшенного двора и Придворной певческой капеллы. Среди его сооружений такие знаковые объекты, как Портик Перинной линии, дворец П. Мятлева (Бобринских) на Галерной улице, казармы Гренадерского и Кавалергардского полков, «Дом с четырьмя колоннадами» на Садовой улице. По проектам Руска построены Дом Ордена иезуитов (набережная канала Грибоедова, 8/1), Духовная академия (набережная Обводного канала, 7), церковь Всех скорбящих (Шпалерная улица, 35/3), дом И.В. Кусова (l-я линия В. О., 58), экзерциргауз Второго кадетского корпуса и другие примечательные здания. Архитектор участвовал в перестройках Стрельнинского, Таврического и Аничкова дворцов, зданий Кабинета, работал в Царском Селе, где соорудил гранитную террасу («терраса Руска»), расширил Казанский мост у Казанского собора. Руска принадлежат типовые проекты почтовых станций и образцовых фасадов, по которым велась застройка по всей России, а также храмов и иных сооружений в разных городах.

Руска снимал квартиру в доме своего соотечественника, Ж.-Ф. Лубье. От него участок перешел генеральному консулу Швейцарии Л.Ф. Лубье и далее, по наследству, академику архитектуры Ю.О. Дютелю и французской подданной Л.Ф. Барро. Напомним, что Дютель являлся автором перестройки Французской реформатской церкви на Большой Конюшенной улице, 25. В доме на углу Невского проспекта он устроил в 1864 году фотографическую мастерскую.

Одним из обитателей дома был коллежский советник, банкир К.А. Мушинский. В 1866 году он получил право разместить во дворе собственную конюшню с экипажем, а над тротуаром со стороны проспекта установить железный зонтик на чугунных колонках с вывеской своей банкирской конторы. В описи 1869 года сообщалось: «Почти весь дом занят магазинами и другими торговыми заведениями»[321]. Такой уклад дома объяснялся его местоположением на Невском проспекте.

В 1870 году участок, числившийся за французским подданным Д.О. Рива, купил норвежский подданный предприниматель Г.И. Гансен (Ганзен). Летом 1873 года академик архитектуры В.А. Кенель начал строительство нового пятиэтажного, П-образного в плане здания с флигелями[322]. Постройку в основном окончили на следующий год, отделочные работы завершили летом 1875 года.


Малая Конюшенная улица, 16, Невский проспект, 26. Фото 1910-х гг.

Архитектор А.И. Климов, производивший оценку дома, свидетельствовал: «…новые строения возведены прочно и капитально, имеют чистую богатую отделку, причем употребляются самые лучшие материалы и ценные приборы, все наружные магазины, как по первому, так и по второму этажам, отделаны роскошно, со входными дверями и окнами из красного дерева, со вставленными зеркалами и цельными зеркальными стеклами, парадные лестницы белого мрамора и внутренние коридоры при магазинах – со сводами, выстланными в шахмат плитками из белого и серого мрамора, наружные балконы из выпускных мраморных досок с таковыми же балюстрадами, а у магазинных дверей и окон, вместо ставень, складные свертывающиеся жалюзи из котельного железа, полы повсеместно паркетные, мозаичные и цементовые, и вообще вся отделка и принадлежности самого лучшего достоинства и доброты»[323].

Внушительный массив дома Г.И. Гансена растянут вдоль Малой Конюшенной улицы. Здание составлено из двух несхожих частей: верхней, с рядами квартирных окон, и нижней, раскрытой широкими витринами магазинов. Это вносит в композицию напряженный тектонический контраст. Смелый новаторский прием правдиво выражает разные функции доходного дома. Однако современникам казалось, что «постройка производит впечатление двух отдельных домов, нагроможденных один на другой»[324].

Устройство больших витрин уже не было редкостью в петербургском строительстве. Но В.А. Кенель одним из первых ввел такие проемы на высоту не одного, а двух этажей. К тому же он прорезал рядами витрин от начала до конца оба лицевых корпуса по проспекту и по улице. Оставшиеся внизу простенки образовали своего рода каркас: строй пилонов, несущих, вместе с железными балками проемов, перегруженные декором верхние этажи здания.

Фасады над витринами буквально испещрены разнообразной деталировкой. На стенах почти нет пустых мест. Везде, где возможно, в архитектурную канву вплетены рельефные элементы убранства. Вся эта сложная богатая композиция с изобилием мелких деталей была рассчитана на долгое пристальное рассматривание.

Оконным наличникам каждого этажа придана индивидуальная форма. Особой вычурностью отличаются навершия арочных окон четвертого этажа: с лучковых сандриков, закрученных волютами, свисают пышные гирлянды. Срезанный угол, края и членения фасадов отмечены цепочками рустов. Кронштейны под карнизом изогнуты завитками, тумбы верхнего ограждения заострены и покрыты лепкой. Посередине фасада, обращенного к проспекту, возвышается небольшой аттик лучкового абриса.

Скульптурное убранство выполнено в малом масштабе. Кариатиды соразмерны росту человека. Над дверными проемами мраморных балконов пристроились парные фигурки путти. Несчастный путти поддерживает снизу угловой балкон. На верхних тумбах уместились крошечные маски Меркурия. Фасады унизаны лепными гирляндами и листвой.


Малая Конюшенная улица, 16, Невский проспект, 26. Деталь фасада. Фото 2016 г.


Малая Конюшенная улица, 16, Невский проспект, 26. Фрагмент фасада. Фото 2016 г.

Дом Г.И. Гансена принадлежит к наиболее значительным образцам зрелой эклектики. В его оформлении узнаются черты исторических стилей – барокко (лучковые завершения, картуши, волюты) и стиля «Людовика XVI» (наличники, гирлянды). Однако они не только подчинены новой структуре доходного дома, но и растворены в ином стилевом контексте. Прообразы здесь уже не так важны, как стилистика самой эклектики, обладавшей собственным художественным языком.

Внутреннее устройство дома отличалось респектабельностью и комфортом. Беломраморные парадные лестницы вели в богатые квартиры, отделанные лепкой, со множеством каминов, с мраморными и медными ванными. Дом был оснащен водопроводом и канализацией. В магазинах установлены металлические винтовые лестницы.


Невский проспект, 26. Фото 2004 г.

После постройки дома Гансена Василий Александрович Кенель возвел в 1876-1877 годах знаменитый цирк Г. Чинизелли. В списке построек этого видного зодчего, работавшего архитектором Академии художеств и двора великого князя Владимира Александровича, жилые здания на Литейном проспекте, 23 и 25, на Казанской улице, 10, и ряд других. Самое необычное сооружение он создал по проекту 1881 года на том же доме Гансена – ажурную деревянную башню на железных балках, предназначавшуюся для телефонной станции.

Первая в России телефонная станция, оборудованная американской компанией «Белл», находилась здесь в 1882-1891 годах (затем ее перенесли на Большую Конюшенную улицу, 29). До 1888 года тут же располагался Русский для внешней торговли банк, позднее переехавший в собственное здание на Большой Морской улице, 32. В доме частично сохранились элементы банковского оборудования, изготовленные заводом Ф.К. Сан-Галли. В конце XIX века здесь установили лифт фирмы Э. Петерсона.

С того времени угловой участок принадлежал Г.Г. и О.Г. Гансенам. Здание служило средоточием коммерческой деятельности. В нем арендовали помещения разные банки. Большой известностью в столице пользовались часовой магазин фирмы «Г. Мозер и К?» и ювелирный магазин А.Э. Тилландера.

В 1912 году архитектор К.К. Шмидт обновил наружную отделку нижних этажей. Крупный мастер «кирпичного стиля» и модерна, он на этот раз отдал дань господствовавшим в те годы классицистическим веяниям. Рустованные простенки были декорированы овалами и гирляндами. Оригинально оформлен угловой вход: мощные приземистые пилоны завершены выгнутыми, растянутыми вширь ионическими капителями. Столь вольная трактовка традиционных элементов могла возникнуть только под влиянием модерна.

В здании с 1945 года работал Институт по проектированию городских инженерных сооружений «Ленгипроинжпроект». В 1950-х годах Институт разрабатывал документацию по газоснабжению и теплофикации Ленинграда, а в недавнее время участвовал в проектировании Кольцевой автомобильной дороги (КАД), Ладожского вокзала, реконструкции Сенной площади. В 2012 году проведен реставрационный ремонт фасадов.

Оглавление книги


Генерация: 0.391. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз