Книга: Крестовский, Елагин, Петровский. Острова Невской дельты

Завод, который построил Гот

По адресу Петровский пр., 20/2, из-за ограды высокомерно взирает на проезжающих и проходящих мимо вросший в землю старинный особняк хозяина канатной фабрики. Он производит впечатление недавно покинутой барской усадьбы. Вероятно, архитектор Александр Риттер, строивший в 1882–1883 гг. по заказу Вильгельма Гота этот дом, ориентировался на преобладающий дачный характер Петровского острова, а потому получилась скорее дача, нежели дом. Снизу кирпичный, а сверху (выше первого этажа) деревянный, но везде следы благородства: мраморные лестницы, изысканная лепнина на потолке, герб над дверями… На старых фотографиях видна огромная клумба в центре двора, аккуратные заборчики. Рядом существовал сад.

Наплыв любопытных со всех концов города заставил нынешних жильцов закрыть вход во двор, установить кодовый замок, а ещё лет десять назад автору этих строк при посещении дома все подробно рассказывали и показывали, и даже предлагали купить особняк по сходной цене. Обитатели коммуналок, располагавшихся здесь, понимали, что живут в «памятнике», но не знали, как выжать из сего факта хоть какую-то прибыль, уж очень запущенным оказался дом к началу XXI в., но значился в документах как «охраняемый объект».


Петровский пр, 20. Особняк Гота

Честно говоря, ни лестницы, ни своды не производили впечатления, а вот «дачная» архитектура казалась необычной. Дому, как и многим постройкам на Петровском проспекте, повезло: массовое жилищное строительство в советские времена просто не успело дойти до Петровского острова. Иначе он обязательно помешал бы какой-нибудь «хрущёвке» – места занимает много, а жильцов вмещает мало. Об особняке Гота мы ещё поговорим, а пока о заводе, внесшем существенный, если не решающий вклад в промышленный характер развития Петровского острова.

В октябре 1798 г. петербургский губернатор барон фон Пален жалует по указанию императора Павла I участок казённой земли на пустопорожнем месте Петровского острова в «вечное и потомственное владение» господину Лампу – пастору лютеранской кирхи Св. Петра. О местоположении участка в документе сказано: «…по правую сторону – Воскобелильный завод, по левую – Петровский дворец».

Получив участок, Ламп сразу же строит на нём дачу, но то ли ежегодные наводнения испугали пастора, то ли вмешались иные обстоятельства, но уже 27 июля 1800 г. он продаёт «собственную свою дачу с растущим лесом» петербургскому купцу Екиму (Иохиму) Готу. Цена сделки – 64 000 руб. ассигнациями. Сумма немалая, но и участок земли весьма значительный.


План канатной фабрики Гота. 1829 г.

Выходец из Великобритании Гот, до этого занимавшийся канатным производством, основывает на острове канатный завод, именно завод, канатной фабрикой он будет именоваться лишь со второй половины XIX в. Трудно сказать что-либо определенное об объёмах выпуска продукции до 1829 г., скорее всего, здесь существовало лишь мелкое кустарное производство, к тому же сильно поврежденное наводнением 1824 г. Работали в кустарных мастерских исключительно вручную – смолили паклю, свивали жгуты в канаты, наматывали их потом на бобины… Кое в чём помогала лошадиная тяга.

Резко активизировал деловую активность предприятия сын Екима, купец 3-й гильдии Иван Екимович Гот. Об этом свидетельствует первый подробный план канатного завода, сохранившийся до наших дней, датированный 15 мая 1829 г. Наряду с полутора десятками старых деревянных построек, на плане изображено длинное заводское здание (свыше 100 м), которое И.Е. Гот, как написано в документах, «желал вновь выстроить». В этом здании, просуществовавшем вплоть до XX в., и разместится основное канатное производство. Вдоль Петровского шоссе – так в то время назывался Петровский проспект – расположились жилые строения и дом хозяина фабрики, а ближе к Малой Неве – старые деревянные корпуса, более похожие на сараи. Незастроенной оставалась лишь полоска земли у самой Малой Невы.

Можно ли считать 1829 г. годом настоящего рождения крупного канатного производства на Петровском острове? Сложно сказать, но по крайней мере именно после этой даты завод начинает стремительно расширяться. В 1836 г. на его территории появляется первая паровая машина, для которой выстраивается каменное здание; на берегу Малой Невы оборудуются сразу три пристани, служащие для приёма и отправки грузов. А вскоре на участке Гота появляются и «излишества», такие как оранжерея и голубятни, косвенно свидетельствующие о процветании дела. Ибо на забавы купцы обычно тратили деньги только в том случае, если в них совершенно не было недостатка.

За первой паровой машиной последовали ещё две, а в 1857 г. по проекту архитектора Рудольфа Богдановича Бернгарда возводится сохранившееся до наших дней похожее на башню здание смольни (сейчас она заброшена, но следы благородства не утратила). В то время промышленные объекты умели и любили делать красиво, а может, правильнее сказать: не умели и не любили что-либо делать некрасиво.

Почему смольня – один из главных элементов в канатном производстве? Дело в том, что самым распространенным материалом для производства канатов в то время являлась, да и до сих пор остается, пенька – грубое волокно из стеблей конопли. Не зря склады пеньки были разбросаны в Петербурге по всем островам, для нужд флота этого материала требовалось неимоверное количество. Пропитанные смолой (смольные) канаты более устойчивы к воздействию влаги, чем непропитанные бельные (белые). Бельные быстрее гнили и имели меньшую прочность по сравнению со смольными при равной толщине. Соответственно, и цена на них была ниже. Так что не напрасно смольня долгое время оставалась самым крупным каменным сооружением на фабрике, смолили здесь большую часть продукции.


Рабочие на фабрике. 1890-е гг.

На плане участка И.Е. Гота 1864 г. мы видим, что фабрика занимает уже то же пространство, что и нынешний ОАО «Канат», за ней же – вся прибрежная полоса вдоль Малой Невы. Среди корпусов несколько каменных. Каменные корпуса поочередно вводились в строй в течение 50 лет – по 1908 г., а периодически случавшиеся пожары «помогали» процессу перестройки. Среди архитекторов фабрики и жилых строений значились В.Р. Бернгард, Шумахер, И.К. Лаутер, Ф.Б. Нагель, Г.Г. фон Голи, Р.О. Ульман.


Канатная фабрика. 1900 г.

Расцвет канатной фабрики приходится на 1870-е гг. Она производит свыше 200 тысяч пудов продукции, а её представительства и магазины открывались во всех крупных городах России. Значительная часть канатов отправлялась на экспорт. Канаты продавались в заводской намотке и упаковке, а отпускной единицей являлся пуд. За пуд смолёного каната в конце XIX в. просили около 9 руб. В это время на предприятии трудилось свыше 400 человек, в основном из крестьян, причём значительная часть рабочих проживала при фабрике в неприхотливых деревянных строениях, группировавшихся по периферии участка.

Конечно, у предприятия Гота в России имелось множество конкурентов, в том числе открывшаяся в 1870-х гг. петербургская канатная фабрика «Нева», однако потребности флота и промышленности были столь велики, что заказов хватало на всех.

Оглавление книги


Генерация: 0.274. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз