Книга: Книга Москвы: биография улиц, памятников, домов и людей

Плевако Сам себе всё

Плевако

Сам себе всё

Это сейчас кое-кто из адвокатов (назначенных знаменитыми) постоянно мелькает на телеэкране. Это сейчас их зачастую экзотические фамилии незатейливо вкладываются в наши уши, глаза и мозги. Но никому из них так и не удалось достичь славы звезд российской адвокатуры рубежа XIX–XX веков (не только дотелевизионной, но и даже дорадийной эпохи) Анатолия Федоровича Кони и Федора Никифоровича Плевако (тоже те еще фамилии, может, чтобы стать знаменитым адвокатом, необходимо, как минимум, иметь нестандартную фамилию?). Кони был петербуржцем – стало быть, мы про него здесь не рассказываем. А вот Плевако – москвич.

Вообще-то родился сын дворянина и крепостной киргизки в Оренбургской губернии, но и учился (1-я Московская гимназия и юрфак Московского университета), и работал (присяжный поверенный Московской судебной палаты) в Первопрестольной. О судебных успехах Плевако, о его знаменитых речах, произносимых внешне невыразительным голосом, да еще с пришепетыванием, мы тут говорить не будем, любознательный читатель может самостоятельно прочесть давно изданный двухтомник судебных речей Плевако. А мы вам лучше байки расскажем – как раз те, что показывают человека.

Судили как-то крестьян, взбунтовавшихся после того, как наследник прежнего барина отобрал у общины землю, отданную крестьянам без должного оформления, просто по договоренности. (Кстати, требующий обычно высоких гонораров Плевако с крестьян и рабочих, так же обычно, денег не брал.) Молчавший весь процесс защитник после горячего выступления прокурора наконец-то обратился к жюри, сплошь состоявшему из местных помещиков. «Я, – начал Плевако, – не согласен с прокурором, он требует слишком мягкого наказания. Вот этому подсудимому надо срок удвоить, этому прибавить пять лет, и этому… Чтобы раз и навсегда отучить мужиков верить слову русского дворянина!» Занавес. Крестьянам вынесли оправдательный приговор.

И еще одна картинка. Плевако был весьма состоятельным человеком, владел даже доходным домом на Новинском бульваре. Повседневная его бытовая скромность время от времени сменялась широким разгулом: он устраивал лукулловы пиры на специально зафрахтованных пароходах на маршруте от Нижнего Новгорода аж до Астрахани. Источник доходов мы уже раскрыли (да и чего тут непонятного?) – высокие гонорары. А вот как эти гонорары порой добывались. Состоятельный купец просит Плевако принять участие в процессе. Адвокат соглашается и просит аванс. Купцу слово незнакомо. «Что это такое?» – «Задаток знаешь? – уточняет Плевако. – Так вот аванс в два раза больше». И на этот раз – занавес. Все-таки адвокаты – люди сцены. Сами себе режиссеры и сами себе (и своим клиентам, и суду) актеры. Дело в мастерстве. Плевако – мастер. Завидуем его современникам.

Оглавление книги


Генерация: 0.086. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз