Книга: Крестовский, Елагин, Петровский. Острова Невской дельты

Завод Ропса на Петровской косе

Самая западная оконечность Петровского острова долгое время оставалась пустынной. Ещё бы, малейшее наводнение – и вся Петровская коса под водой. Под дачи местность не годилась, разве что под огороды или под завод, не слишком чувствительный к наводнениям. Он вскоре и появился. В Центральном государственном историческом архиве имеется план Петровской косы за 1871 г., «арендуемой от Придворного ведомства с показанием вновь построенного невто-очистительного завода». Владельцем «невто-очистительного», а попросту говоря, керосинового завода, значился американский подданный Вильям Хопер Ропс. Он обосновался в России в 1840-е гг., в петербургском порту содержал контору по продаже пеньки, бумаги и тканей. Из Североамериканских штатов Ропс привозил хлопок и ткани, а в Америку отправлял пеньку, лен и канаты. Утверждают, что был у Ропса даже небольшой флот – три фрегата.

Когда потребовалось найти место для завода по производству керосина и смазочных масел, выбор пал на Петровский остров. Невысокая арендная плата от Кабинета императорского величества, удобный доступ по воде, небольшое расстояние до центра города – чего ещё желать? Даже бич Петровского острова – наводнения – заводу были не так страшны, поскольку само производственное здание располагалось на некоторой возвышенности, а огромным ёмкостям для хранения керосина («баракам») ничто не грозило.

На планах завода 1871 и 1872 гг., выполненных известным архитектором Ипполитом Монигетти, видны «бараки» для содержания керосина – всего 11 штук, возле каждого из которых располагалась небольшая свайная пристань, посредством которой осуществлялась погрузка и разгрузка жидкостей. Бараки, по распоряжению городских властей, изготовляли из бетона, а пол предлагалось делать либо земляным, либо каменным. Для недопущения растекания жидкости он имел уклон к середине помещения, где находились приемники для стекания жидкости. Обязательной являлась и вытяжная труба в каждом бараке.

Судя по тому, что речка, пересекавшая Петровскую косу, в то время называлась Керосинкой, можно предположить, что бараки текли нещадно, травя сравнительно чистую в то время дельту Невы. Ныне это название речки утрачено, но на старых картах оно встречается.

Почему автор выдающихся архитектурных сооружений Ипполит Монигетти проектировал столь утилитарное сооружение, как нефтеочистительный завод? Трудно сказать, однако, судя по чертежам, заводское здание не лишено было изящества и даже украшено декором. На территории Петровской косы это было единственное каменное сооружение, располагалось оно на месте нынешних причалов яхт-клуба. Понятно, почему здание не сохранилось до наших дней: паровые машины разрушали его изнутри, а наводнения – снаружи. Уже к началу XX в. здание, построенное в 1871 г., сильно обветшало.

В 1894 г. дело Вильяма Ропса продолжил его сын, купец 1-й гильдии Эрнест Ропс. Он, в отличие от других купцов-иностранцев, принявших русское подданство и даже ставших почетными гражданами Санкт-Петербурга, так и остался американским подданным. С конца XIX в. нефтеперегонный завод именуется акционерным обществом «Нефтеперегонный завод В. Ропс и К°», капитал общества составляет свыше 1 млн руб., выпущенных акций – 4800.


На дальнем плане – керосиновые склады. 1910-е гг.


Керосиновые склады на плане острова 1860-х гг.

Численность работающих в 1903 г. насчитывала 187 человек. Основной продукт предприятия оставался всё тем же – хозяйственные масла, керосин, вазелин.

Оглавление книги


Генерация: 0.395. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз