Книга: Книга Москвы: биография улиц, памятников, домов и людей

Крымские названия Остров названий

Крымские названия

Остров названий

Помимо лиц мифической кавказской национальности, Кавказ отметился в столице еще бульваром в квартале от метро «Царицыно». В том раннезастойном 1965 году, когда его нарекали, через сто лет после той кавказской войны, даже в самые воспаленные мозги не могла прийти мысль о следующей войне на Кавказе. Наоборот, народы виделись собравшимися в тесный кружок, как в фонтане на ВДНХ, и уличное название было знаком этой дружбы.

В отличие от Кавказа, Крым представлен на карте Москвы много шире – тут и набережная, и проезд, и улица-вал, и площадь, и эстакада, и мост, и даже тупик, что в свете его истории даже как-то символично. Да только вот какая закавыка: нынешний Крым не имеет к московским названиям никакого отношения – корни их следует искать в толще веков.

Многочисленные войны, катком катившиеся по старой Руси, оставили о себе на память пословицу: «Никто не наделал русским так много вреда, как хан крымский да Папа Римский». Не будем спорить о папиной роли в русской истории, а вот крымские ханы и на самом деле навели на Русь немало разору. Непосвященных посвящаем: Крымское ханство откололось от Золотой Орды в середине XV века и существовало до самого присоединения Крыма к России в конце XVIII-го. Все это время им управляла династия Гиреев: Хаджи-Гирей, Махмет-Гирей, Казы-Гирей, Давлет-Гирей, Менгли-Гирей… Все эти многочисленные Гиреи, перечисленные нами не в порядке хронологии, так хорошо известны в России именно потому, что долгие три с половиной века Крымское ханство продолжало дело Золотой Орды: набеги и наскоки на Русь с неблаговидными целями. И Крымский брод на Москве-реке, бают, был назван так потому, что через него по мелководью переправлялись крымские орды, чтобы напасть на Москву. Этот факт вызывал сомнения еще у составителей путеводителя 1831 года издания, но с тех пор прочно укоренился во всех изданиях о Москве. Еще интереснее: бродом, и Крымским в придачу, это место называлось гораздо позже того, как тут возвели в 1786 году деревянный Никольский мост, – по привычке, пожалуй. Отзвуки этой привычки слышатся у Ивана Сергеевича Тургенева: ежели кто помнит, здесь у брода Герасим в свое (середина XIX века) время нашел барахтающуюся у берега собачку и назвал ее Муму.

По всей видимости, отношения с ханством складывались неровные – не всё воевали, иногда и перемиривались. Откуда бы иначе возникнуть в Москве ханскому посольству под названием Крымский двор? А двор был – никто из исследователей в этом не сомневается. Вот когда – это спорный вопрос: в разных книжках нам попадались и XVI, и XVII, и XVIII века. Стоял он, единогласно утверждают, напротив нынешнего ЦПКиО, в том самом месте, где сейчас лежит гигантский спичечный коробок Центрального дома художника. А мог бы, кстати сказать, возвышаться Дом ученых – перед войной этот участок отвели под Академию наук. Маститый Щусев уже разработал проект, но Великая Отечественная спутала планы, а в 60-е годы концепция поменялась совсем – вместо науки место бывшего Крымского двора оккупировали искусства. Ко двору же скажем: именно он лежит в основе всех «крымских» названий: сначала по его памяти назвали улицу Крымский Вал, а потом уже к ней паровозиком прицепили площадь, набережную, проезд и так далее. С проездом, предупреждаем, могут возникнуть трудности – проехать-то по нему проедете, если ремонта на мосту не затеют и пробки не образуется, а вот найти его – это будет непросто, поскольку вы запросто примете его за съезд с моста, чем он, собственно говоря, несмотря на громкое имя, и является. Крымская эстакада, то есть, попросту говоря, мост через Садовое кольцо и Крымскую площадь, была в Москве первенцем среди сооружений, называемых этим изящным французским словом. С 1960 года по ней ездят с Метростроевской (а позже с Остоженки) на Комсомольский проспект и обратно.

И наконец, о единственном в Москве подвесном красавце – Крымском мосте. Свою родословную он ведет от уже упомянутого деревянного моста, разбираемого по весне, чтоб не унесло половодьем. От этого Крымского моста в ненастную погоду любовался Кремлем в 1851 году Алексей Саврасов, а теперь можем любоваться мы – на одноименной картине. В семидесятых годах позапрошлого века ветхий деревянный мост уступил место железному с решетчатыми фермами в виде коробки – позже московская шоферня очень метко назовет его мышеловкой. «Рено», полуторки и ЗиСы ловились в эту западню до 1936 года, пока архитектор Власов, впоследствии прославившийся строительством послевоенного Крещатика в Киеве и стадиона «Лужники» в Москве, не начал возводить здесь мост, подвешенный на цепях к столбам-пилонам. На этом мосту мы с вами и простимся – совсем как цыганка из романса Якова Полонского.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.120. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз