Книга: Книга Москвы: биография улиц, памятников, домов и людей

Моховая Нежилой фонд

Моховая

Нежилой фонд

Улица, идущая вдоль Александровского сада, но за Манежем, как нельзя лучше соответствовала бы своему названию – Моховая, случись она на заявленном месте веке эдак в XIV-м. В ту пору это и было самое настоящее Моховое болото – и по сути, и по названию. Берег речки Неглинки, нынче (простите, что напоминаем в сотый раз) закованной в трубу, тут был низок, заболочен и порос мхом, не имеющим обыкновения произрастать в сухих местах. За болотом строились, но не сказать чтоб активно: за четыре века – несколько боярских дворов да отзывающийся морозом по коже Опричный двор, возведенный в XVI веке, но простоявший лишь 6 лет до ближайшего набега крымского хана. И в XVIII веке, когда дворы уже образовали улицу, она еще вполне отвечала своему названию. Болото, правда, замостили, но на нем образовалась торговая площадка, которая все равно называлась Моховой – может, по недоброй памяти болоту, но скорее всего – по профилю торговли: на ней продавали мох, которым конопатили избы. Теперь уж никто не возьмется с достоверностью сказать, в честь болота или площади назвали в том же XVIII веке улицу Моховой. Есть, знаете, в науке такой мудреный термин «контаминация», что значит смешение двух событий, вот к этому случаю он, вероятно, подходит.

Тридцать лет, начиная с 1961 года, Моховую называли проспектом Маркса. Но родное имя московской речи не ушло, и благодарить за это следует Московский университет и Евгения Винокурова. Корпус на Ленинских горах, воздвигнутый в 1953 году, заставил москвичей уточнять, а криво-косое «Университет на проспекте Маркса» не привилось. Так и говорили, как с дореволюции повелось, – «на Моховой». А поэт Евгений Винокуров в 1957 году написал песню про Сережку с Малой Бронной и Витьку с Моховой, что так и остались лежать «в полях за Вислой сонной». И только один вопрос, возможно, возникнет у нашего молодого читателя: где же на Моховой, сплошь заставленной нежилым фондом, мог быть прописан фронтовик Витька? Москвич постарше этим вопросом не задастся, и вот почему: он помнит, как сносили уже в семидесятых целый жилой квартал напротив Пашкова дома. И еще один дом был в прошлом жилым, да какой – тот, что стоит рядом с «Националем» и похож на итальянское палаццо. Эту цитату из великого итальянского зодчего Андреа Палладио архитектор Жолтовский воплощал средствами современной архитектуры, и здание было поворотным пунктом, но не на улице, а в архитектуре – от конструктивизма к тому ампиру, который теперь принято называть сталинским. В нем Витька тоже мог жить: в ту – Великую – войну Родину защищали и обитатели элитного, как пишут сейчас, жилья.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.097. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз