Книга: Книга Москвы: биография улиц, памятников, домов и людей

Марфо-Мариинская обитель Преподобномученица августейших кровей

Марфо-Мариинская обитель

Преподобномученица августейших кровей

По-правильному этот крошечный женский монастырь, спрятанный в самой сердцевинке Замоскворечья среди жилых построек, раньше назывался так: Марфо-Мариинская обитель милосердия во владении великой княгини Елизаветы Федоровны. О великой княгине мы, по преимуществу, и станем рассказывать – ведь без нее эта обитель для помощи больным, раненым и увечным воинам просто не возникла бы. Но долой поспешность – негоже рассказывать в спешке о несуетном.

4 февраля 1905 года эсер Каляев взорвал в Кремле у Никольских ворот главнокомандующего Московским военным округом великого князя Сергея Александровича. Чем насолил царский дядя боевой организации эсеров под руководством платного агента охранки Азефа и почему те, которые ему платили, не предотвратили этого взрыва – тема других книжек. Мы – о вдове главнокомандующего, родной сестре императрицы Александры Федоровны, урожденной герцогине Гессен-Дармштадтской. Елизавета Александра Луиза Алиса прибыла в Россию с берегов туманного Альбиона, где воспитывалась у родной бабки, между прочим, британской королевы Виктории. Каково-то ей было: сначала в туманном Санкт-Петербурге, а потом в заснеженной Москве, куда ее высокородного супруга назначили генерал-губернатором? Ходят смутные слухи о не вполне традиционной ориентации великого князя, но мы не сплетники и подробностей избежим. Как относилась ко всему этому его супруга – не знаем, но думаем, что смиренно: в 1891 году она приняла православие. Была Елизавета Федоровна, судя по книжкам, религиозна, работала в Православном палестинском обществе, которое возглавлял супруг, ездила с ним в Палестину освящать церковь Марии Магдалины в Иерусалиме. В Русско-японскую организовала помощь воинам, потом детям и вдовам погибших.

А тут эсеровский взрыв… Елизавета Федоровна по-христиански простила Каляева перед казнью в Шлиссельбурге, распустила двор и пошла помогать тем, кто нуждался в помощи. Для чего и купила на Ордынке усадьбу, в которой великолепный зодчий Щусев воздвиг чудный храм Покрова – знающие люди говорят, что в стилизации под новгородско-псковское зодчество ясно читается влияние модерна. Внутри – резные кресты работы скульптора Коненкова и росписи Нестерова и братьев Кориных. Собор еще строили, когда Елизавета Федоровна приняла постриг настоятельницы обители. В обители лечили и давали лекарства, бесплатно кормили бедных и растили бездомных девочек. Внучка королевы Виктории самолично опекала не к ночи помянутых обитателей зловещей Хитровки. В германскую войну начала врачевать раны солдат и офицеров действующей армии. Народ и «передовая» пресса щедро отблагодарили благодетельницу – объявили немецкой шпионкой. По себе, знать, мерили: у плебса и аристократии по определению разные представления о патриотизме и чести. Нет, огульно не обобщаем, встречали истинных аристократов совсем простого звания. Но мы о тенденции, кстати сказать, не изжитой с прошедшим веком…

После Февральской революции император Вильгельм II, брат мужа родной сестры великой княгини, предложил Елизавете Федоровне уехать в Германию. Она отказалась – надеялась, наверное, еще быть полезной новой родине. Но большевики за добро не платили добром – у них были в ходу другие деньги. Выбор Елизаветы Федоровны превратил ее из монахини в преподобномученицу: вместе с другими Романовыми настоятельницу Марфо-Мариинской обители арестовали, увезли на Урал в город Алапаевск, где в роковую ночь на 18 июля 1918 года – следующую после расстрела царской семьи – заживо сбросили в шахту. Потом Алапаевск занял Колчак, тело Елизаветы Федоровны извлекли из заброшенной шахты и через половину мира – Пекин, Шанхай и Порт-Саид – перевезли в Иерусалим. В ту самую церковь Марии Магдалины, которую она приезжала освящать.

«Вы в глаза ее взгляните, как в спасение свое…» Никакой мистики: строчки Окуджавы мы вспомнили, когда стояли у памятника Елизавете Федоровне в Марфо-Мариинской обители. «Жалко только, что собор Покрова отделен от обители забором, местами с колючей проволокой поверху (сатанинским, не иначе, изобретением). Научно-реставрационный центр имени Грабаря пока что обороняет свои позиции. Может, молитвы помогут вернуть храм монастырю?» – написали мы в первом издании «Книги Москвы». И знаете, помогли, видно, молитвы – сегодня собор Покрова открыт для верующих и неверующих. Слава Богу.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.089. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз