Книга: Книга Москвы: биография улиц, памятников, домов и людей

Кусково В ожидании великой суши

Кусково

В ожидании великой суши

Точно как советует путеводитель «Москва и окрестности» 1896 года издания, в Кусково, за 7 верст от тогдашней Москвы, мы поедем по железной дороге: либо по Нижегородской (теперь Горьковского направления Курской) до полустанции, как писали тогда, Кусково, либо по Рязанской (теперь Казанской) до полустанции Перово. Чтобы в дороге не заскучать, возьмем почитать книгу М.И. Пыляева «Старая Москва», на которую мы редко ссылаемся только потому, что она целыми страницами до буквы совпадает с более поздним изданием Ивана Кондратьева (не комментируем). Кусково, пишет Пыляев, по преданию получило свое название от куска, которым граф Петр Борисович Шереметев называл свою родовую вотчину, окруженную со всех сторон огромным имением графа Черкасского, друга его отца. Петр Шереметев женился на единственной дочери Черкасского, получил в приданое все окрестные села и таким образом вставил свой кусочек в общую мозаику: Перово, Вешняки, Жулебино… И помимо прочего Останкино – за Москвой на север. Молодая графиня, пишет дальше знаток старой жизни Пыляев, выросла в Вешняках и не хотела далеко от них уезжать, поэтому граф Петр Борисович выстроил для нее на своем куске дворец и назвал его Кусковом.

Утрем слезы умиления и начнем разбираться. После женитьбы на Варваре Алексеевне, которая произошла в 1743 году, Шереметев и правда всерьез озаботился своим Кусковом: выстроил Голландский и Итальянский домики, Эрмитаж, Оранжерею, Грот, еще кое-какие парковые павильоны, не все из которых пережили два с половиной века, и, наконец, деревянный оштукатуренный дворец с колоннами из цельных стволов деревьев и великолепными интерьерами. Вся эта красота, воздвигнутая замечательными архитекторами, среди которых Карл Бланк и Федор Аргунов, располагалась в дивном регулярном парке с 17-ю прудами.

Да вот незадача: изумительный дворец, который услаждает взоры до сих пор, начали строить через два года после скоропостижной кончины Варвары Черкасской-Шереметевой. Пыляев подробно рассказывает о роскошной отделке, о чудесных портретах в картинной галерее, о библиотеке и собрании оружия, но мы его цитировать не станем: архитектуре, равно как и скульптуре и музыке, не надобны слова. «Подмосковный Версаль» – и этим все сказано. А времена, а нравы, и павильоны им под стать: вот, например, Эрмитаж, что в переводе с французского – «место уединения». В полном соответствии с названием домик предназначался для встреч без посторонних глаз и ушей. Даже прислуги там не было: специальная машина на диване поднимала гостей, жаждавших уединения, на второй этаж, а за ними поднимался накрытый стол. От летнего зноя гости укрывались в гроте – и теряли дар речи от его неповторимой отделки ракушками, перламутром, натуральным камнем. Да мало ли от чего тут можно было прийти в восхищение! Даже цари изумлялись: в память о двух визитах Екатерины Великой в парке Кускова установлен мраморный обелиск и колонна со статуей Минервы.

В советское время в усадьбу перевезли коллекцию фарфора купеческой семьи Морозовых и устроили тут музей керамики. Музей и ныне располагается в Оранжерее, и его очень даже стоит осмотреть: один революционный фарфор чего стоит. Только день для экскурсии выбирайте летний, сухой и солнечный. А то керамику увидите, а усадьбу нет – там дом деревянный, его от сырости берегут.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.282. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз