Книга: Седая старина Москвы

Приходские церкви

Приходские церкви

При описании церквей Земляного города мы не придерживаемся никакой особенной системы, так как всякая система тут совершенно бесполезна: мы просто описываем церкви по их более или менее известной значительности с указанием, где именно церковь находится.

Было уже сказано, что московские приходские церкви при царе Федоре Алексеевиче стали разделяться на сорока.

Остановимся теперь на слове сорок.

По объяснению некоторых знатоков русской старины, слово сорок — то же, что слово срок, и последнее произошло от первого. Известно, что прежде 40 составляло предел, или срок счета, как ныне 100. Прежде говорилось: два сорока (например, соболей), три сорока и проч. В 1594 году, когда патриарх Иов учредил в Москве поповских старост и десятников, в грамоте говорится, что они в своем сороке обязаны были смотреть, чтобы по церквам отправлялись службы Божьи и проч. В каждом сороке была одна сороковая церковь, в которую духовные того сорока являлись для выслушивания предписаний начальства, к назначенному времени вносили собиравшуюся в то время по числу приходских дворов от каждой церкви денежную сумму в патриаршую казну. Срок взноса такой суммы для каждой местности мог быть различен: срок Китайский, срок Ивановский и проч. К Кремлю это не относилось, потому что там церкви были бесприходные. Бодянский объясняет это слово еще проще. Он говорит: «Известно, что в старину любили считать сороками, даже самые расстояния мест исчисляли по сорокам; так, например, на четыре сорока стоят почти все большие города кругом Москвы: Тверь, Владимир, Рязань, Тула, Калуга, хотя теперь это и не вполне выходит верно, но малость не принималась в расчет. Такой счет основывался на правилах ямщиков, любивших отдыхать почти всегда на сороке».

Николая Чудотворца на Берсеновке. Построена в 1656 году по образцу наших древних храмов на месте старой во имя Св. Троицы. Предполагают, что тут был прежде монастырь, в котором был заточен св. митрополит Филипп и куда толпами стекался тогда народ московский. Название «на Берсеновке» произошло, как предполагают, от имени боярина Беклемишева-Берсеня, впавшего в немилость и казненного в 1525 году при Василии III на Москве-реке, близ его двора. Церковь находится близ Каменного моста на набережной Москвы-реки. Возле церкви дом с пристройками, известный под именем Курьерского, потому что там долго жили сенатские курьеры. Предполагают, что дом этот принадлежал Малюте Скуратову и что из него был подземный ход на Москву-реку. Теперь дом принадлежит Археологическому обществу. Тут же вблизи находится и так называемый Винный двор — за Каменным мостом, направо. Здание это построено при Екатерине II для казенной продажи вина; в окружности оно имеет 341 сажень.

Церковь Николая Чудотворца на Берсеновке есть во имя Живоначальной Троицы, а Николая Чудотворца — придел. При церкви есть еще придел — во имя преподобного Феодосия.

Спаса Преображения на Болвановке. Храм этот по наружности не отличается ни богатством, ни особым великолепием, но он замечателен по следующему историческому воспоминанию. Во время Куликовской битвы Дмитрий Иванович Донской доказал, что русский народ в силах свергнуть с себя ненавистное татарское иго. Это было совершено внуком Донского Иваном III. В 1480 году хан татарской орды отправил в Москву послов за данью. Прежде великие князья встречали обыкновенно ханских послов за городом и с большими почестями: они принимали грамоту хана на подостланных соболях и с почтением встречали басму, т, е. болвана, изображавшего самого хана, или же грамоту его за ханской печатью. Иван III встретил послов на том месте, где теперь стоит церковь Спаса. Он гневно взял басму, изломал ее, бросил на землю и истоптал ногами; послов велел казнить, оставив только одного, который должен был известить хана о таком приеме его посольства. На этом-то месте свергнуто постыдное татарское иго. Россия перестала платить дань монголам и после 200 лет тяжкой неволи подняла знамя свободы. В воспоминание великого события в 1485 году Иван III приказал поставить на этом месте храм во имя Преображения Господня[278]. Время привело этот храм в ветхость, но в 1722 году он совершенно поновлен по прежнему своему образцу. При храме приделы: Преподобномученицы Евдокии и Мученицы Татьяны. Храм находится на Пятницкой улице, в Болвановском переулке.

Преображения Господня в Наливках. Настоящая церковь построена в 1738 году на месте старой, существовавшей со времен великого князя Василия Ивановича. В ней два придела: Божьей Матери Скорбящей Радости и Николая Чудотворца, «В Наливках» называется потому, что здесь было урочище Наливки, где были поселены великокняжеские телохранители, одни имевшие право пить во всякое время вино и пиво; в то время другим это запрещалось, кроме больших праздников — Светлого Воскресения, Рождества Христова, Троицына дня и некоторых других. Народ, видя это исключение (наливают, когда хотят), назвал местность Наливками. Церковь находится на Якиманке, в Спасском переулке.

Св. Троицы, что на Капельках. Наружность нынешней церкви Св. Троицы, что на Капельках, в ее настоящем виде всякого заставит ошибиться во времени ее построения, и никто с первого взгляда не скажет, что она была выстроена при Петре Великом. Вот что говорит об этой церкви народная молва, На месте настоящей церкви, или подле нее, стояла во времена Петра Великого древняя деревянная церковь Св. Троицы и сильно приходила в разрушение. Невдалеке от нее находился кабак. Целовальник его, а по-тогдашнему и полный хозяин, древний почтенный старик, славился своей хорошей жизнью и долгое время был церковным старостой при этой церкви. Он не имел после себя прямых наследников, а был одинок и, что называется, скопидом. Ему впала благая мысль употребить все свое наличное состояние на построение нового каменного храма на месте старого. Но для этого дела недостало бы его собственного капитала, а собирать прямо на построение церкви ему не хотелось, и он придумал простое средство. Кабак его стоял на большой Троицкой дороге, а в те времена, как и теперь, эта дорога была одна из проезжих, да и народ тогда был нехитрый, простой, и никто не считал за стыд зайти в кабак отогреться и даже повеселиться, следовательно, посетителей у старика целовальника всегда было много. С тех пор как старик возымел благочестивую мысль о построении храма, он каждого из своих посетителей просил не допивать всего налитого ему вина, а слить капельку на церковь. Разумеется, что за этим следовали расспросы со стороны посетителей, и старик, вдохновленный мыслью о благом начинании, охотно, а может быть, и красноречиво описывал бедное состояние тогдашнего храма, при котором он был старостой. Весть о странном и вместе успешном сборе скоро дошла до царского слуха. Петр I жил в то время в своем летнем дворце на Божедомке, близ церкви Иоанна Воина, и, часто гуляя по окрестностям, вздумал посетить целовальника. Старик, не зная в лицо царя, сделал и ему обычное приглашение слить капельку на церковь и на вопрос царя со всей откровенностью передал ему свои намерения. Петр Великий обещался быть в том деле помощником и действительно сдержал свое слово. Убедясь в хорошей жизни старика целовальника, он много содействовал построению храма. Таким образом создалась новая, прекрасная, каменная церковь Св. Троицы на Капельках.

Возле церкви виднеется заросший пруд, который также имеет свое предание. Вот оно. С незапамятных времен богомольцы, отправлявшиеся в обитель св. Сергия, имели обыкновение, выходя из Москвы, купаться в этом пруду как бы для очищения от грехов. Время мало-помалу совершенно изгладило этот благочестивый обычай, а с тем вместе и нравственное значение этого пруда.

А вот сухая история о построении этого храма. По описным книгам храм Св. Троицы, что на Капельках, существовал далеко ранее времен Петра: он упоминается в 1625 году и значится «на Капле». А Каплей называлась одна из речек, служивших протоками воды для прудов в соседнем селе Напрудном. Церковь эта по ветхости сломана, и на ее месте в 1693 году построена была новая, деревянная. Церковь эта в сентябре 1708 года сгорела; поэтому на отведенном в Посольском приказе бывшем кружечном месте начали строить каменную церковь, которая в 1712 году по благословению блюстителя патриаршего престола Стефана, митрополита рязанского, освящена Иоанникием, митрополитом ставропольским.

При храме приделы: Иоанна Воина и Митрофания Воронежского. Храм находится на 1-й Мещанской.

Иоанна Воина, что на Убогих домах. Нынешняя церковь во имя Воздвижения Честного Креста (Иоанна Воина — придел) построена около 1693 года. Еще придел во имя Николая Чудотворца. Здесь прежде существовал Крестовоздвиженский монастырь, который уничтожен в первой половине XVII столетия, и следов от него не осталось никаких. Вся эта местность и доселе называется Божедомкой, потому что здесь были так называемые убогие дома. Вовсе нелишне сказать, что такое были убогие дома в Москве. В старину день Семика (четверг седьмой недели после Пасхи, седьмой день по Вознесении) на Руси посвящался обряду отдания религиозного долга покойникам в древних скудельничьих селах, или скудельницах. Скудельницы, скудельничьи села, и по производству и по смыслу идут от слова скидель — глиняная посуда или от скудость — убожество. Скудельницами назывались урочища, откуда брали глину; изрытые, подобные места становились неудобны к произрастанию, и их-то, как ни к чему не годные, евреи употребляли для погребения странников, иноплеменных убогих. Поля под именем скудельниц были и у славян во многих местах. Уцелевшие курганы, по всей вероятности, не что иное, как насыпи над грудами человеческих трупов. И при христианской вере обычай погребения в общих могилах надолго еще сохранялся в России, и скудельницы заводились большей частью при городах, особенно потерпевших от моровых язв или военных побоищ, и слыли также под названием убогих домов и божедомок. Впоследствии на эти божедомки свозили и сваливали в груду всех вообще умерших насильственной или неестественной смертью и, не совершая над ними церковного отпевания, оставляли их не преданными земле до весны, для чего и были устроены огромные ямы со льдом.

В Москве убогих домов было несколько. Известных же — четыре. Один был на нынешней Пречистенке близ Мертвого переулка, идущего к Успению, что на Могильцах. На месте бывшей скудельницы видим и церковь Мученицы Параскевы Пятницы (на Божедомской улице). Второй убогий дом находился за Серпуховскими воротами, где было зарыто поруганное тело первого самозванца. Третий — за Таганкой, на месте которого царь Алексей Михайлович на свою комнатную сумму основал Божедомский монастырь, потом называемый Покровским. Наконец, четвертый (чуть ли не первый поначалу в Москве) убогий дом был на Самотеке при Крестовоздвиженском монастыре. Все эти известные четыре божедомки находились на открытых, еще не заселенных местах. С незапамятных времен благочестивые люди в седьмой день после Вознесения сходились на убогие дома, рыли там могилы, погребали накопившиеся мертвые тела, пели над ними панихиды и молились за упокой всех без изъятия в тот день погребенных. Так было и в Москве, особенно на божедомке при церкви Иоанна Воина. Туда из Петровского монастыря наряжался крестный ход, и движимые состраданием к жертвам случайности разбирали трупы, облекали их в саваны, клали в гробы и предавали земле. Случалось, некоторые в грудах тел находили родных, знакомых. Исполнив дело христианского милосердия, на свежих могилах приступали к поминкам, и заупокойная чаша, переходя из рук в руки, услаждала душевные скорби и житейское горе.

В 1732 году от церкви Иоанна Воина амбар для хранения мертвых тел перенесен в поле близ Марьиной рощи, и указом от 16 ноября того же года приходскому попу той церкви велено «новоопределенный амбар, который от сей Воздвиженской церкви перенесен и поставлен в поле на новых ямах для кладбища человеческих мертвых убогих телес, ведать и смотреть, и ключ амбарный держать, и присланные из разных приказов человеческие мертвые телеса в амбаре класть, и по вся лета в четверток седьмой недели по Пасхе в погребение мертвых телес поминовение чинить тебе, попу».

Из этого распоряжения видно, что другие убогие дома в Москве были уничтожены и оставлен только один в виде амбара близ Марьиной рощи. В 1734 году указом Сената от 22 мая упомянутый амбар перестроен и впредь велено чинить его на сумму из неокладных доходов Московской губернской канцелярии. Существование амбара близ Марьиной рощи для погребения убогих мертвых тел продолжалось до 1763 года, когда указом Синода от 29 апреля велено «лежащие в Москве близ Марьиной рощи в убогом дому в вырытой яме мертвые тела, для представляемых от московской полиции опасностей, Воздвиженской церкви, что на Убогих домах, священно и церковнослужителям, по отпетии обычного надгробного пения, в землю зарыть, и впредь привозимые из разных присутственных мест тела, по отправлении пения, погребать в то же самое время на кошт тех мест, откуда привозимы будут». Таким образом, в 1763 году был уничтожен и последний убогий дом. Само собой разумеется, что прекратился туда и крестный ход из Петровского монастыря.

Успения, что в Печатниках. Церковь Успения Пресвятой Богородицы, что в Печатниках, а по древнему названию «за Сретенскими враты в Печатникове», построена первоначально в 1695 году, а в 1763 году несколько возобновлена. В ней приделы Николая Чудотворца и Рождества Иоанна Предтечи.

Название свое «в Печатниках» получила потому, что здесь при открытии в Москве печатного дела (государева Печатного двора) было отведено место для поселения мастеровых книгопечатного дела, которых называли печатниками. Здесь была их слобода, но никакого печатного двора (типографии), как полагают некоторые, в древности здесь не существовало.

Троицы, что у Сухаревой башни на Листах. По многим историческим случаям храм этот заслуживает особенного внимания. В нем хранится выписка из Писцовой книги, писанная Андреем Наумовым и подьячим Иваном Каменным, из которой видно, что до 1632 года была на этом месте кладбищенская деревянная церковь, занимавшая 29 саженей в длину, и что в 1650 году эта деревянная церковь сломана и начата постройкой каменная иждивением стрельцов, которых поселено было здесь 500 дворов. В 1657 году церковь эта не была еще достроена, потому что патриарх Никон, заметя в ней приделы, заложенные без его благословения, приказал остановить работу и церковного старосту отлучил за своеволие от церкви. Когда же поселенные здесь стрельцы с начальником своим Василием Пушечниковым с 1667 по 1671 год находились в походе к Астрахани, смирили там бунтовавших казаков и привели в Москву Стеньку Разина, тогда царь Алексей Михайлович за услугу стрельцов и труды их пожаловал им 150 тысяч казенного кирпича для постройки начатой церкви и при этом возымел особенное усердие к этому храму, пожаловав ему множество образов, большую часть утвари и Царские врата, вывезенные им из покоренной Орши. Постройка храма была окончена в 1671 году, но в 1689 году во время пожара в церкви оказалась большая трещина. Юный царь Петр Алексеевич, желая наградить заслуги помянутого полка, усмирившего и поймавшего бунтовщика Федьку Щегловитого (Шакловитого), пожаловал стрельцам на починку церкви 700 рублей, на каковую сумму церковь и исправлена.

В этом храме два придела. Первый — Покрова Пресвятой Богородицы — построен в 1680 году иждивением стрельцов во возблагодарение за благополучный поход полка в 1678 году под город Чигирин против султана Селима, напавшего тогда на Украину. Придел этот потерпел от пожара в 1772 году и перестроен на средства фабриканта парчовых изделий Панкратия Колосова[279]. Второй придел был устроен сперва в 1680 году во имя Иоанна Дамаскина, но в 1805 году придел этот переименован во имя св. Алексия, митрополита московского. Колокольня церкви построена в 1788 году.

Название «на Листах», данное этой церкви, объясняется тем, что на ограде ее долгое время в XVIII столетии вывешивались и продавались простонародные картины, известные под названием лубочных, а в старину — под названием листов.

Здесь совершенно уместно рассказать вкратце, как зародились у нас лубочные картинки.

Начало им положено в Москве и вероятнее всего вместе с открытием первой типографии при Иване Грозном.

Собственное название лубочные произошло, надо полагать, от того, что в древности писывали их на лубе по редкости и дороговизне пергамента, а также вырезали выпукло на липовых лубках разные картинки из священной и отечественной истории. Само латинское слово liber (книга) означает собственно луб дерева, на коем в древности писывали так же, как в России некогда на бересте. Притом же народные лубочные картинки развешивались для продажи на лубках и в лубках же разносились по городам и деревням. Все это дало повод к наименованию лубочными картин, резанных на дереве и на металлах, так что и другие эстампы грубой и плохой работы стали называться лубочными. Эти картинки носят еще название суздальских, потому что суздальцы первые превратили их в особого рода промысел и даже выработали для них своеобразный стиль. В Сибири лубочные картинки называются панками, а в Тверской губернии — богатырями, несомненно, потому, что картинки большей частью представляют лица знаменитых и сановных людей (панов) и богатырей.

Лубочные картинки вырезались на доске выпукло долотцом и печатались накатом; затем их стали резать на латунной меди. Замечательно, что эта работа по большей части производилась кастой художников-самоучек среди крестьян. Множество людей в Москве и подмосковных деревнях занято было раскрашиванием, или, лучше сказать, испещрением лубочных картинок. Не отступая от образцов, утвержденных вековой давностью, они красили коней зеленой краской, деревья — красной сандальной, наряды — суриком, здания — синим сандалом, подходящим к фиолетовому цвету, и т. п. Красоты рая и ужасы ада ярко расцвечивались четырьмя первоначальными красками. Картинки эти нравились не только простому народу, но ими не пренебрегали и обладатели хором.

Имена сочинителей лубочных картин были неизвестны, за исключением одного Балакирева, которому предание приписывает некоторые из современных ему картинок сатирического содержания. Как в стихиях народности есть своя хорошая и дурная сторона, так и в лубочной письменности русского народа встречаются суеверие, невежество, грубость с нелепыми, пошлыми выходками и нескромными намеками; но также проявляется оригинальное, характеристическое и назидательное в изображениях и в заветных думах, сильное и резкое в мыслях и чувствах, забавное и замысловатое в шутках и насмешках, запечатленных русским самородным умом и догадкой. Содержание лубочных картинок было самое разнообразное: религиозное и баснословное; изображались богатыри, философы; олицетворялись пословицы, поговорки, присказки; осмеивались пьянство, лицемерие, гордость; порицалась карточная игра. Словом, ничто не было упущено из виду. Пользуясь свободой тиснения в Москве, эта отрасль промышленности выпускала иногда такие картинки, кои содержанием своим явно противоречили доброй нравственности или распространяли нелепое суеверие; но народ сам отворачивался от подобных картинок.

Русские лубочные картинки всегда обращали на себя внимание, и их охотно собирают иностранцы. Одна из первых известных в Москве фабрик для печатания лубочных картинок была у купцов Ахметьевых. Фабрика эта существовала около ста лет и находилась у Спаса во Спасской, переходя от одного хозяина к другому. Там работали на 20 станах, и подлинники, или истинники, буквально переносились резчиками с одной доски на другую и отличались верностью копировки. Когда же вступила в управление этой фабрикой Татьяна Ахметьева, то истинники начали раздавать по деревням, и там уже правильная резьба на дереве обратилась в кустарное грубое ремесло: резчики начали своевольно отступать от истинников и вместо русского народного платья появились на «персонах» наряды немецкие. Фабрика прекратила свое существование в начале XIX столетия; но зато появилось несколько других мастерских лубочных картин. Во время пожара 1812 года погибло много народных драгоценных истинников. И теперь уже не встретишься со старинными — ни с «Ершом», ни с «Бовой», ни с «Аникой», ни с «Мышами, погребающими кота» или с «Веселой масленицей». Старые лубочные картинки теперь большая редкость, и если они попадаются, то их продают очень дорого.

Николая Чудотворца, именуемого Заяицким. Находится на правом берегу Москвы-реки, на Москворецкой набережной, против Воспитательного дома. В конце XVI столетия (около 1597 г.) здесь существовала деревянная церковь в честь Преображения Господня. Затем на ее месте неизвестно когда была построена каменная церковь, которая, вероятно, пришла в ветхость, потому что в 1754 году построена новая. Храм — во имя Преображения Господня, приделы: Николая Чудотворца и Преподобного Сергия Радонежского. При церкви до 1812 года существовало довольно обширное кладбище.

Относительно названия «Заяицкий» есть три сказания, но которое из них достоверное — неизвестно. Первое: говорят, что здесь жили заяицкие татары, торговавшие в Москве бухарскими товарами. Через улицу от набережной есть другая, носящая название Татарской, что доказывает, что в этой местности действительно жили татары. По другим известиям видно, что храм называется Заяицким потому, что во время нашествия ляхов в начале XVII столетия вызван был на отражение врагов казацкий полк с реки Яик, который на том месте, где ныне стоит каменная церковь, построил деревянную церковь во имя св. Николая Чудотворца и поставил в ней свой образ этого угодника[280]. Затем есть еще предание, что в приходе жил иконописей Андрей Заяизский, который был приглашен в Успенский собор в 1644 году и написал образ Св. Николая Чудотворца и расписывал все стены храма. Наконец, некоторые предполагают, что древний образ Св. Николая Чудотворца привезен с Заяицкого острова, принадлежащего Соловецкой обители, и помещен в означенном храме.

По архитектуре, огромности и внутреннему благолепию храм Св. Николая Чудотворца принадлежит к лучшим церквам Москвы. Надо заметить, что настоящая церковь построена собственным иждивением купца Емельяна Яковлевича Москвина.

Из древностей храма достойна внимания древняя храмовая икона Св. Николая Чудотворца Заяицкого и еще несколько других икон, тоже древних, богато украшенных ризами. Ризница и библиотека храма довольно замечательны и богаты.

Николая Чудотворца, что на Пупышах. Первоначально храм был построен в 1690 году, но пришел скоро в ветхость и потому в 1731 году вновь перестроен на церковные средства и на пособие суконного фабриканта Владимира Петровича Щеголина. Храм довольно велик и прекрасен. Стенная живопись храма хороша, иконостас величествен. Храм построен во имя Смоленской Божьей Матери с приделами: справа — Николая Чудотворца, слева — Богородицы Утоли мои печали, чудотворный образ коей и находится в храме. По сведению, имеющемуся в церкви, «на Пупышах» называется потому, что стоит между улицами Большой Садовнической и проездом подле реки, близ Красного Холма, как бы на «пупе». И в самом деле, местность эта, даже при самом большом разливе Москвы-реки, никогда водой не заливается.

Косьмы и Дамиана в Нижних Садовниках. Находится недалеко от выше описанной церкви, на Садовнической улице, идущей параллельно с набережной Москвы-реки, которая здесь несколько изгибается. Местность эта называется Нижними Садовниками потому, что были Средние Садовники (на берегу против Кремля, где Софийская набережная[281]). Само собой разумеется, что здесь были слободы царских садовников, Церковь Косьмы и Дамиана весьма невелика, но отличается вкусом нашего древнего зодчества. Внутри храм тесен и темен, в нем есть много древних образов. Сам храм построен во имя Владимирской Пресвятой Богородицы. Приделы: Косьмы и Дамиана и Николая Чудотворца.

Победоносца Георгия в Яндове. При выходе Садовнической улицы на Балчуг, близ Москворецкого моста слева находится церковь Георгия в Яндове. Она построена в 1653 году приходскими людьми. Сам храм — во имя Рождества Пресвятой Богородицы, а при нем приделы Великомученика Георгия и Николая Чудотворца. Мы уже объясняли значение слова «яндова», но название церкви «в Яндове» относят к другому случаю. Близ церкви были некогда два проточных ручья, имевшие бокалдины, или большие ямы, которые в водополье из реки, а летом от дождей наполнялись водой, и вода стояла в них недвижимо, как бы в сосудах или ендовах. Оттого и название церкви — в Яндове.

Иоанна Предтечи, что под Бором. На этом месте (на Пятницкой улице, за Москвой-рекой) был в древности мужской монастырь. О времени основания и упразднения обители нет никаких сведений; известно только, что в начале XV века она существовала, а при великом князе Василии Ивановиче, в начале XVI века, сооружена здесь, в Предтеченском монастыре, зодчим Алевизом Фрязиным каменная церковь. Вероятно, церковь эта пришла в упадок, так как в 1675 году построена новая, тоже каменная, когда уже монастыря не существовало.

Затем эта церковь вновь перестроена в 1758 году на средства купца Максимова. Храм — смешанной архитектуры, довольно грандиозен. Под колокольней устроена паперть, с наружной стороны которой, на стене, изображено Усекновение главы Иоанна Предтечи. В храме два придела: Косьмы и Дамиана и Николая Чудотворна. Название храма «под Бором» подает мысль, что здесь был бор, существование которого не должно относить далее начала XVII века. Если допустить, что здесь или весьма близко от храма был при царе Федоре Ивановиче бор, то, надо полагать, что и боевой порядок войск Бориса Годунова против Казы-Гирея начинался именно отсюда и что до 1590 года здесь был не город, а разбросанные среди бора слободки. Одновременно с церковью Иоанна Предтечи (1675 г.) построена и находящаяся против нее церковь во имя Черниговских Чудотворцев, князя Михаила и боярина его Федора, тела которых почивают в Архангельском соборе. Церковь эта построена на средства купчихи Юлии Исаевны Малютиной и, кроме древности, не имеет ничего замечательного.

Параскевы, нарицаемой Пятница. По имени этой церкви и улица, идущая от Водоотводного канала до Серпуховских ворот, называется Пятницкой. Церковь построена в 1739 году купцами Журавлевыми, а колокольня и трапеза пристроены в 1748 году. Архитектура храма величественна. Внутри храм отличается своим благолепием. Иконостас, ризница и утварь храма очень хороши и богаты. Настоящая церковь — во имя Живоначальной Троицы. Приделы: Артемия Веркольского, Великомученицы Параскевы и Пророка Ильи (на колокольне). В храме чудотворная икона Великомученицы Параскевы.

Близ этой церкви в старину существовал Введенский мужской монастырь, именовавшийся «у Новой Проши» (место прощания с отъезжающими), названный так для отличия от Старой Проши, бывшей на левой стороне Москвы-реки, у Каменного моста, где теперь церковь Николая Чудотворца в Башмакове. Монастырь уничтожен давно. Один из переулков, проходящих с Татарской улицы на Пятницкую, по имени монастыря носит название Введенского.

Троицы в Вишнякове. Находится на Пятницкой улице. Построена в 1678 году начальником московских стрельцов Вишняковым, пятидесятниками Перфильевым и Осиповым с десятниками и со всеми рядовыми стрельцами, бывшими на службе в Чигирине. В 1804 году теплая церковь за ветхостью разобрана и вновь построена, а в 1815 году — перестроена. Приделы: Пророка Ильи и Божьей Матери Иерусалимской, местночтимая икона которой находится в храме.

Климента, папы Римского. Тоже находится на Пятницкой улице. Церковь — во имя Преображения Господня, а Св. Климента — придел. Кроме того, есть еще пять приделов. Церковь замечательна своей оригинальной архитектурой и обширностью. Иконостас в древнем вкусе, резной. Храм начат строением в 1720 году купцом Иваном Комленихиным; потом, когда храм пришел в ветхость, то вновь со всеми приделами выстроен в 1770 году коллежским асессором Кузьмой Матвеевичем Матвеевым.

Всех Скорбящих Радости, что на Большой Ордынке. Церковь этого храма — во имя Преображения Господня. При ней приделы: Преподобного Варлаама Хутынского и Божьей Матери всех Скорбящих Радости. По последнему приделу именуется и церковь. Первоначально каменная церковь построена вдовой Авдотьей Акинфиевой в 1683 году, а в 1770 году госпожой Любовниковой пристроен придел во имя Божьей Матери всех Скорбящих Радости. В 1790 году трапезная перестроена и сооружена новая колокольня купцом Афанасием Ивановичем Долговым. Затем церковь еще раз возобновлена братьями Куманиными и Александром Афанасьевичем Долговым. Церковь эта не выделяется ни по архитектуре, ни по внутреннему богатству, но заслуживает особенного внимания верующих: здесь находится чудотворный образ Богородицы всех Скорбящих Радости. Первое чудо от этой святой иконы Господу благоугодно было совершить через пять лет после построения храма, в 1688 году, над родной сестрой патриарха Иоакима вдовой Евфимией Паниной: она была исцелена от злокачественной раны в боку, С тех пор было много исцелено верующих. В 1711 году сестра Петра Великого княжна Наталья Алексеевна из благоговения к этой иконе сделала с нее точный список и взяла с собой в Петербург. Она поставила ее в своем дворце, где была церковь. Эта икона находилась в рядах русского войска при реке Пруте.

Николая Чудотворца, что в Голутвине. Здесь первоначально был Голутвин-Богородицкий мужской монастырь. О нем упоминается в летописях в XV и XVI веках; но когда именно монастырь был основан и сколько времени продолжалось его существование — неизвестно. Теперь здесь (почти на берегу Москвы-реки, близ урочища Бабий городок) находится каменная приходская церковь, построенная в 1687 году. В ней главный престол во имя Рождества Богородицы.

Название Голутвино производят от голой литвы, которая будто бы здесь селилась. Далее, от голутвы, т. е. от голого места в лесу, и, наконец, оттого, что здесь жил евнух крымского хана Галя Лутвин. С последним объяснением, пожалуй, можно согласиться: могло быть, что тут и был дом крымского евнуха Гали Лутвина (тут же недалеко и Крымский брод, где ныне того же названия мост).

В храме Николая Чудотворца в Голутвине находится чудотворная икона Божьей Матери Кипрской.

Успения Пресвятой Богородицы в Казачей. Находится на Полянке. Первоначально построена стольником Василием Полтевым в 1695 году, а в 1795 году генеральшей Поздняковой устроены трапезная и колокольня. «В Казачей» называется потому, что здесь долго было подворье казаков Войска Донского. В 1812 году оно сгорело.

Григория Неокесарийского. Находится против Полянской площади. Когда построена первоначально — неизвестно, но в 1625 году уже существовала. Потом по просьбе духовника царя Алексея Михайловича священника этой церкви Андрея Савинова построена новая и освящена 1 марта 1679 года. Церковь эта одна из стариннейших, каменная, но в ней есть и более поздние пристройки. К ним относятся два придела: во имя св. Григория Богослова и в честь иконы Боголюбской Божьей Матери, который устроен и освящен в 1834 году. Храм построен разносторонним крестом, он — одноэтажный, а трапезная — двухэтажная, верхний этаж ее занят церковью во имя св. Тихона Амафунтского. Особенно замечательна тяжелая архитектура пирамидообразной колокольни, до 1812 года при церкви было кладбище.

Воскресения Христова, что в Каташеве. Храм имеет два этажа: верхняя церковь во имя Воскресения Христова, а нижняя — во имя Успения Пресвятой Богородицы. Первоначально построен в 1687 году, потом, по причине ветхости, перестроен в 1713 году купцами Добрыниными. Вблизи этой церкви долгое время находился один из первых монетных дворов (Каташевский), здания которого, занимавшие довольно обширное пространство по Косьмо-Дамианскому переулку, уничтожены после 1812 года. Что такое Каташи — нами было уже объяснено. Тут же, в Каташах, находится и церковь Косьмы и Дамиана, по имени которой называется улица, идущая от Полянской площади до Малого Каменного моста. Когда церковь построена, неизвестно, но судя по архитектуре, напоминающей несколько церковь Климента на Пятницкой, принадлежит к началу XVIII века.

Иоакима и Анны. По имени этой церкви названы две улицы — Большая и Малая Якиманки. Первая идет от водоотводного канала до Калужских ворот, вторая — от того же канала до Полянской площади, Церковь сооружена в 1684 году патриархом Иоакимом во имя Благовещения Пресвятой Богородицы, а Иоакима и Анны — придел. Тут же вблизи, на Большой Якиманке, церковь Святых апостолов Петра и Павла, построенная стрельцами в 1649 году, и другая — Казанской Пресвятой Богородицы, также построенная стрельцами в 1660 году и перестроенная в 1855 году. Она называется «у Калужских ворот», потому что находится в конце Большой Якиманки при выходе к Калужским воротам.

Иоанна Воина, что у Калужских ворот, или в Малых Лучниках. Сооружена стрельцами вместо деревянной церкви в 1712 году. Здесь замечательны серебряный крест, в котором сохраняется положенная в 1698 году часть мощей св. великомученика Иоанна Воинственника, и местночтимая икона Гурия, Самона и Авива, во имя коих имеется при храме придел. Что такое Лучники, нами объяснено раньше при описании церкви Георгия на Нижней Лубянской площади.

Преподобного Мирона, что в Старых Панах, или на Бабьем городке. Храм построен в 1831 году купцами Лепешкиными, а настоящий — в 1844 году. Здесь поляки имели оседлое жилище и местность именовалась Панской слободой. Настоящий храм — во имя Благовещения Пресвятой Богородицы, а во имя преподобного Мирона — придельная церковь. В храме находится местночтимая икона Преподобного Мирона Чудотворца.

Положения Ризы Господней. Это единственный в Москве храм в честь Положения Ризы Господней. Он находится на Донской улице, неподалеку от Александрийского дворца. Храм Ризоположения имеет приделы во имя св. великомученицы Екатерины и св. Иакова; первый построен в 1701 году при митрополите рязанском Стефане, а второй — в 1708 году приходскими людьми. Церковь замечательна в архитектурном отношении, особенно внутренняя ее отделка, лепные и скульптурные работы. Вот краткие известия о присылке в Москву Ризы Господней, главная часть которой хранится в Успенском соборе. Еще при завоевании Грузии шах Аббас взял эту святыню и вследствие домогательств царя Михаила Федоровича и патриарха Филарета отправил ее в Москву, где она была встречена духовенством у Донского монастыря за Калужскими воротами, и на том самом месте построен был сперва деревянный храм Ризоположения, который в 1680 году перестроен в каменный, а в 1690 году освящен. Первое известие об этой Ризе получено от прибывшего из Персии посла Василия Коробьина, который донес о том государю Михаилу Федоровичу. Приобретение такой святыни для нашей церкви было очень важно, но осторожный и мудрый патриарх желал точно расследовать, чтобы признать ее за истинную, так как исторических свидетельств в то время не было отыскано. Поэтому было повелено И. Т. Грамотину подробно расследовать и расспросить у келаря Новоспасского монастыря старца Иоанникия о хитоне и прочих одеждах Иисуса Христа, а затем у прибывшего в Москву из Иерусалима биговского архиепископа Феодосия о том, каким образом захватил шах Аббас Ризу Господню и подлинная ли она. Но этими показаниями патриарх не удовольствовался, и для открытия истины назначено было служить молебствия, определен недельный пост, наконец, положено было совершить всенощную службу в неделю крестопоклонную. Последовавшие засим от Ризы чудеса и исцеления убедили, что она действительно есть Риза Господня. С этого времени патриарх установил празднование означенной Ризе 10 июля и поручил крутицкому митрополиту Киприану составить особую службу.

Воскресения Христова, что в Пленницах. (Богадельни.) Находится между Калужской заставой и Воробьевыми горами на берегу Москвы-реки. Первоначально здесь был мужской монастырь, Андреевский на Пленницах, неизвестно кем и когда основанный. В страшный пожар 1547 года монастырь выгорел, сделался убогим домом и был в 1604 году во время голода одной из московских скудельниц, на которой в течение 28 месяцев свезено до 127 тысяч тел. Возрождение этого монастыря относится к 1648 году, когда окольничий Ф. М. Ртищев, любимец царя Алексея Михайловича, устроил здесь на свое иждивение обитель, назвал ее Преображенской пустынью и учредил ученое братство для перевода богослужебных книг. Тот же Ртищев завел здесь в 1665 году духовное училище, которое послужило зародышем Славяно-греко-латинской академии. Со смертью Ртищева (умер в 1673 г.) кончилось и процветание Андреевской обители. При Петре 1, в 1725 году, монастырь был обращен в заведение для приема и содержания подкидышей и безродных детей. По уничтожении в 1731 году заведения для подкидышей Андреевский монастырь был в 1764 году упразднен, оставлен приходской церковью и отдан со всеми своими зданиями Московскому градскому обществу, которое в 1775 году поместило тут рабочий дом, в 1776 году обмежевало бывшую обитель как пригородное село и потом учредило здесь купеческую богадельню на 150 кроватей, а с 1807 года, когда купец Кирьяков пожертвовал 30 тысяч рублей для содержания на проценты нескольких инвалидов, добавило еще 30 кроватей.

Церковь Воскресения Христова построена в 1689 году, а Андреевская, над воротами, в 1675 году. В храме имеется древний, особо чтимый образ Мученика Андрея Стратилата. Если верить преданию, то местность Пленницами называется потому, что здесь когда-то, при татарском иге, содержались пленные девушки. Но это чистейшая выдумка. Андреевская церковь называется «в Пленницах» потому, что на вышеупомянутом старинном образе Св. Андрея Стратилата есть надпись: «Си образ принесен бысть из сельца, глаголемого Пленницы». По образу и церковь названа «в Пленницах», как Николаевская в Хлынове названа по образу, принесенному из Хлынова, — «в Хлынове».

Так как Андреевская богадельня одна из значительнейших в Москве и так как богадельни в быту русского народа играют значительную роль, то будет уместно бросить беглый взгляд на учреждение первых приютов для убогих и нищих до XVIII века.

Пристанища убогих и увечных назывались богадельнями от слов Бога деля, т. е. Бога для, ради. При церквах они отчасти заменили те общественные трапезные, кои по духу своего учреждения именовались любовью, потому что христианская любовь и благочестие приносили туда для престарелых и болящих, убогих и сирых пищу, питье и другие дары, не принимаемые только от порочных и отлученных. Призрение нищих началось с устроением первого монастыря в сердце Москвы. В XVI веке богадельни уже были предметом внимания собора и судебника. Деяния Московского собора в 1561 году гласят, что «милосердие христианское устроило во многих местах богадельни для недужных и старых, а злоупотребление ввело в них молодых и здоровых тунеядцев»; посему и определено было «изгнать последних и на место их ввести первых, поручив смотрение за богадельнями добрым священникам, людям градским и целовальникам, а к недужным приставить здравых строев и баб стряпчих».

Судебник царя Ивана Васильевича (§ 91) повелевает: «На монастырях жити нищим, которые питаются милостыней при церкви Божьей». Из соборного узаконения 1557 года видно, что при великом князе Василии Ивановиче давалась милостыня богадельням при церквах. До царствования Федора Алексеевича корм, одежда и все потребное отпускались на московские богадельни из Приказа Большого дворца. Это показывает, что хотя богоугодные заведения и получали вспоможение от царской казны, но непосредственно состояли под покровительством церкви, которая уделяла им на пропитание часть из своих доходов. Над мужскими богадельнями поставлены были старосты, над женскими — старостихи, которые смотрели за порядком и благочинием. В некоторых из них воспитывались подкидыши и круглые сироты. Но были в Москве и Патриаршие домовые богадельни, устроенные и содержавшиеся из домовой казны.

Московские нищие XVII века жили в избушках, кельях и клетях по улицам Кремля, Китай-города, Белого и Земляного городов. Тогда постоянное сходбище их было на Спасском, Никольском и Старом Каменном или Троицком мостах, у Троицкого подворья в Кремле, на крестцах, где тогда имели всегдашнее себе пристанище калеки и лежанки, певшие Лазаря и Алексея Божьего человека. Но патриарх Иоаким в 1678 году 28 июня указал: «Жить нищим у приходских церквей, где пристойно, а те избушки, в которых они жили, сломать и впредь на тех местах избушек не ставить». А на строение тем нищим, которые учнут избушки ставить у приходских церквей, повелел патриарх давать из своего Казенного приказа по 1 рублю на человека. Примеру Иоакима последовал и Петр I, учредивший в Москве в 1701 году 60 богаделен для помещения нищих — самых старых, дряхлых, больных и увечных, при которых назначил воспитывать и малолетних до 10 лет.

В деле христианского милосердия к меньшей братии русские князья и цари словно соревновались. Само прозвание Ивана Даниловича Калитой свидетельствует о его нищелюбии. При любимом своем монастыре у Спаса на Бору он давал пристанище и помощь убогим. Первая супруга Ивана IV Анастасия была так милостива к бедным, что они оплакивали ее как мать свою и не хотели принимать обычной милостыни, раздаваемой на ее похоронах. В делах архива Оружейной палаты и Государевых старых дел, относящихся к первой половине XVII века, упоминаются Сретенская, Покровская и Тверская богадельные избы, старые богадельни на Никитинской при церкви Воскресения Словущего, двенадцать зяблых, больниц и еще какие-то больницы на площади Китай-города, кои получали содержание от царской казны. Царь Алексей Михайлович устроил богадельни Боровицкую у Боровицкого моста и Николоявленскую при церкви Св. Николы Явленного на Арбате. При самом дворце в Кремле находилась богадельня так называемых богомольцев верховых, т. е. придворных, дворцовых, которые жили у царя в верху и получали от него пищу, одежду и все содержание, весьма достаточное. Их было 32 человека. Между ними находился какой-то князь Петр Кулмаметов. Некоторым из них было по 120 лет, и царь находил удовольствие беседовать с ними о том, что бывало в старину при его предках. Верховые богомольцы существовали еще в начале царствования Петра I. В память освобождения Москвы от поляков и для поминовения родителей своих князь Пожарский устроил близ своего дома на Лубянке богадельню, которая слыла Пожарской. Устраивали богадельни и другие богатые люди. Кроме богадельных при московских соборах и некоторых монастырях в XVII веке еще был род штатных нищих: состоявшие при Успенском соборе назывались успенскими, пречистенскими, богородицкими, при Архангельском — архангельскими, при соборе Василия Блаженного — васильевскими, при Чудове монастыре — чудовскими. Первых было 12 человек, вероятно, по числу 12 апостолов; им еженедельно выдавалась из Патриаршего казенного приказа поденная милостыня II алтын и 4 деньги. Сверх того они получали кормовых ежемесячно по деньге на человека, которой доставало на денное пропитание. В храмовые и господские праздники, в дни поминовения усопших государей, митрополитов, патриархов, в рождение, тезоименитство и бракосочетание царей, цариц, царевичей и царевен патриарх раздавал ручную милостыню не только успенским, но и других соборов нищим, посылал ее и к тюремным сидельцам в Никольский и Константиновский застенки и в другие места. Все патриаршие выходы сопровождались раздачей милостыни. Ездил ли куда патриарх на служение или богомолье, дорогой он оделял нищую братию, которая встречала его у церквей, у решеток и городских ворот, на мостах, на перекрестках и улицах. Кроме того, с давних времен при патриаршем дворе ежегодно учреждались девять столов: семь — во всю светлую седмицу, восьмой — в праздник Успения Богоматери и девятый — на Сырной неделе, в память святейших патриархов. Крупинами, т. е. остатками, от этих трапез кормили убогих и давали еще ручную милостыню. Цари и царицы также сопровождали свои выходы и походы раздачей милостыни. Не проходило ни одного праздника, ни государственного торжества, ни радостного и печального события в царском семействе, чтобы оно не оделяло нишей братии, которая молилась о государевом здоровье и об упокоении усопших царских родителей. В светлый праздник Пасхи царь Михаил Федорович посещал все больницы в Москве, а в богадельнях жаловал всех к руке, раздавал им красные яйца и милостыню. Ему подражали в этом дети его Алексей и Федор. Царица Наталья Кирилловна водила с собой юного Петра в эти убежища нищеты и старости.

Такова была судьба в московском мире нищих и первых человеколюбивых заведений. В XVIII веке подобный порядок вещей изменился и богадельни приняли более определенный характер.

Вознесения Господня, что за Серпуховскими воротами. Построена в 1762 году. В храме находится особо чтимая икона Божьей Матери Иерусалимской. Храм замечателен тем, что на его месте за 150 лет до построения была решена судьба царя Василия Ивановича Шуйского. 17 июля 1610 года народ под предводительством Захара Ляпунова, Хомутова и Салтыкова двинулся сюда и тут держал совет, что делать, поскольку Шуйский хотел вступить в переговоры с Жолковским. Решено было просить царя Василия, чтобы он оставил престол, потому что его не любят и кровь только понапрасну льется из-за него. Патриарх противился этому решению, но его не послушали и послали царского свояка князя Ивана Михайловича Воротынского просить царя Василия, чтобы он оставил престол. Царь согласился и выехал с женой из дворца в свой прежний боярский дом. Чтобы отклонить всякую возможность Шуйскому снова занять престол, его насильно постригли в Чудовом монастыре. То же сделали и с его женой, а братьев взяли под стражу.

Успения Божьей Матери на Крутицах. Местность, где находятся этот храм и еще другой — во имя св. апостолов Петра и Павла, издревле именуется по причине крутизны местоположения Крутицами. У подошвы этой возвышенности, во рвах, протекали ручьи: с северной стороны — Сара, с южной — Подон. Здесь был один из древнейших монастырей Москвы, известный по своему отношению к русской иерархии. Он был основан около 1272 года первым московским князем св. Даниилом и служил с половины XV века местопребыванием владык древней Сарайской епархии, переименованной в Сарайскую и Подонскую, а потом в Крутицкую. Она была уничтожена по именному указу императрицы Екатерины II 15 мая 1788 года. Крутицкий архиерейский дом издревле был любим великими князьями, которые пожаловали ему многие недвижимые имения. Обитель эта несколько раз подвергалась разорениям, а в 1571 году под ее стенами на Таганском лугу происходило жестокое сражение царских воевод Воротынского и Татева с войсками хана Девлет-Гирея.

В начале XVII века, когда Кремль — сердце Москвы — был занят поляками, Успенская церковь Крутицкого монастыря заменяла русским кремлевский Успенский собор: сюда собирались верные своему крестному целованию, решавшие участь отечества. Церковь эта находится на том самом месте, где была некогда древняя Петропавловская, деревянная. Она сооружена сначала в один этаж (между 1682 и 1689 гг.), а потом, около 1700 года, устроен над ней верхний ярус и престол Успения Божьей Матери с ходовыми папертями вокруг, на стенах которых были изображены все русские государи. В 1812 году верхняя Успенская церковь выгорела, причем живопись на стенах погибла. Над северными вратами этой бывшей обители, окруженной каменными стенами, существует украшенный узорочными изразцами летний терем в восточном вкусе — остаток древнего великолепия. Он прилегает одной стороной к двухэтажному бывшему архиерейскому дому, а другой — к соборной церкви, с которой соединялся посредством крытой галереи. С 1788 года все здания этого монастыря заняты казармами.

Происхождения Честных Древ в Чигасах, или Спас-Чигасы. Спасо-Чигасская церковь находится за рекой Яузой недалеко от ее устья на берегу Москвы-реки. Церковь — каменная, Всемилостивого Спаса, построена в 1483 году игуменом по прозвищу Чигас, основавшим на этом месте мужской монастырь, и поэтому прозвана Спас-Чигасы, или «в Чигасах». В великий пожар 1543 года храм и монастырь сгорели. Когда монастырь уничтожен — неизвестно, но уже с 1625 года Спасо-Чигасская церковь стала приходской. В 1639 году церковь эту прихожане обновили, а в 1641 году пристроили к ней придел во имя великомученицы Екатерины, который существует и доселе. В 1647 году была построена колокольня. В 1722 году устроен еще придел во имя св. мучеников Кирика и Иулиты. Церковь — одноглавая, старинной архитектуры. В ней замечателен старинный образ Всемилостивого Спаса. В старину Спасо-Чигасский приход был одним из богатейших в Москве. О богатстве за Яузой чигасских обывателей, собиравших во множестве серебро и золото, свидетельствует народная песня[282]. До нашествия неприятеля в 1812 году Спасо-Чигасская церковь имела весьма богатые иконы и ризницы. Потом Спасо-Чигасский приход по выходе богатых и знатных людей в другие места обеднел, потерял то значение, какое имел прежде. От Спасо-Чигасской церкви в ее храмовой праздник, 1 августа, издревле был крестный ход на Москву-реку с духовенством заяузских и других церквей. В 1771 году ход этот был отменен, но возобновлен снова в 1775 году и совершается с участием священнослужителей других церквей, отстоящих от Спасо-Чигасской не далее версты.

Покрова Пресвятой Богородицы, что на Лыщиковой горе. Здесь, между Яузой и Москвой-рекой, в глубокой древности был мужской монастырь. Он был основан в XV веке, но когда уничтожен — неизвестно; впрочем, в XVI веке он еще существовал. Теперь на этом месте нет никаких признаков монастыря, а находится только приходская церковь Покрова Богородицы, что на Лыщиковой горе, или «у Лихарева двора», которая построена в 1696 году. Полагают, что название «Лыщикова гора» происходит от собственного имени, т. е. от имени основателя бывшего монастыря, некоего Лыщикова. Относительно же «у Лихарева двора» известно (по исповедным ведомостям), что в этом приходе был богатый дом статского советника Алексея Кирилловича Лихарева. Надо заметить, что еще — в XIII веке урочище это было известно под именем Лыщиковского городища.

Великомученика Никиты, что за Яузой, на Швивой горке. Построена в XVI веке. Замечательна по своему местоположению, откуда прекрасный вид на Кремль и на Замоскворечье. В церкви три придела.

Скажем несколько слов о Швивой, а по-простонародному — Вшивой горке. Горка находится справа от Лыщиковой, О названии ее есть несколько предположений. Когда еще Москва-река была хорошим водяным путем, и по ней ходили большие суда, то на эту горку имели обыкновение приходить бурлаки, раскладывали здесь костры, варили себе пищу и, между прочим, обсушивались и истребляли известных неприятных насекомых. По иному сказанию, горка называется так потому, что в древние времена до самой Москвы-реки были здесь капустные огороды, где плохо росла капуста, так как на нее нападали какие-то вредные мошки, попросту называемые вши. Есть и другое объяснение. Горку следует называть не Вшивая, не Швивая, а Шивая, потому что здесь шла дорога в Хиву, которая в народном названии обратилась в Шиву. Такое объяснение малоудовлетворительно, потому что и теперь Хива малоизвестна, а в старину еще менее. Могло быть, что, как и Лыщикова гора, так и эта горка названа по имени владельца, занимавшего гору своим домом. Впрочем, объяснение этого названия предоставляем на волю самого читателя.

Симеона Столпника за Яузой. Построена в 1600 году Борисом Годуновым в память своего восшествия на престол. Расположена на особом бугре. Форма ее — прекрасная ротонда с весьма соразмерным куполом. Колокольня церкви, построенная в 1739 году, перестроена в 1863 году. Теплая церковь возобновлена в 1852 году почетным гражданином А. Русиновым. При церкви два придела: Св. Дмитрия Ростовского и Св. Николая Чудотворца.

Николая Чудотворца в Воробине. Эта небольшая церковь, как видно из надписи, находящейся на паперти, начата строительством 27 мая 1690 года, а освящена патриархом Адрианом 17 июля 1693 года. Постройка производилась иждивением стрельцов полка Стрекалова с приобщением дарованных царем в память рождения царевича Алексея Петровича 550 рублей. В 1697 голу тут находился стрелецкий полк полковника Воробина, который со своим полком во время стрелецкого бунта сохранил верность государю, и потому церковь эта в память их верности наименована Воробинской. Надо заметить еще, что местность, где находится церковь, именовалась ранее Гостиной горой, так как здесь жили гости, т. е. купцы. При церкви приделы: Петра, Алексия, Ионы и Филиппа, митрополитов московских, и мученика Иоанна Воина.

Николая Чудотворца, что в Кобыльском. Построена вместо прежней, ветхой, в 1736 году купцом Григорием Мушниковым. По преданию, земля, на которой стоит церковь (на Садовой, близ Курского вокзала), по указу царя Алексея Михайловича была взята под пастбища для царских кобылиц, и потому будто церковь, выстроенная на этом пастбище, наименована Кобыльской. Существует и другое объяснение названия «в Кобыльском»: как в Новгороде была Кобыльская улица, на которой стояла церковь Спаса Образа Нерукотворного, так и в московской церкви Святителя Николая, что в Кобыльском, главный престол во имя Спаса Образа Нерукотворного; по сему заселение этой местности и построение первоначально церкви принадлежали новгородским переселенцам. Аналогично: в Рязанском уезде находится село Кобыльское с церковью Св. Николая, из которой принесен образ сего святителя, и церковь по тому селу называется «в Кобыльском». Некоторые полагают, что церковь так названа от фамилии владельца сей местности Кобыльского; например, в числе полковников Петра (в 1690 г.) находился Иван Кобыльский. Предок Кобыльского имел в этом приходе дом, и от него церковь могла называться «в Кобыльском».

В описываемом храме находится особо чтимая икона Нерукотворного Спаса.

Вознесения Господня, что на Гороховом поле. Построена в 1793 году графом А. К. Разумовским на собственной земле и считалась его домовой церковью. Она, по преданиям, была только возобновлена, создана же еще во времена царя Михаила Федоровича, отличается хорошей архитектурой, а внутри довольно богато украшена. В начале XIX столетия в день Вознесения здесь бывало шумное народное гулянье, более же богатая публика гуляла в этот день в дворцовом саду графа Разумовского. В храме два придела: Св. Николая Чудотворца и Пророка Моисея.

Введения Пресвятой Богородицы, что в Новинском. На месте настоящей церкви, между Кудринской и Дорогомиловской улицами (в Новинском переулке), прежде находился мужской Новинский монастырь. Он был основан св. митрополитом Фотием в княжение Василия Темного между 1425 и 1431 годами и принадлежал митрополитам всея Руси, отчего и носил название владычного, или митрополичьего, дома. В 1540 году, в малолетство Ивана IV, была принесена в Москву из Ржева чудотворная икона Ржевской Божьей Матери и встречена великим князем с митрополитом Иосифом в Новинском монастыре, где по повелению Ивана IV и построена в память этой встречи церковь Пресвятой Богородицы (придельная). В 1764 году монастырь упразднен и обращен в приходскую церковь. В монастырских строениях помещалась сначала народная школа, потом новинский частный дом, а затем строения обращены в замок для арестантской роты.

Тут в древности была слободка Новинская, или Навинская, получившая название по церкви Св. Иисуса Навина, существовавшей некогда в слободке. Но скорее всего название это произошло от села Новинки, которое здесь существовало, о чем значится в духовной грамоте великого князя Василия III, писанной в 1462 году.

В храме Введения находится местночтимая старинная икона Казанской Божьей Матери.

Рождества Богородицы, что в Путинках. Это одна из оригинальнейших и красивейших церквей в Москве. Построена она не позже начала XVII столетия. Название Путинки произошло, как предполагают, от слова «путь». Здесь был исстари Путевой двор для послов и гонцов, в который надо было заезжать путинками, т. е. кривыми улицами и переулками. Все это имеет основание, потому что церковь эта в Древности называлась «на Старом Посольском дворе». Впрочем, есть и другое объяснение. Говорят, что церковь так называется потому, что в ее приходе (церковь находится в начале Малой Дмитровки) были маленькие улицы и переулки и множество домишек, которые представлялись в виде паутины, — оттого будто бы и Путинки.

Преподобного Федора Студита, что за Никитскими воротами. С XV века здесь существовал женский монастырь, основанный при Иване III по случаю избавления Москвы и всей России от нашествия хана Ахмета, который, чего-то испугавшись, снялся с места на реке Угре и направился в противоположную сторону. Это было последнее нашествие татар Золотой Орды на Россию[283]. Монастырь был основан на месте существовавшей здесь прежде часовни Федора Студита во имя Смоленской Богородицы, почему и Никитские ворота назывались прежде Смоленскими, как и сама обитель. В начале XVII века, т. е. когда на этом месте царь Михаил Федорович радостно встретил родителя своего Филарета, обитель обращена в мужскую. По устроении этой обители, в 1626 году, патриарх Филарет обратил древнюю часовню Св. Федора в церковь. Этот монастырь, став любимым местом успокоения Филарета от мирских сует и носивший название домового Патриаршего, существовал до начала XVIII века. В 1709 году он упразднен, иноки переведены в Новинский монастырь, а церковь обращена в приходскую, в которой главный престол во имя Смоленской Божьей Матери и два придельных: Св. Федора Студита и Аверкия Иеропольского. На погосте этой церкви погребены родственники А. В. Суворова, дом которого был, как мы уже говорили, в Земляном городе близ этой церкви.

Николая Чудотворца, что в Драчах. В глубокой древности здесь был Никольский Драчевский мужской монастырь. Время его основания и уничтожения неизвестно, но в летописи уже в XV веке упоминается о нем. Старое же Драчевское городище было известно с первого летописного упоминания о Москве. Известно также, что монастырь в великий пожар 1547 года сгорел. Поселившиеся здесь стрельцы-пушкари, которые стреляли кусками свинца или чугуна, называвшимися в пушечном деле грачами, построили деревянную церковь, которая называлась «в Грачах». В грамоте патриарха Иоакима (она хранится в церковной ризнице), данной в 1682 году, разрешается построить каменную церковь на Старом городище, т. е. где был Никольский Драчевский монастырь; поэтому когда была выстроена в 1688 году каменная церковь, то она стала называться и «в Грачах», и «в Драчах». Относительно названия «в Драчах» нельзя, конечно, отрицать и того, что здесь, на берегу Неглинной, могли быть и драки (по-древнему — драчии), т. е. кулачные бои.

При храме два придела: Девяти мучеников и Св. Дмитрия Ростовского.

В первой половине XVIII столетия церковь эта была особенно почитаема последователями хлыстовской ереси, потому что при церкви был похоронен иересиарх хлыстовщины Суслов. Впоследствии труп его был перенесен на погост Ивановского монастыря, а потом сожжен. Тут же вблизи, на Малой Сухаревской площадке, на углу 3-й Мещанской улицы, находился и первый притон хлыстов, где происходили их кощунственные радения под руководством Суслова, Лупкина и Петрова. Притон этот открыт и уничтожен при императрице Елизавете Петровне.

Св. мученика Трифона в Напрудной. Когда именно построена эта церковь, достоверно неизвестно, но стиль ее можно отнести к XV веку. Недавно церковь возобновлена и построена весьма высокая и красивая колокольня.

«В Напрудной» называется потому, что здесь по направлению к Лазаревскому кладбищу в древности было несколько прудов и речка. В глубокую старину тут было село Напрудное, которое принадлежало Ивану Калите. Существует предание, что на месте церкви был когда-то потерян любимый сокол одного из великих князей и сокольничий посажен был за это в тюрьму. Тогда он вспомнил, что св. Трифон был при жизни птичьим приставником, и стал усердно молиться ему. Когда он заснул, то во сне увидел св. Трифона, который подал ему сокола. Пробудившись от сна, он и в действительности увидел перед собой сокола и был освобожден. В благодарность сокольничий выстроил церковь во имя св. мученика Трифона, к чудотворной иконе которого, называемой в народе «Скорая помощь», постоянно стекается много богомольцев, не только москвичей, но и из других городов России[284]. При храме два придела: Св. Николая Чудотворца и Филарета Милостивого.

Николая Чудотворца Явленного, что на Арбате. Первоначально построена в 1689 году и окружена каменной стеной с башенками. Своим видом тогда она походила на монастырь. Эта часть Москвы была еще мало населена и называлась Полем. В таком виде храм существовал до 1836 года, когда перестроена трапезная церковь. При работах было отрыто множество человеческих костей; в числе погребенных здесь было немало и знаменитых людей. Церковь эту особенно любила императрица Елизавета Петровна: бывая в Москве, она часто ездила сюда молиться и служила панихиды над гробницей Василия Болящего, скончавшегося 7 ноября 1727 года и здесь погребенного. Из вкладов этой государыни известен в приделе образ Ахтырской Богоматери. Другие приделы: Покрова Пресвятой Богородицы и Св. Митрофания Воронежского. В церкви находится явленная икона Св. Николая, почему и церковь названа Николая Чудотворца Явленного.

Троицы, что в Больших Лужниках. Храм находится за Москвой-рекой на Лужницкой улице, в местности, известной также под названием Лужницкой слободки. Несомненно, что название это происходит от бывших здесь больших лугов. Когда первоначально построена церковь — неизвестно, но в начале XVII столетия здесь уже существовала деревянная во имя Рождества св. Иоанна Предтечи, именовавшаяся «в Лужниках, что на вертящихся колодцах». Такое название урочища произошло от обилия ключей, находившихся в этих местах, и от колодцев, вода из которых поднималась посредством ручных колес[285]. Память об этих колодцах сохранилась только в письменных актах XVII столетия и в надписи на храмовой иконе Св. Иоанна Предтечи. В 1657 году на этом месте была уже каменная церковь во имя Св. Троицы, а во имя св. Николая Чудотворца — придел, устроенный в 1638 году. Вероятно, церковь пришла в ветхость, потому что в 1778 году она была возобновлена пространнее и великолепнее против прежнего и освящена 8 мая 1789 года, а придел во имя св. Николая Чудотворца перестроен в 1785 году и освящен через год. Затем, в ноябре 1858 года, храм начали возобновлять снова; работа продолжалась до весны 1861 года, а 28 мая церковь освящена митрополитом Филаретом. Не отличаясь наружным великолепием, церковь эта по внутреннему своему благолепию была одна из богатейших и весьма почитается многими усердными к вере москвичами. Церковь устроена крестообразно, имея внутри форму восьмиконечного креста. На церкви и колокольне по одной главе. Главный иконостас — пятиярусный. Внутри храм хорошо расписан. Ризница и библиотека храма довольно богаты. До 1812 года при нем было довольно обширное кладбище, но никаких памятников не осталось.

Тихвинской Пресвятой Богоматери, что в Малых Лужниках. Эта небольшая церковь находится за Новодевичьим монастырем близ Москвы-реки. Она окружена со всех сторон огородами, а в старое время — лугами, почему и названа «в Малых Лужниках» в отличие от Больших Лужников за Москвой-рекой. Церковь построена в 1757 году и не имеет ничего примечательного, кроме местночтимой иконы Тихвинской Божьей Матери. Придел — во имя св. Иоанна Златоуста.

Вселенского Седьмого собора. Подле юго-восточной стороны Новодевичьего монастыря до 1812 года находилась небольшая каменная церковь во имя св. Иоанна Предтечи, которую II октября при выходе арьергарда из Москвы французы подорвали порохом. Вместо этого храма усердием московского купца Милюкова сооружена каменная церковь во имя Седьмого Вселенского собора с приделами Св. Иоанна Предтечи и Св. Николая Чудотворца. Эта церковь начата постройкой в 1818 году и освящена в 1824 году. Архитектура ее довольно красива.

Саввы Освященного, что на Девичьем поле. Это единственный храм в Москве во имя Саввы Освященного (в Саввинском переулке). В древности тут существовал Саввин мужской монастырь. Он был основан около 1499 года, а соборная его церковь Саввы Освященного с приделами Знамения Божьей Матери и Св. Николая Чудотворца построена вместо прежней в 1592 году, потом за ветхостью возобновлена в 1607 году. Но Саввинская церковь существовала на этом месте еще до основания обители по крайней мере лет за 50, если не более. Доказывается это тем, что в 1456 году до Саввинской церкви проводили из Москвы в Смоленск чудотворную икону Божьей Матери Одигитрии, и в память этого был совершаем сюда из Успенского собора крестный ход, который затем стал совершаться в Новодевичий монастырь. О времени уничтожения Саввинского монастыря никаких сведений нет; известно только, что обитель была прежде домовой митрополитов и что во время стрелецких бунтов в конце XVII века церковь Саввы Освященного стала приходской. В ней замечательны резные Царские врата со столбцами и крыльями как сохранившийся памятник древней резьбы по дереву. Тут же находится местночтимый образ Преподобного Саввы Освященного.

Неопалимой Купины. Храм находится близ Девичьего поля, в Зубове, в Неопалимовском переулке. Он построен в 1680 году при царе Федоре Алексеевиче боярином Дмитрием Колошиным по следующему случаю. Однажды этот боярин стал причиной царского гнева, хотя и не знал за собой никакой вины. Не находя средств доказать свою невиновность, он стал усердно молиться о заступничестве перед иконой Божьей Матери, называемой Неопалимая Купина, которая находилась прежде в Святых Сенях перед Грановитой палатой и которой боярин имел обыкновение усердно молиться и ранее. Молитва его была услышана, и Богоматерь, явившись царю во сне, возвестила его о невиновности Колошина. После этого Колошин был немедленно освобожден из заключения и в благодарность построил означенную церковь, испросив у царя для новосозданной церкви икону Божьей Матери Неопалимой Купины, которая под наименованием «Нечаянная Радость» находится в ней. Приделы: Св. Евангелиста Марка и Св. Дмитрия Ростовского.

Преображения Господня на Песках. Из писцовых книг видно, что здесь первоначально был деревянный храм во имя Преображения Господня, именовавшийся «в Стрелецкой слободе». Настоящий построен в 1743 году. Архитектура церкви не изменена со времени построения. Иконостас во вкусе XVIII столетия. Приделы: Св. Михаила Архангела и Николая Чудотворца. Название «на Песках» понятно. Церковь находится на Арбате — направо в переулках, на небольшой площадке.

Иоанна Предтечи в Кречетниках. Построена близ Новинского бульвара, на углу Предтеченского переулка на месте прежде бывшей деревянной церкви в 1753 году. Имеет два придела: Священномученика Антипы и Мученика Иоанна Воина. «В Кречетниках» называется потому, что близ церковного погоста был царский Кречетный двор, т. е. двор, где содержались царские соколы, кречеты, челиги и ястребы.

Расскажем вкратце, что такое была соколиная охота. Она представляла одну из самых любопытных сторон частного быта московских царей. Первые следы соколиной охоты в нашей истории находим в XII столетии: о ней упоминает Владимир Мономах в своем «Поучении». В XIV столетии между великокняжескими людьми были особые слуги, которые назывались сокольниками. Обязанность их была промышлять ловчих птиц на далеком севере: на Печоре, в Перми, Сибири, на Уральских горах, но всего более по берегам Белого моря. Великие князья в силу своих договоров с Новгородом ежегодно отправляли туда своих сокольников. В 1550 году в ряду придворных чинов являются новые звания: сокольничего и ловчего. К этому же времени должно быть отнесено и учреждение Сокольничьего приказа и Сокольничьих дворов.

Соколиная охота в особенную славу вышла в XVII столетии, при царе Алексее Михайловиче. Никто из предшествовавших государей не уделял соколиной охоте столько внимания и не проявлял столько заботы, как царь Алексей Михайлович: это была его страсть, которой он оставался верен от юных лет до конца своей жизни, до какой степени была велика страсть царя Алексея Михайловича к соколиной охоте, видно из «Уложения чина Сокольничья пути». Это уложение было составлено по повелению царя в 1668 году. В уложении говорится: «И зело потеха сия полевая утешает сердца печальныя и забавляет весельем радостным и веселит охотников сия птичья добыча. Угодительна же и потешна дремливая перелазка и добыча. Красносмотрителен же и радостен высокова сокола лет. По сих доброутешна и приветлива правленных ястребов и челигов ястребьих ловля, к водам рыщение, ко птицам же доступание».

Соколиная охота была более известна под именем летней царской потехи, потому что производилась исключительно летом. Штат Сокольничьего пути состоял из одного сокольничего, двух подсокольничих и около ста человек сокольников. Сюда же причислялись: верховный подьячий и казначей Сокольничьего пути. О значении их мы уже говорили в статье о происхождении дворянства. Низший чин — сокольники жаловались деньгами, платьем и пили и ели все царское. Обязанность сокольников, которые жили особенными слободами, состояла в том, что они должны были ходить за птицами, править (учить) их и во всякое время года, днем и ночью дежурить на Потешном дворе человек по двадцать. За хорошую службу рядовые сокольники повышались в начальные. Это повышение сопровождалось особой церемонией в присутствии самого царя. Служба по ведомству соколиной охоты считалась придворной. Главного сокольничего и подсокольничих называли с «вичем», начальных сокольников полным именем, без «вича», а рядовых полуименами: Мишка, Ларька, Федька и т. д.

В Москве, на Кречетном дворе, и в подмосковных селах Семеновском и Коломенском, где были построены Потешные дворы, содержалось более 3 тысяч соколов, кречетов и других ловчих птии. Корм птицам, говядина и баранина, шел с царского двора, для их же корма содержалось более 100 тысяч голубей. Ловчие птицы разделялись на статьи, каждая из птиц имела свое имя, и царь, как попечительный хозяин, знал каждую птицу по имени, которое сам и назначал: Крысалко, Друг, Сирин, Смиренная, Соловый, Булат, Лихач, Солтан и пр. Опытный в деле соколиной охоты, Царь строго наблюдал за правильным уходом и обучением ловчих птии и нередко помогал в таких случаях своими советами.

Люди, занимавшиеся ловлей птиц, назывались помытчиками. Они избирались из людей всех сословий и за труды избавлялись от всех других повинностей, но от них требовалось, «чтобы кречатья ловля была им за обычай». Для досмотра за помытчиками во время ловли ими птиц[286] посылались «добрые боярские дети», которым такая ловля «была за обычай». Изловленные птицы «для кормли и береженья» отправлялись в Москву с самими помытчиками, «кто сколько птиц помкнет». Доставка птиц производилась по особым правилам. Помытчикам давались подробные наставления о сбережении птиц во время пути и определялось даже, по скольку их сажать на одну подводу. Птиц привозили в Москву ежегодно по зимнему пути штук по двести в возках или санях, обитых войлоком. За плохое смотренье за птицами помытчики строго наказывались. Меры строгости царю казались необходимыми как по сильной его страсти к охоте, так и потому, что ловчие птицы имели большую ценность — до тысячи рублей, а по тогдашнему времени это была громадная сумма. Самыми лучшими птицами считались красные, подкрасные и цветные; серых же и крапленых посылать в Москву не велено.

Охотился царь большей частью под Москвой: на Девичьем поле, в селах Коломенском, Покровском, Семеновском, Преображенском, Хорошове, Ростокине, Тайнинском, Голенищеве (Троицком) и в других. Выезд царя на охоту назывался походом на потехи. Иногда царь выезжал со своим семейством. Выезды эти были необыкновенно пышны и торжественны.

Со вступлением на престол Петра посылка кречетов к царскому двору была прекращена, а вместе с тем начала приходить в упадок и соколиная охота: не птичья забава была на уме у великого преобразователя России.

При Петре один только знаменитый князь-кесарь Ромодановский не оставлял соколиной охоты и совершал ее с прежней торжественностью.

По описанию современников, происходило это так: в осеннее время, когда хлеб был убран с полей, князь отправлялся из Москвы, чтобы в ее окрестностях и в рощах, прилегающих к селам Коломенскому, Измайлову и другим, потешиться соколиной охотой, которую он любил до страсти. В день, назначенный для охоты, множество ловчих, сокольничих, подсокольничих и поддатней, в зеленых чекменях с золотыми или серебряными нашивками, опушенных иногда соболями, в красных шароварах и желтых сапогах, в длинных, по локоть, лосинных рукавицах и горностаевых шапках, с перевязями через плечо — одна из серебряной тесьмы, к которой привешана была обитая бархатом лядунка, и другая — из золотой тесьмы, на которой висел серебряный рог, — опоясанные ремнями, кои увешаны были кольцами, ждали у ворот появления князя-кесаря. По данному знаку, при звуках рогов выезжали они на горских лошадях в поле: одни вели за собой на смычках своры собак, другие на прикрепленных к пальцам стальных кляпышках (палочки, на которых держат охотники соколов и кречетов), обвитых серебряной или золотой проволокой, несли сибирских кречетов с подвешенными к ним бубенчиками, под бархатными клобучками, шитыми серебром, золотом или разноцветными шелками. Князь-кесарь приглашал обыкновенно многих вельмож для участия в этой забаве.

Он сам выезжал на арабском жеребце; свита его, простиравшаяся иногда до 500 человек, вся посажена была на лошадей из его конюшен. Большой обоз со съестными припасами и напитками ехал вслед. Во время охоты подсокольники подавали князю и гостям его кляпыши с кречетами. Собаки напускались для отыскания добычи; едва она подымалась, державшие на руках кречетов снимали с них клобучки, и громкие крики одобрения сопровождали этих верных охотников, когда, пустившись стрелой на добычу и поразив ее, они по свисту сокольничего возвращались к своим господам. Охота оканчивалась сытным обедом. Те из простых ловчих или сокольничих, которые имели случай отличиться, удостаивались чести разделять трапезу князя. Потом следовала общая попойка, и чем ловля была успешнее, тем пир был шумнее.

Харитония Исповедника, что в Огородниках. Церковь построена царем Алексеем Михайловичем в 1652 году в память дня своего коронования (28 сентября 1645 года)[287]. Но здесь (близ Мясницкой улицы, в Харитоньевском переулке) была церковь и ранее во имя Владимирской Божьей Матери, которая остается главной. Престол же Св. Харитония находится в колокольне. Есть и еще придел Св. Архангела Михаила. Храм этот замечателен своей древностью и красотой. Слывет «в Огородниках» по бывшим здесь прежде огородам.

Николая Чудотворца, что на Мясницкой. При Петре Великом не было построено ни одного монастыря в Москве, но сооружено несколько церквей, из которых некоторые по собственному плану царя. К их числу принадлежит и Св. Николая на Мясницкой. Год ее построения неизвестен, но в 1625 году она уже существовала, деревянная. В 1705 году она вновь построена иждивением одного думного дьяка в умилостивление Бога за грех непочтения к своему отцу. Некоторые изыскатели русской старины утверждают, что церковь эта была прежде католической кирхой, но это утверждение ни на чем не основано, так как о всех иноверческих храмах есть достоверные известия, да и стиль самого храма служит опровержением. Сам храм — во имя Сошествия Святого Духа. Приделы: Св. Николая Чудотворца и Св. Евангелиста Матфея. В храме находится местночтимая икона Св. Николая.

Трех Святителей, что у Красных ворот. Первоначально церковь была деревянная, неизвестно когда построенная, и именовалась Св. Харитония в Огородниках. Каменная же церковь построена в 1699 году. Есть придел во имя мученика Харлампия. По построении близ церкви триумфальных ворот, именуемых Красными, церковь стала называться «у Красных ворот». Архитектура церкви проста[288].

Иоанна Предтечи в Казенной. Находится на Покровке, у Земляного вала. Здесь существовала церковь с незапамятных времен, которая затем перестраивалась в 1741, 1794 и 1801 годах. Церковь имеет вид красивой ротонды. В ней два придела (Св. Николая Чудотворца и Св. Дмитрия Ростовского) и местночтимая икона Божьей Матери Утоли мои печали. Называется «в Казенной» потому, что здесь находилась казенная слобода служителей, обязанностью которых было смотреть за заводскими царскими лошадьми, бывшими под начальством обер-шталмейстера князя Ромодановского. По его имени и слобода долго называлась казенной слободой Ромодановой.

Апостола Иакова в Казенной. Построена в 1676 году, а перестроена в 1833 году московским купцом Иваном Матвеевичем Ярцевым, а приделы (Апостола Иакова и Св. Николая Чудотворца) перестроены в 1841 году купеческой женой Татьяной Ивановной Тумаковой. Церковь во имя Казанской Божьей Матери находится близ Покровки, в Яковлевском переулке, получившем название от церкви.

Воскресения Христова в Барашах. Построена на месте старой, существовавшей с XVI столетия, в 1734 году, в царствование императрицы Анны Ивановны, и отличается архитектурой: она сделана наподобие дома в два этажа и украшена главой в виде короны. При самом построении церкви короны этой не было; она поставлена при императрице Елизавете Петровне, которая, возвращаясь из любимого своего села Перова, молилась здесь однажды по одному радостному для нее событию. В память этого она и велела поставить корону. Внутренность церкви соответствует ее наружной огромности. Здесь еще один храм во имя Покрова Пресвятой Богородицы (нижний) и три придела: Алексия Божья человека. Св. Николая Чудотворца и Симеона Праведного и Анны Пророчицы. Здесь же находятся местночтимая икона Покрова Пресвятой Богородицы и замечательный большой крест, имеющий 160 частиц святых мощей, а над ними иконы тех угодников, чьи святые мощи в кресте. Название свое «в Барашах» церковь получила от существовавшей тут (по правую сторону Покровки, где Лялин и Введенский переулки) Барашевской слободы. О названии «Бараши» рассказывалось уже ранее. Недалеко (во Введенском переулке) находится другая церковь — Введения во храм Пресвятой Богородицы, именуемая тоже «в Барашах» и имеющая два придела: Пророка Илии и Мученика Логина Сотника. Церковь эта одна из стариннейших. Она освящена II октября 1647 года, а приделы освящены: первый — 19 июля 1653 года, второй — 15 октября 1668 года. Следовательно, она относится ко временам царя Алексея Михайловича.

Илии Пророка на Воронцовом поле. Здесь в древности стояло село, принадлежавшее боярам Воронцовым, из коих Николай Воронец приходился свояком великому князю Дмитрию Ивановичу Донскому. Церковь во имя Благовещения Пресвятой Богородицы построена в 1653 году на месте старой, появившейся при великом князе Василии Ивановиче в 1518 году и именовавшейся прежде (в XVI столетии) «под сосенками», потому что около церкви росли громадные сосны. Церковь замечательна своей красивой архитектурой, в особенности колокольни. В храме два придела: Пророка Илии (в честь коего церковь и именуется) и Мученицы Параскевы Пятницы. В первом приделе — особо чтимая древняя икона Пророка Илии. При церкви были некогда погребены Прокофий Ляпунов и Иван Ржевский[289].

Воронцовым полем называется место, находящееся на правом берегу Яузы у Земляного вала, близ Землянского моста через Яузу.

Грузинской Божьей Матери. На Воронцовом же поле, близ Яузы, находится и церковь с главным храмом во имя Покрова Пресвятой Богородицы с приделами: во имя Гавриила Архангела и св. Николая Чудотворца. В храме местночтимая чудотворная икона Божьей Матери Грузинской. Церковь построена не позже 1722 года.

Троицы, что в Сыромятниках. Прямо против Воронцова поля, за валом, существовала слобода, где выделывались сыромятные кожи, и потому она носила название Сыромятной. Здесь в 1600 году построена слобожанами церковь во имя Троицы. В 1806 году церковь переделана заново. В ней приделы: Св. Николая Чудотворца и Преподобного Сергия Радонежского.

Троицы, что в Серебренниках. Первоначально здесь (не доходя каменного Яузского моста, слева) церковь была построена в начале XVII столетия и называлась «в старых денежных мастерах», потому что здесь был старый монетный двор и жили отдельной слободой серебренники, т. е. мастера монетного дела. На месте старой церкви в 1781 году купеческой женой Т. И. Суровщиковой построена новая, каменная, известная более по приделу Иоанна Предтечи. Также и место это зовется «у Иоанна Предтечи, что у Яузского моста», потому что в церкви находится чудотворный образ Усекновения главы св. Иоанна Предтечи. Тут же довольно долгое время был дом Горного правления, где специально плавили одно серебро. Приделы: Иоанна Предтечи, Казанской Божьей Матери и Св. Василия Великого.

Николая Чудотворца в Кошелях. У Яузских ворот. Здесь прежде была Кошельная слобода: слобожане делали кошели для поклажи съестных и других припасов. А потому и церковь, построенная в 1692 году в этой слободе, именуется «в Кошелях». Приделы: Св. Бориса и Глеба и Божьей Матери всех Скорбящих Радости.

Стефана Первомученика, архидиакона. За рекой Яузой, на Николо-Ямской улице, близ церкви Симеона Столпника. Построена деревянной в XVI столетии; перестроена в XVII столетии; замечательна своей старой, не подвергавшейся переделкам архитектурой. Весьма мала. Приделы: Мучеников Виктора и Викентия и Св. Николая Чудотворца.

Николая Чудотворца, что в Котельниках. Мастера, делавшие котлы, — котельники — имели здесь (за Яузой, на набережной) свою слободу и церковь во имя Св. Троицы, именовавшуюся «в Старых Кузнецах». Церковь эта сгорела, и на ее месте в 1547 году построена новая, каменная, которая перестроена вновь в 1820 году князем С. М. Голицыным в поминовение своих предков Строгановых, которые погребены в трапезной этой церкви. Приделы: Преподобной мученицы Евдокии и Св. Зосимы и Савватия Соловецкого. Говорят еще, что церковь называется «в Котельниках» потому, что она стоит под крутой горой, в яме, похожей на котел.

Косьмы и Дамиана, что в Старой Кузнецкой. Находится близ вышеописанной церкви Николая Чудотворца в Котельниках, где была Кузнецкая слобода. Здесь был мужской монастырь, существовавший в XV столетии, но когда он уничтожен — неизвестно. Церковь с приделом Св. Филиппа Митрополита построена в 1657 году. Она возобновлялась.

Косьмы и Дамиана, что в Таганной слободе. Построена в 1656 году. Несколько раз возобновлялась. Приделы: Рождества Пресвятой Богородицы, Св. апостола Иоанна Богослова, Преподобного Илии и Симеона Праведного и Анны Пророчицы.

Николая Чудотворца, что на Болвановке. Близ Таганского рынка, на Шивогорской улице. Сперва церковь была деревянная, построена не позже 1686 года и носила название, «что в кузнецах, у Таганских ворот». Потом заново построена в первой половине XVIII столетия. Верхняя — во имя Введения во храм Пресвятой Богородицы, нижняя — Св. Николая Чудотворца. Придел Св. апостолов Петра и Павла. Здесь в старину была слободка мастеров, которые делали формы, или болваны, для чугунолитейщиков и гончаров, проживавших вблизи в своих слободах; потому и местность получила название Болвановки, и название это не следует смешивать с названием Болвановки за Москвой-рекой, где известная церковь Преображения, уже описанная раньше.

Воскресения Христова в Гончарах. Здесь у так называемого Красного холма, близ нынешнего Краснохолмского моста, на низменном берегу Москвы-реки был прежде Зосимо-Савватьевский мужской монастырь, основанный в XVII столетии при царе Алексее Михайловиче. Потом, в 1658 году, по случаю постоянного затопления этой местности при разливах Москвы-реки обитель перенесена в город Бронницы. Церковь Воскресения построена несколько выше в конце XVI столетия. Приделы: Пресвятой Богородицы Тихвинской и Преподобного Сергия Радонежского.

Церковь называется «в Гончарах» потому, что здесь была слобода гончаров, или, по-старому, глинчарей, которые выделывали горшки, изразцы и другие предметы из глины.

Успения Пресвятой Богородицы в Гончарах. Называется «в Гончарах» потому же, что и вышеописанная церковь. Построена в 1654 году с приделом Св. Тихона Амафунтского. Церковь была возобновляема. Находится на Таганке, на Гончарной улице.

Николая Чудотворца, что на Студенце. Находится на Таганской улице в местности, именуемой Студенец (переулок между Таганской и Воронцовской улицами). Здесь в XVIII столетии и раньше находился обширный и глубокий колодец, или студенец, в котором была чрезвычайно хорошая и холодная вода. Этот колодец был во всей округе только один. Потом он был варварски засорен и засыпан.

Церковь во имя Казанской Божьей Матери построена здесь в первой половине XVI столетия, а Св. Николая Чудотворца при этой церкви — придел. Есть и еще придел — во имя Трех Святителей.

Николая Чудотворца, что на Ямах. Земля, на которой находится этот храм (за Яузой, на Николо-Ямской улице), принадлежала прежде ямщикам, и здесь был самый ям, т. е. Ямской двор, где нанимали лошадей в дорогу. Отсюда и происхождение названия церкви. Впрочем, земля эта могла быть изрыта ямами по случаю копания глины.

Церковь — во имя Св. Троицы с приделами Св. Николая Чудотворца и Св. Иоанна Предтечи — построена в 1697 году.

Воскресения Христова, что в Таганке. На Семеновской улице. Построена в 1671 году прихожанами, а по обветшании перестроена в 1790 году, освящена же в 1801 году. Приделы: Тихвинской Божьей Матери и Мучеников Андриана и Наталии. О значении слова «таган» мы уже говорили.

Никиты Великомученика, что в Старой Басманной. Сама церковь — во имя Владимирской Божьей Матери, а Св. Никиты Великомученика — придел. Построены в 1517 году великим князем Василием Ивановичем, который провожал до этого места принесенные из Владимира святые иконы, почему с того времени до 1683 года и был сюда крестный ход. Церковь эта обветшала и была совершенно перестроена в 1751 году. Замечательна своей великолепной архитектурой.

Петра и Павла, что на Новой Басманной. Церковь верхняя — Св. апостолов Петра и Павла, нижняя — Св. Николая Чудотворца с приделами Владимирской Божьей Матери Утоли мои печали; начала строиться в 1714 году на пожалованные Петром Великим 2 тысячи рублей и по его плану; окончена и освящена в 1719 году. В храме местночтимая икона Божьей Матери Утоли мои печали.

Богоявления Господня, что в Елохове. До 1722 года здесь была деревянная церковь. Настоящая церковь, прекрасной архитектуры, начата постройкой в 1722 году и окончена в 1731 и в том же году 4 июля освящена. На постройку церкви по просьбе полковника Воронецкого, прихожанина этой церкви, кирпич пожалован Петром I. Окончена церковь на средства великой княжны Прасковьи Ивановны. Приделы: Благовещения Пресвятой Богородицы и Св. Николая Чудотворца. В храме — особо чтимая икона Божьей Матери всех Скорбящих Радости.

Покрова Пресвятой Богородицы в Покровском (село Покровское). В глубокой древности здесь (Большая Покровская улица и ее окрестности) было обширнейшее село Рубцово, и в нем находилось несколько церквей. Царь Михаил Федорович, очень любивший это село, построил в нем церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы, и с тех пор село получило название Покровского. Церковь построена (с 1619 по 1626 год) в память отражения 1 октября 1615 года вступивших было в Москву поляков. Ныне здесь Покровская епархиальная община сестер милосердия, состоящая под покровительством государыни императрицы.

Ирины Великомученицы, что в селе Покровском. На Ирининской улице в Лефортово. Первоначально построена деревянная (в 1766 г.) Св. великомученицы Екатерины с приделом Великомученицы Ирины, а в 1790 году — каменная Св. Троицы с приделами Великомучениц Екатерины и Ирины. Первоначальная церковь построена на средства императрицы Екатерины II, а каменная — на средства прихожан.

Николая Чудотворца, что в селе Покровском. На Большой Покровской улице. Церковь — каменная, сооружена в 1766 году на месте деревянной, сгоревшей (построена в 1613 г.). Приделы: Покрова Пресвятой Богородицы и Св. апостолов Петра и Павла.

Покрова Пресвятой Богородицы, что в Красном селе. На Красносельской улице. Построена с приделами Св. Николая Чудотворца и Иоанна Предтечи в 1701 году, а по обветшании перестроена в 1751 году, освящена 25 августа того же года. В храме особо чтимая икона Покрова Пресвятой Богородицы.

Красное село основалось при великом князе Василии Ивановиче, и, несомненно, названо Красным по своей красоте. Тогда же был выкопан и огромный Красносельский пруд. К стыду красносельцев, надо заметить, что они одни из первых предались первому самозванцу. Когда Петр Басманов, сговорившись с князем Голицыным и Салтыковым, объявил войскам, что Лжедмитрий есть истинный царь, то войска тотчас же провозгласили Лжедмитрия своим государем, и только немногие остались верными Федору Годунову. Пользуясь этим, нигде не встречая сопротивления, Лжедмитрий двинулся к Москве; он послал вперед гонцов с грамотой, в которой говорил, что он прирожденный царь московский, что народ присягал Борису беззаконно, но что он простит всех, кто поспешит признать его истинным царем. Гонцы самозванца, Плещеев и Пушкин, по прибытии в Москву остановились в Красном селе, где жили богатые купцы и ремесленники. Эти последние приняли гонцов с радостью и повели их в Москву. Царь Федор, узнав об этом, выслал против них стрельцов, но они не захотели действовать против безоружной толпы и ушли обратно. Плещеев и Пушкин вышли на Лобное место и прочли собравшемуся народу грамоту Лжедмитрия; дело самозванца было выиграно. 20 июня 1605 года расстрига въехал в Москву. Может быть, обстоятельства сложились бы совсем иначе, если бы красносельцы не приняли сторону самозванца.

Красное село при Екатерине II вошло в черту города, сделавшись его окраиной, но оставшись при своем старом названии.

Сергия Чудотворца, что в Пушкарях. Между Сретенкой и Грачевкой, в Сергиевском переулке. Именовалась прежде «что в Пушкарях, у Трубы». Сперва (около 1620 г.) построена была деревянная проживавшими здесь слободой пушкарями, но потом, в 1684 году, воздвигнута каменная во имя Св. Троицы. Здесь, как мы уже говорили в обозрении Земляного города, был первый колокольный завод. Замечательно, что эта церковь была первенствующей при всех артиллерийских полках, и на нее из всех артиллерийских полков производилось подаяние. Кроме придела Преподобного Сергия при церкви еще придел Св. Митрофания Воронежского. Архитектура церкви оригинальна и красива.

Преображения Господня в Пушкарях. Называется «в Пушкарях» потому же, что и церковь Преподобного Сергия. Находится на Сретенке. Сперва построена (около 1625 г.) деревянная, но в 1722 году заменена каменной; оградой обнесена в 1817 году. Прежде называлась «за Сретенскими вороты, что в Пушкарях». Приделы: Казанской Божьей Матери и Св. Николая Чудотворца. Сохранила свой первобытный вид.

Панкратия Священномученика, что близ Сухаревой башни. По описным книгам за 1625 год церковь именовалась «за Сретенскими вороты», в 1686 году — «в Панкратьевской слободе». Перестроена в 1700 году, а освящена 9 июля 1701 года. Настоящий храм во имя Всемилостивого Спаса, а Панкратия — придел.

Филиппа Митрополита Московского (часовня у Креста). На Первой Мещанской. Построена, деревянная, в 1652 году по случаю встречи здесь мощей святителя. Никон, еще не патриарх, привез мощи св. Филиппа в Москву 3 июля 1652 года, и на том месте, где они были встречены горожанами, был поставлен дубовый крест, который теперь стоит в каменной часовне у Троицкой заставы, получившей от этого название Крестовской, Часовня стояла там с давних времен, и в ней останавливались цари для краткого отдыха и переодевания. Здесь же, по преданию, останавливался для отдыха и преподобный Сергий, всегда ходивший пешком от Троицы в Москву. Святые мощи Филиппа были встречены царем Алексеем Михайловичем с многочисленным духовенством и двором. Мощи святителя были пронесены на Лобное место, где подле них получила исцеление одна девица, потом на площадь против Грановитой палаты, где опять было исцеление, и в Успенский собор, где они стояли десять дней для поклонения молящихся. Множество больных получило при этом исцеление. Все десять дней звонили в колокола с утра до вечера, как на Святой неделе.

Когда деревянная церковь пришла в ветхость, то на ее месте в 1686 году построена каменная, которая перестроена вновь в 1777 голу. Архитектура церкви очень красивая. Приделы: Алексия Божья человека и Преподобного Сергия Радонежского.

Андриана и Наталии. Настоящая церковь во имя св. апостолов Петра и Павла построена на месте деревянной в 1686 году. Во имя же св. Андриана и Наталии — придел. Есть и еще придел — Св. Николая Чудотворца. Архитектура церкви довольно красивая, в пять глав. Церковь обновлена.

Преображения Господня, что в Спасской. За Сухаревой башней, на Большой Спасской улице. До построения церкви здесь была бедная слободка, носившая название Марфина. Главная улица слободки называлась Марфиной улицей. Церковь построена в 1698 году, освящена в 1701 году. В этой церкви долгое время был священником отец знаменитого митрополита Платона (Левшина). Он умер во время чумы в 1772 году и погребен при церкви. Церковь реставрирована и при ней на средства фабриканта Фомичева построена прекрасная колокольня и повешены новые благозвучные колокола. Приделы: Тихвинской Божьей Матери и Св. Николая Чудотворца. От Большой Спасской два переулка, Скорняжный и Докучаев, упираются в Домниковскую улицу.

Скорняжный переулок в старину назывался Скорняковский. Здесь селились своими дворами скорняки; так, в 1739 году тут находился дом Сибирского приказа скорняка Медведки. Докучаев переулок получил свое название от фамилии жившего здесь в 1737 году фабриканта Докучаева. Домниковская улица названа по фамилии жившего здесь в 1739 году домовладельца капитана Домнина.

Иоанна Предтечи, что в Ямской Переяславской слободе. У Крестовской заставы. Церковь во имя Знамения Пресвятой Богородицы с приделами Иоанна Предтечи и Св. Николая Чудотворца построена (деревянная) в 1712 году, каменная же сооружена в 1765 году. Замечательно, что это был один из многолюднейших приходов в Москве: в приходе в 1722 году насчитывалось 550 дворов. Это объясняется тем, что здесь был Бутырский полк военных людей, к которому приписаны были дворовые люди, отдаваемые в услуги священникам. В храме, не подвергавшемся наружным переделкам, находится местночтимая икона Знамения Божьей Матери.

Здесь в округе были две слободы переяславских ямщиков, и нынешняя 1-я Мещанская у лица называлась Переяславской улицей.

Николая Чудотворца, что в Дербентском. Находится между Уланским и Стрелецким переулками. Прежде церковь была деревянная, построенная не позже 1686 года, и называлась Дербентской, что на Ольховце в Стрелецкой слободе. Во время покорения Петром I города Дербента здесь в 1715 году вновь выстроена каменная церковь и названа Николаевской, что в Дербентском, так как Дербентский полк имел в этом приходе свою землю, что значится по писцовым книгам. Стало быть, наименование «в Дербентском» происходит или от Дербентского полка, или от слов «дерба, дербина», что означает залежь с моховиной и кочкарником, потому что здесь местность была низкая и топкая. От того же произошло и название «на Ольховце».

При храме придел во имя преподобного Сергия Радонежского, который, как и храм, обновлен, сохранив, однако, свой прежний, старый стиль.

Троицы, что в Троицкой. В обозрении Земляного города мы уже говорили о местности, на которой находится этот храм. Он и приделы Преподобного Сергия и Божьей Матери Иверской построены в 1708 году. Но здесь храм существовал исстари. Теперь это Троицкое подворье с домом московского митрополита. Храм не раз обновлялся. В нем находится чудотворная икона Всемилостивого Спаса.

Дом московского викария находится на Тверской. Именуется Саввинским подворьем. Тут храм Преподобного Саввы Звенигородского и при входе на подворье, над вратами, — чудотворная икона Преподобного Саввы Звенигородского. Храм здесь был с половины XVI столетия[290]. Место это было пожаловано грекам, и храм был во имя Воскресения Христова с приделами Архистратига Михаила, Св. Николая Чудотворца и Преподобного Саввы Сторожевского. В 1651 году подворье приписано к Саввину монастырю, а в 1691 году здесь построена новая каменная церковь во имя преподобного Саввы. С 1842 года в доме Саввинского подворья пребывают викарии Московской митрополии.

Иоанна Богослова, что в Бронной. Близ Тверского бульвара. Построена около 1620 года, перестроена в 1686 году. Приделы: Св. Николая Чудотворца и Св. Митрофания Воронежского. В храме чудотворная икона Божьей Матери Умиления.

Здесь были две слободы мастеров, делавших военные брони: Большая и Малая Бронная.

Воскресения Христова, что в Малой Бронной. Построена в 1690 году иждивением окольничего Семена Полтева. Приделы: Алексия Божья человека и Св. апостола Иоанна Богослова. Сохранила свой первоначальный стиль.

Великомученика Георгия, что на Всполье. На Малой Никитской близ Кудринской Садовой. Прежняя церковь, построенная около 1650 года, была деревянная. Затем построена каменная на дарованной боярином Никитой Ивановичем Романовым земле. Так как предок Романовых был Георгий (Юрий), то является догадка: не была ли эта церковь родовой церковью фамилии Романовых подобно бывшему на Дмитровке Георгиевскому монастырю? К первой половине XVIII столетия церковь пришла в ветхость и потому вновь перестроена прихожанами и графом Орловым в 1777 году. «На Всполье» называется потому, что прежде находилась близ поля. Приделы: Преподобного Сергия Радонежского и Божьей Матери Иерусалимской, местночтимая икона которой находится в храме.

Покрова Пресвятой Богородицы, что в Кудрине. На Кудринской улице близ Пресненских прудов. Каменная церковь построена в 1704 году, а в 1800 году два придела: Св. Николая Чудотворца и Алексия Божья человека.

Здесь было одно из старинных подмосковных сел — Кудрино. Ясно, что название происходит от слова «кудри». Наверное, от тех кудрявых рощ, которыми в старину окружено было село, хотя мог быть Кудриным какой-либо владелец села.

Рождества Иоанна Предтечи, что за Пресней. Построена деревянной в 1700 году. На ее месте сооружена каменная около 1750 года. Церковь одна из стариннейших, сохранившая свою первоначальную архитектуру. Приделы: Софьи и Иоанна Воина, Находится в Предтеченском переулке.

Св. Девяти Мучеников, что близ Пресни, за Житным патриаршим двором. При описании церкви Введения во храм Пресвятой Богородицы при упраздненном Новинском монастыре мы уже говорили, что Новинский монастырь был домовым, митрополичьим. Вблизи этого монастыря находились и митрополичьи (потом патриаршие) житницы. У одной из этих житниц и существовала с начала XVI столетия деревянная церковь во имя Св. Девяти Мучеников. В 1735 году на месте деревянной была построена каменная с приделами Михаила Архангела и Великомученицы Варвары. В храме особо чтимая икона Девяти Мучеников Кизических.

Николая Чудотворца, что на Новом Ваганькове. Местность, где находится церковь (близ Пресненской заставы), называется Новым Ваганьковым потому, что было Старое Ваганьково. Оно находилось за нынешним домом Пашкова, где была церковь Николая Чудотворца, упраздненная и сломанная в 1830 году.

На Новом Ваганькове сперва церковь была построена деревянная. В 1700 году она уже существовала. Каменная, во имя Пресвященной Богородицы Живоносного Источника, построена в 1765 году с приделами Св. Николая Чудотворца и Св. Дмитрия Ростовского. Церковь именовалась еще «на Трех горах». Из каких-то видов при царе Михаиле Федоровиче в 1631 году часть обывателей из Ваганькова была переведена на Три горы, и, таким образом, явилось два Ваганькова: Старое и Новое. Слово «Ваганьково» происходит от «ваганов», т. е. выдолбленных из дерева ночев (корыт), из которых малороссийские чумаки и казаки обыкновенно во время своих странствований едали кулиш (кашицу), приготовляемый ими из пшена, а ежели то были жестяные или железные, то в них и готовили кулиш. Приезжая в Москву, они останавливались поблизости Арбата, у бывшего Крестовоз-движенского монастыря, и эта местность получила название Ваганькова. По другой версии, под «ваганами» разумелись царские псари, что также можно допустить ввиду того, что псари кормили собак из ночев (корыт, ваганов). Народ мог называть их по корытам — ваганами.

Великомученика Георгия, что в Грузинах[291]. Деревянная церковь существовала здесь с начала XVI столетия, каменная построена в 1792 году, а в 1799 году — приделы: Рождества Христова и Св. апостолов Петра и Павла, В храме местночтимая икона Св. Николая Чудотворца.

Василия Кесарийского, что в Тверской ямской слободе. Это один из богатейших приходов в Москве. Церковь отличается грандиозной архитектурой и обширностью. Первоначально была построена в 1688 году, а в 1814-м сооружена теплая церковь с двумя приделами: Св. Николая Чудотворца и Пророка Илии. В 1845 году церковь перестроена. В 1891 году здесь отпевали тело безвременно скончавшейся 12 сентября в селе Ильинском великой княгини Александры Георгиевны, супруги великого князя Павла Александровича. В память о покойной супруге он пожертвовал в храм драгоценную лампаду.

Священномученика Ермолая на Козьем болоте. Церковь находится на Садовой-Кудринской улице. Построена при царе Василии Ивановиче Шуйском в 1610 году (что такое Козье болото, мы уже говорили). Храм во имя Введения в храм Пресвятой Богородицы, а Св. Ермолая — придел. Тут же еще придел Живоначальной Троицы. В последнее время храм возобновлен.

Спиридония на Козьем болоте. Сперва называлась «у Патриарших прудов» или «в Патриаршей слободе». Церковь построена около 1600 года. В XVII столетии храм возобновлен во имя Рождества Пресвятой Богородицы, а Св. Спиридония осталась придельной церковью. Еще приделы: Св. апостолов Петра и Павла и Св. Николая Чудотворца. В храме находится старинная многочтимая икона Св. Спиридония.

Рождества Христова, что в Палашах. Построена в 1573 году и отличается своей древностью и архитектурой. Приделы: Св. Николая Чудотворца и Божьей Матери Взыскания Погибших, чудотворная икона которой находится в храме[292]. Расположена близ Тверской улицы, в Палашевском переулке, называется «в Палашах» потому, что здесь жили мастера, делавшие преимущественно палаши — древнее оружие наподобие меча. Близко расположена Бронная улица, поэтому название местности от палашей, а не от палачей, как уверяют некоторые изыскатели русской старины[293].

Св. Пимена, что в Старых Воротниках. Находится близ Садовой в Пименовском переулке. Первоначально построена около 1620 года деревянной. В 1722 году церковь была уже каменная во имя Св. Троицы; Св. Пимена же был придел. Теплая церковь построена в 1825 году, холодная — в 1848-м. Помимо сторожей у городских ворот воротниками назывались особые мастера при пушечном деле. Поэтому, принимая во внимание, что вблизи этой местности проживали военные мастера в Бронной, в Палашах и в Пушкарях, более вероятно здесь название военных воротников (воротить, поворачивать), а не привратников, которые жили поблизости своих ворот.

Дорогомиловская слобода получила свое название будто бы потому, что приезжающие в эту слободу Большую Смоленскую дорогу, как ровную и гладкую, называли дорогой, милой. По другому преданию, старые ямщики хотя и дорого брали, но скоро и исправно доставляли проезжающих к местам назначения, почему и говорилось: «Дорого, да мило!» Но скорее всего Дорогомилово произошло от собственного имени: от фамилии Дорогомиловых.

Троицы, что в Зубове. На Пречистенке. Церковь построена не позже 1686 года, так как в этом году она уже значится в описной книге. Сказано: «Церковь каменная Живоначальныя Троицы, что в Стрелецкой слободе в Иванове приказе Зубова». Ясно, что тут была Стрелецкая слобода и по имени ее начальника Зубова урочище получило это название. Церковь одна из старинных. В ней приделы: Покрова Пресвятой Богородицы и Св. Николая Чудотворца.

Знамения Пресвятой Богородицы, что в Зубове. Находится на Зубовской улице, идущей от Зубовской площади до Девичьего поля, построена в 1694 году. Приделы: Св. Николая Чудотворца и Преподобного Александра Свирского.

Николая Чудотворца, что в Хамовниках. Близ Крымского моста на Хамовническом плацу. Церковь построена не позже 1625 года, так как в этом году она уже значится в писцовых книгах; но, вероятно, она была деревянная: только в писцовых книгах 1686 года она значится каменной, а с 1722 — уже с приделом во имя св. Алексия Митрополита. Другой придел — во имя Божьей Матери Споручницы грешных[294], чудотворная икона коей находится в храме. Храм внутри расписан в 1845 году. О значении слова «Хамовники» говорилось раньше.

Воскресения Христова, что на Остоженке (Новая). Называется Новая потому, что тут же, на Остоженке, существовала церковь Воскресения Старая. Она была построена в 1629 году и сломана после 1812 года.

Церковь Воскресения Новая построена не позже 1625 года, потому что под этим годом она упоминается в писцовых книгах. В 1689 году при церкви было устроено кладбище, уничтоженное в 1771 году. Приделы: Покрова Пресвятой Богородицы и Великомученицы Варвары.

Рождества Христова, что в Кудрине. На конце Поварской к Новинскому бульвару, близ Кудрина. Построена не позже 1686 года, упоминается в писцовых книгах под этим годом. Сказано: «Церковь деревянная Рождества Христова, что в Стрелецкой слободе в Иванове приказе Ендогурова». Тут же упоминается и о существовавшей здесь «съезжей стрелецкой избы». В самом начале XVIII столетия церковь, вероятно, была возобновлена, но уже каменной. В 1812 году она была разорена и за упразднением приписана к Покровской, что в Кудрине, церкви, но в 1815 году по желанию прихожан получила самостоятельность. В 1855 и 1856 годах храм этот иждивением прихожан возобновлен. Приделы: Божьей Матери Тихвинской и Божьей Матери Казанской, местночтимая икона коей находится в храме.

Николая Чудотворца, что на Курьих ножках. На Большой Молчановке, идущей от Поварской до Трубникова переулка и получившей свое название по имени жившего здесь в 1769 году домовладельца капитана Молчанова.

Церковь построена не позже 1686 года, под которым она упоминается в писцовых книгах, именуясь сперва «в Трубниках» (тут были дворы дворцовых трубников, или трубачей), а потому уже «на Курьих ножках». Церковь вначале была деревянная, но когда построена каменная — неизвестно. Под 1686 годом в приходе этой церкви означены дворы боярина Бориса Ивановича Морозова и стрелецкого сотника Андрея Сухорукова. Придел — Великомученицы Екатерины.

Благовещения Пресвятой Богородицы, что за Тверскими воротами. На Тверской, ближе к Старым Триумфальным воротам. Церковь построена не позже 1686 года, под которым упоминается в писцовых книгах и называется «в стрелецкой слободе за Тверскими воротами». Церковь была деревянная; но в писцовых книгах за 1722 год о ней уже говорится как о каменной. Приделы: Св. Зосимы и Савватия Соловецких и Св. Николая Чудотворца.

Воздвижения Креста Господня, что на Пометном Вражке. На Плюшихе, в Большом Воздвиженском переулке, получившем название от церкви. Построена в 1658 году на месте прежней свалки, на что указывает видимый нанос земли, образовавшийся от сора и мусора, почему и местность названа Пометный Вражек. Колокольня построена в 1846 году купцом Г. М. Блохиным, Недалеко от церковной земли в саду купчихи Ю. И. Бергман находится небольшая часовня, в которой поставлен деревянный крест с надписью, что на том месте в 1785 году существовал престол домовой церкви Св. Николая, который снят 8 мая 1845 года. При церкви приделы: Божьей Матери всех Скорбящих Радости и Архангела Гавриила.

Алексия Митрополита. На углу Николо-Ямской улицы и Малой Алексеевской, названной, как и Большая Алексеевская улица, по имени церкви. Построена первоначально не позже 1625 года, потому что под этим годом упоминается в писцовых книгах и названа «что на Подкопе». Каменная церковь построена в 1748 году тщанием прихожан, о чем и имеется надпись при входе в церковь, и освящена в царствование императрицы Елизаветы Петровны. Есть предание, что церковь построена на месте, где находилась палатка св. Алексия-митрополита, в которой он останавливался при обозрении построения Спасо-Андроньева монастыря. В 1812 году церковь осталась неприкосновенной. Главный храм — во имя Федоровской Божьей Матери, перед иконой которой, по преданию, царь Алексей Михайлович приходил молиться с дворцовой свитой. Приделы: Св. Алексия Митрополита и Св. Николая Чудотворца. В храме имеется пять древних икон.

Мартина Исповедника. Между Большой и Малой Алексеевскими улицами. Деревянная церковь построена была не позже 1625 года. Каменная сооружена на средства именитого гражданина (в 1800 г.) В. Я. Жига-рева. Главный храм во имя Вознесения Господня. Приделы: Божьей Матери Грузинской и Св. Мартина Исповедника, который первоначально был главным храмом. Церковь отличается красивой архитектурой.

Преподобного Сергия, что в Рогожской. Из писцовых окладных книг видно, что церковь существовала до 1625 года и была каменная. Так как церковь эта первоначально была невелика, то ее прихожанами в 1800 году на месте прежней построена более обширная. В строении храма главное участие принимал бывший тогда церковный староста Г. П. Смольянский, вложивший в это дело все свое состояние. В 1812 году храм подвергся расхищению, а в 1834 году во время большого пожара сгорел, но церковное имущество и сосуды были спасены; после этого храм был окончательно возобновлен в 1838 году, а новая колокольня построена в 1864 году. Главный храм — во имя Св. Троицы, приделы: Преподобного Сергия и Св. Николая Чудотворца.

Под именем Рогожской была известна находившаяся здесь Ямская слобода, откуда шла дорога в село Рогожи, которое в 1781 году переименовано в уездный город Богородск. Между прочим, 1-я Рогожская улица называлась также Крутоярской по находившемуся здесь долгое время питейному заведению «Крутой Яр». Некоторые объясняют название Рогожской тем, что в этой слободе издревле производился большой торг рогожами. И то и другое объяснение может быть достоверным.

Петра и Павла в Лефортове. В Лефортове на Петропавловской улице, получившей название от церкви. Первоначально церковь построена и освящена 5 мая 1613 года в присутствии царя Михаила Федоровича. Церковь строена во имя св. Николая Чудотворца с приделами Св. апостолов Петра и Павла и Великомученицы Ирины. В 1711 году, при Петре Великом, церковь была перестроена заново для помешавшихся здесь слободами солдат первого полковника Московского полка и любимца Петра — Франца Яковлевича Лефорта. От имени Лефорта и вся эта местность получила название Лефортово. При храме два придела: Св. апостола Иоанна Богослова и Преподобного Сергия Радонежского.

Введения во храм Пресвятой Богородицы, что в Семеновском. Из окладных книг видно, что церковь построена в 1643 году и называлась «в Семеновской Солдатской слободе» (Большая Семеновская улица, идущая от Покровского моста на реке Яузе до Семеновской заставы). Церковь построена на средства супруги царя Михаила Федоровича Евдокии Лукьяновны. Заново церковь построена усердием прихожан при императрице Анне Ивановне и освящена 20 ноября 1736 года, что видно из надписи на двух находящихся в церкви деревянных крестах. Храм каменный, с тремя престолами. Главный — Введения. Придельные: Св. Иоанна Воина и Св. Иоанна Богослова. Последний устроен в 1871 году, а освящен митрополитом Иннокентием 17 июня 1875 года.

Преображения Господня, что в Преображенском. На Преображенской улице, идущей от Покровского моста через реку Яузу до Преображенской заставы и получившей название от церкви Преображения. Прежде в этой местности было село Преображенское, в котором жили при царе Петре Алексеевиче солдаты потешного полка (впоследствии Преображенского).

Здесь сперва была полотняная церковь Преображения Господня для военных чинов Преображенского полка, сооруженная Петром I. В 1746 году, при Елизавете Петровне, усердием прихожан и коштом сержанта Преображенского полка И. Е. Третьякова была выстроена деревянная церковь, а в 1768 — каменная, которая в 1781 году перестроена. Приделы: Св. апостолов Петра и Павла и Св. Николая Чудотворца.

Св. Сорока Мучеников. Находится вблизи Новоспасского монастыря, который, как великая обитель, по обычаю древнего времени кроме монашествующей братии имел еще многих светских прислужников (рухлядных, хлебных, печников, плотников, сапожников, портных и т. п.). Для жительства этих, впоследствии получивших название штатных, служек близ монастыря построена была слободка, а для удовлетворения их религиозных нужд сооружен был деревянный храм во имя Св. Сорока Мучеников. Это было в начале XVII столетия. В 1640 году повелением и иждивением царя Михаила Федоровича и матери его великой инокини Марфы положено было основание каменной стены вокруг Новоспасского монастыря, а вместе с производством этих работ и храм во имя св. Сорока Мучеников, вместо деревянного сооружен был каменный (1645 г.). Приделы: Св. апостолов Петра и Павла и Св. Николая Чудотворна.

Св. Флора и Лавра на Зацепе. Первоначально построена в 1739 году во имя Пресвятой Богородицы всех Скорбящих Радости, именовалась «что в Ямской Коломенской слободе на Зацепе». Трапезная построена в 1835 году. Престолы: во имя Божьей Матери всех Скорбящих Радости, Св. апостолов Петра и Павла и Св. мучеников Флора и Лавра. В храме особо чтимая икона св. Николая Чудотворца.

Местность эта — Ямская (бывшая Коломенская[295]) слобода — называется Зацепой потому, что здесь в прежнее время была таможенная цепь, за которой осматривались возы, проезжавшие в город, чтобы в них не находилось корчемного вина. Проще: улица находилась «за цепью».

Успения Божьей Матери в Кожевниках. На улице Кожевнический Вражек, названный Кожевническим по находившимся здесь кожевенным заводам[296].

В окладных книгах церковь упоминается в 1722 году. Здесь два храма и два придела. Храмы: Успения Богородицы и Великомученика Георгия. Приделы: Св. Николая Чудотворца — старый придел и Священномученика Харлампия — новый.

Троицы в Кожевниках. В Троицком большом переулке, названном по церкви.

Здесь существовала первоначально деревянная церковь, построенная не позже 1625 года во имя Благовещения Пресвятой Богородицы. Каменная церковь во имя Св. Троииы с приделами начала строиться в 1686 году и закончена в 1688-м. Храм сохранился в первоначальном виде. В нем приделы: Св. Кира и Иоанна, Михаила Архангела и Великомученицы Параскевы Пятницы.

Воскресения Христова, что за Даниловым монастырем. Первоначально церковь, с тремя приделами (Св. Николая Чудотворца, Пророка Илии и Св. апостолов Петра и Павла), построена в 1699 году прихожанином Федором Васильевым. На месте этой древней церкви в 1834 году И. Н. Рыбниковым построена новая с приделом во имя св. Иоанна Златоуста и освящена митрополитом Филаретом.

Николая Чудотворца, что в Кузнецкой. За Москвой-рекой, в Кузнецком переулке, получившем свое название, как и Кузнецкая улица, от бывшей здесь слободы, населенной кузнецами.

Церковь построена не позже 1625 года и была деревянная; но в 1681 году, при патриархе Адриане, построена каменная; в 1805 году она перестроена вновь. Приделы: Введения во храм Пресвятой Богородицы и Преподобного Сергия Радонежского. В числе святыней храма имеются: напрестольное Евангелие и месячные Минеи, напечатанные в XVII столетии и пожертвованные в храм серебряных дел мастером Пшеничным.

Никиты Великомученика, что в Старых Толмачах. На Кузнецкой улице, за Москвой-рекой. Построена в начале XVII века (в 1625 г. в окладных книгах о ней уже упоминается) и была тогда деревянная под названием Никиты Христова Мученика, что в Толмачах. В 1693 году на месте прежней устроена каменная церковь двухпрестольная: в память Сретения Господня и во имя св. великомученика Никиты. В 1825 году пристроен новый придел в честь Божьей Матери Утоли мои печали. В 1858 году по ветхости и тесноте храм разобран до основания и иждивением прихожан выстроен новый, каменный, который освящен митрополитом Филаретом 17 ноября 1863 года.

Название церкви «в Старых Толмачах» указывает на место пребывания здесь некогда татарских толмачей (переводчиков), которые составляли Толмацкую слободу, известную в XVII веке. Церковь официально именуется: Великомученика Никиты, что в Татарской.

Николая Чудотворца, что в Толмачах. Близ Большой Ордынки, в Большом Толмачевском переулке, получившем название также от живших здесь русских и татарских толмачей.

Церковь построена не позже 1625 года, деревянная, во имя св. Николая Чудотворца с приделом Иоанна Предтечи. Она оставалась таковой до 1697 года. В этом году гости (купцы) Кондрат и Логин Добрынины вместо деревянного обветшавшего храма построили каменный во имя Сошествия Св. Духа с приделом в трапезной церкви во имя св. Николая. В 1770 году вдовой московского купца Екатериной Лазаревной Демидовой левая часть трапезной обращена в придел во имя Покрова Пресвятой Богородицы. Храм замечателен внутренней и наружной древностью и особенно фигурными архитектурными украшениями.

Воскресения Христова, что в Монетчиках. За Москвой-рекой близ Кузнецкой улицы, в 5-м Монетчиковском переулке. Все Монетчиковские переулки (числом 5), находящиеся между улицами Пятницкой и Кузнецкой, получили свое название от живших здесь до 1736 года мастеров Кадашевского монетного двора.

Церковь (деревянная) построена не позже 1722 года (в этом году она упоминается в окладных книгах) с приделом Преподобного Сергия и называется «в Монетчиках». В 1739 году в окладных книгах церковь именуется уже Словущее Воскресение. В 1750 году на месте деревянной построена каменная церковь, которая в 1812 году перестроена тщанием прихожан, и тогда же сооружен придел во имя мученика Андрея Стратилата. Другой придел церкви — во имя Божьей Матери Тихвин-ской. Этот храм известен более в народе под названием Воскресение Словушее, почему и 5-й Монетчиковский переулок ранее именовался Словущенским.

Михаила Архангела, что в Овчинниках. За Москвой-рекой, близ Ордынки, в Среднем Овчинниковском переулке. Все Овчинниковские переулки (их три) и Овчинниковская набережная, идущая по правому берегу водоотводного канала от Чугунного моста до Руновского переулка, получили свое название от бывшей здесь Конюшенной Овчинной слободы. От Руновского переулка до Зацепского вала набережная называется Руновской, так как в древности эта местность именовалась Руновка: от слова руно — овечья шерсть.

Церковь Михаила Архангела, что в Овчинниках — придельная, а главная — Покрова Пресвятой Богородицы с еще одним приделом — Харлампия Мученика. Построена гостем Семеном Потаповым и освящена 13 декабря 1614 года при царе Михаиле Федоровиче. Храм и приделы остались без изменения.

Софьи Премудрости Божьей, что в Средних Набережных Садовниках. На Софийской набережной, идущей от Большого Каменного моста по правому берегу Москвы-реки до Москворецкого моста. Набережная названа по церкви Софьи.

Построение церкви относится к 1682–1686 годам. Первоначальная ее архитектура осталась почти без изменения. Кроме главной церкви есть еще церковь в колокольне, очень высокой и красивой, во имя Божьей Матери Взыскания погибших. Приделы: Св. Николая Чудотворца и Св. апостола Андрея Первозванного.

О Садовнических слободах мы уже говорили.

Николая Чудотворца, что в Пыжах. Между Большой и Малой Ордынками. Церковь построена в 1647 году, что видно из надписи на имеющемся в храме напрестольном кресте. В нынешнем виде церковь устроена в 1858 году почетным гражданином И. А. Ляминым.

Главный храм в честь Благовещения Пресвятой Богородицы, а Св. Николая Чудотворца — придельный. В храме местночтимая икона Божьей Матери Печерской.

«В Пыжах» церковь названа потому, что сооружена стрельцами приказа Пыжова.

Покрова Пресвятой Богородицы, что в Голиках, на Малой Ордынке. Построена деревянной не позже 1625 года, так как под этим годом упоминается в окладных книгах, и называлась «в Ордынцах за Москвой-рекой». В 1702 году тщанием купцов Лобазиных на месте деревянной построена каменная и стала называться «что в Ордынке» и «что в Голиках». Одновременно был устроен при ней и придел во имя преподобного Александра Свирского. Церковь не подвергалась крупным переделкам. В ней чудотворная икона Божьей Матери Троеручицы[297].

Здесь в старину было урочище Голики, означающие голую, безлесную местность. Как воспоминание об этом урочище остался переулок, носящий название Голиковского, в котором и находится храм Покрова Пресвятой Богородицы в Голиках.

Георгия на Всполье (Иверская). Построение церкви относится к началу XVII столетия, так как церковь упоминается в окладной книге за 1625 год. Она первоначально была деревянная и носила название «на Болвановке». Затем в 1673 году на средства московского гостя Семена Потапова храм построен каменный и освящен в том же году 1 декабря патриархом Питиримом. Храм был построен во имя Георгия-великомученика с приделом Св. великомученика Иоанна Воина. Все это значится на оловянном кресте, хранящемся в храме. В надписи на том же кресте далее говорится: «1798 г., мая в 24 день, в царствование государя императора Павла Петровича, построен вновь сей храм и переименован во славу Святой Владычицы, Чудотворного ее образа, нарицаемого Иверский, а освящен в царствование государя императора Александра Павловича, в 1802 г., мая месяца в II день; храм сей вновь перестроен усердием и иждивением капитана Ивана Ивановича Савина и освящен преосвященным Серафимом епископом Дмитревским викарием Московской митрополии». В 1842 году храм снова возобновлен и освящен митрополитом Филаретом. В храме чудотворная икона Божьей Матери Иверской.

Храм находится на Большой Ордынке. О значении слова «на Всполье» мы уже говорили ранее.

Великомученицы Екатерины, что на Всполье. На Большой Ордынке. Построение храма относится к началу XVII столетия, так как в 1611 году она появляется в истории как свидетельница отчаянной в этой местности битвы между русскими и поляками. Каменная церковь начата постройкой в 1763 году по именному указу Екатерины II и собственным ее коштом и окончена 28 сентября 1767 года, как это видно из надписи на медной лоске, имеющейся в церкви. В храме три придела: Спаса Нерукотворного, Св. Николая Чудотворца и Св. князя Александра Невского и особо чтимый древний образ Св. великомученицы Екатерины.

Троицы, что на Шаболовке. Шаболовская улица, идущая от Калужской площади до Камер-Коллежского вала, получила название от направления к селу Шаболовке, которое в 1719 году принадлежало князю Долгорукому.

Первый деревянный храм Св. Троицы построен по благословению патриарха Адриана в 1691 году. Затем в 1745 году на средства секретаря Межевой канцелярии В. П. Булынина построен каменный храм, а иконостас в нем сооружен только в 1787 году. Колокольня построена в 1790 году на средства купчихи Н. М. Хрущовой. В 1840 году храм был возобновлен. В нем два придела: Покрова Пресвятой Богородицы и Св. Николая Чудотворца.

Храм Св. Сергия, что на Ходынском поле. Он сооружен на Ходынском поле для войск Московского округа и торжественно освящен 20 мая 1893 года. При храме три придела: во имя св. князя Александра Невского, св. Марии Магдалины и св. Николая Чудотворца, в память чудесного избавления наследника[298] от покушения в Японии 29 апреля 1891 года. Так как храм по своему плану и мастерскому исполнению является весьма величественным, опишем его несколько подробнее.

Площадь храма занимает 67 кв. саженей, высота от пола до карниза около 16 аршин и купола от карниза — 9 аршин, а галереи — более 8 аршин. По оригинальности и изяществу исполнения работ особое внимание останавливает на себе купол: он утвержден на храмовых стенах и представляет собой многорядный восьмиугольник, постепенно суживающийся вверху до фонаря большой главы. В галерею ведут три входа: главный под звонницей с западной и два других — с северной и южной сторон, а из галереи также три входа с прекрасными по работе полированными сосновыми дверями в русском стиле. Они ведут в главный придел храма, посвященный имени преподобного Сергия Радонежского. Иконостас в храме четырехъярусный и представляет собой точную копию с иконостаса Большого Успенского собора в Москве.

В нем из икон нижнего яруса по ценности живописи и окладов с драгоценными украшениями обращают на себя внимание: с северной стороны Царских врат в особых сенях по образцу Успенского собора — икона Владимирской Богоматери, пожертвованная В. И. Байковым, и далее — Св. Георгия Победоносца, пожертвованная московским городским головой К. В. Рукавишниковым; а с южной — икона Казанской Богоматери, пожертвованная архитектором — строителем храма И. П. Херодиновым. Во втором ярусе размещены иконы двунадесятых праздников, в третьем — собор Св. Апостолов, в четвертом — ветхозаветных пророков и праведников; выше иконостас увенчан восьмиконечным золоченым крестом. Перед алтарем устроена на возвышении в несколько ступеней солея из облицованного подольского мрамора, пожертвованного И. П. Елисеевым, огражденная железной бронзированной решеткой. По сторонам солеи — два прекрасной работы полированных сосновых клироса, выше которых помещены иконы Богоматери Скоропослушницы и Целителя Пантелеймона (дар афонской Пантелеймоновской в Москве часовни). Рядом с этими иконами, на южной стене, находится драгоценнейшая и главнейшая святыня храма — древняя икона Преподобного Сергия, пожертвованная учрежденным собором Троицкой лавры. На левом клиросе находится икона Спаса Нерукотворного (приношение В. В. Николаева), а рядом, по северной стене, — икона Иверской Богоматери (благословение Иверского Афонского монастыря). Внутренние стены храма и галереи оставлены некрашеными, а натуральными сосновыми; на них размешено несколько икон, из которых особое внимание обращают икона Св. первоверховных апостолов Петра и Павла (приношение офицеров и чиновников 1-го Екатеринославского лейб-гренадерского его величества полка), икона Симеона-юродивого и Праведной Анны, матери Пресвятой Богородицы, в киоте прекрасной работы, пожертвованная подрядчиком С. А, Денисовым и его рабочими. По углам храма выше карниза под парусами в массивных киотах размешены изображения четырех евангелистов. Не меньшее внимание обращают на себя иконы, помещенные в приделах Св. Николая — икона Преподобного Сергия (в роскошном киоте) и икона Св. Прокопия и Иоанна, устюжских чудотворцев (икона эта пожертвована в храм известным странником Антонием), и Св. Александра Невского — икона этого святого, шитая бисером и шелками, работы графини А. А. Орловой-Чесменской, пожертвованная В. К. Попандопуло. В главном алтаре, на горнем месте, находится больших размеров картина «Преображение Господне», пожертвованная Н. П. Кавериным; по бокам этой священной картины помещены изображения святителя Алексия, митрополита московского, и преподобного Сергия, обе художественной работы. В алтаре же находится богатая плащаница работы сыновей Г. Корнилова, пожертвованная И. Ф. Натрускиным. В главном приделе замечателен по изяществу работы свечной ящик из агрового дерева, пожертвованный подрядчиком-строителем С. А. Денисовым. Полы в храме и в его галереях бетонные, паркетного типа, пожертвованы их производителем Н. П. Бирюковым. Масса света проникает в храм через громадные окна галереи. Наружная окраска храма исполнена безвозмездно подрядчиком И. П. Воробьевым. Купол и пять глав покрыты железом и увенчаны вызолоченными крестами. Крайне эффектная колокольня зиждется на массе колонн; в верхней части колокольни с трех сторон помещены башенные часы, пожертвованные П. К. Липинским, а ниже их помещаются колокола, пожертвованные: первый, в 63 пуда 2 фунта, — А. А. и А. Р. Андреевыми; второй, в 31 пуд 22 фунта, — обществом хоругвеносцев храма Христа Спасителя; третий, в 15 пудов 11 фунтов, — Д. Б. Борисовым; четвертый, в 8 пудов 12 фунтов, — А. и Е. Кавериными и остальные четыре, общим весом 7 пудов 13 ? фунта, — Г. Г. Исаковым.

Храм сооружен на пожертвования, начало которым положено в 1887 году Н. П. Кавериным. В 1891 году была образована для сбора пожертвований на постройку храма комиссия, в июле 1892 года совершена митрополичьим служением закладка, и менее чем в год храм, в котором давно ощущали потребность войска московского лагеря, был готов.

Вся церковная утварь, напрестольные одежды и облачения для духовенства также пожертвованы. Особенно выделяется полное священническое облачение от командующего войсками генерал-адъютанта А. С. Костанда.

Кроме всех вышеописанных церквей — Кремля, Китай-города, Белого и Земляного городов, под которыми находится до 50 десятин земли, — в Москве насчитывается 110 домовых церквей: во дворцах, в казармах, больницах, во всякого рода учебных и богоугодных заведениях, в богадельнях и домах частных лиц. Всего же в Москве: соборов — 9; монастырей: мужских — 14; женских — 7; церквей: приходских — 239; домовых — 110.

Таким образом, в Москве церквей (с соборами и монастырями) — 379. А во всех этих храмах 1060 престолов.

Оглавление книги


Генерация: 0.557. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз