Книга: Книга Москвы: биография улиц, памятников, домов и людей

Миусы Фадеев в углу

Миусы

Фадеев в углу

Миусская площадь – цитируем «Путеводитель по Москве» 1905 года издания – название темное… Что ж, попробуем поводить вокруг него фонариком: а ну как обнаружится – если и не происхождение названия, то хоть что-нибудь замечательное.

Если учинить в Интернете поиск по слову «Миусы», большая часть находок обнаружится никак не в Москве, а наоборот, на юге России. И это объяснимо, потому как Миус – это речка, впадающая в Азовское море недалеко от Таганрога. Существование этой речки сильно облегчило труды специалистов, уже в XIX веке занятых объяснением московского названия Миусы – местности, раскинувшейся от Новослободской почти до Тверской и от Садового кольца до Камер-Коллежского Вала. Пособили еще лесные склады – Лесной рынок, что под Вязками, расположенный как раз на Миусах и уцелевший в названии ближней к Миусам Лесной улицы. «Почему бы бревнам не лежать тут сто пятьдесят лет?» – решили исследователи. А сто пятьдесят лет назад, отсчитывая от первой половины XIX века, будет как раз самый конец XVII-го – время постройки русского флота и Азовских походов Петра I. Базу русского Азовского флота строили в Таганроге, что от речки Миус и вовсе рукой подать. Так, дескать, южнорусский Миус и пробрался в Москву – обратным рейсом.

Никаких убедительных доказательств азовских корней у московских Миусов нет. Во всяком случае, исследователи на этой версии не настаивают – более того, выдвигают в противовес ей другие варианты происхождения названия. Никто не верит в тюркскую версию: в языках этой группы «миус» означает угол или мыс. Это хорошо объясняет происхождение названия южной речки – она истинно впадает в море у острого мыса – но никак не помогает в Москве: никаких острых углов, мысов и других выступающих частей на Миусах в Первопрестольной нет. Иван Кондратьев убежден в происхождении Миюсов – так он пишет это название – от «сообщника бунтовщика Разина» казака Миюски, будто бы казненного публично как раз на месте нынешней площади. С легковерным Кондратьевым горячо соглашается гораздо более авторитетный ученый – правда, не в области топонимики, а в сельскохозяйственных науках, – Александр Чаянов, который, подробно изучив вопрос, принял близко к сердцу плененного казака и буквально ощущал (так он сам писал), что тень легендарного Миюски носилась в аудиториях университета Шанявского и связывала его с вольницей Разина. Интерес Чаянова к местности вылился в целую книжку, изданную в 1918 году, которая так и называлась: «История Миюсской площади». В постсоветские времена, когда контрреволюционера Чаянова вновь вернули русской истории, любопытство его вознаградили – именем Чаянова назвали улицу на Миусах, позади университета Шанявского, где он преподавал. Но памятника на площади не поставили, поскольку ее оккупировал с 1973 года памятник Фадееву, в этом районе не жившему и особого интереса к нему не проявлявшему, зато советскому до костей мозга.

Есть исследователи, что верят в Миуску-Миюску, но не в его казнь в описываемом месте. Так что и Миуска нас к истине не выводит, скорее тащит в другой тупик топонимического лабиринта. И выхода из него нет – если только не обнаружатся какие-нибудь доселе скрытые архивы. Но вот что уж точно не секрет – так это происхождение названия Миусского кладбища. Его назвали по близости к Миусам. Где ж близость, спросите вы, кладбище находится за Новослободской и дальше еще, за Сущевским валом. Так в эпидемию чумы 1771 года кладбища ближе к городу и не располагали.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.056. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз