Книга: Кнайпы Львова

Хроника самоубийств

Хроника самоубийств

1 ноября 1919 г. Самоубийство молодоженов. В гостинице «Под Золотым Львом» на Фурманской поселилась пара молодоженов — Ян Зелеп и София Лапанивна. Они наняли покой на два дня, никуда не выходили. В последний раз их видел живыми покоевый (слуга) в 9 утра, когда принес им кофе. После десяти официант отеля шел по коридору и вдруг услышал стон из их покоя. Постучал — не открыли, вошел и увидел мертвую женщину в луже крови и мужчину, который сидел на полу, истекая кровью. Имел глубокие раны на горле и на груди, близко от сердца. Комиссия судебно-полицейская нашла письмо самоубийц, где указана причина такого решения — отсутствие материальных средств на обустройство семейного очага.

3 февраля 1920 г. Самоубийство под музыку. В кабаке Чарака в Рынке под числом 12 перерезал себе бритвой горло 31-летний официант Юзеф Гречовский. Свидетели утверждают, что перед выполнением страшного действия он приказал сыграть себе «Траурный марш». «Скорая помощь» отвезла окровавленного любителя музыки в госпиталь.

В воскресенье 1 января 1922 г. пополудни в отель «Европейский» на площади Марийской прибыл гость, отрекомендовал себя как Владимир Ортынский, служащий банка в Быдгоще, хотя на самом деле был работником львовского банка и жил на Коперника. Сразу пошел в комнату, объяснив, что идет отдохнуть, хотя был очень раздражен. Когда он к полудню во вторник так и не объявился, обеспокоенная служба отеля после бесполезного стука открыла дверь силой. Их глазам открылось страшное зрелище. На диване лежал мертвый человек.

На место происшествия явился полицейский агент Собель и доктор Коляновский, которые подтвердили, что тот принял большое количество веронала.

Ортынский оставил письмо, в котором писал, что мир слишком убог, чтобы дольше в нем находиться, и поэтому он покидает его добровольно. Из документов следует, что имел 31 год.

10 января 1922 г. в ресторан на Святого Мартина, 61, пришла какая-то старуха и, сев во втором покое за столиком, приняла очень сильную отраву и через несколько минут умерла.

13 января 1922 г. В отеле «Краковском» пытался отравиться Н. Й., пятидесяти семи лет, приняв морфин. Нашли его в бессознательном состоянии, но когда промыли желудок, то удалось спасти.

8 июня 1923 г. Загадочный самоубийца. Вчера в половине 23, выйдя из кофейни «Рома» на Академической к скверу напротив локаля, выстрелил себе из браунинга в висок некий неизвестный юноша. В безнадежном состоянии перевезен в госпиталь. Никто из завсегдатаев «Ромы» его не опознал, при самоубийце не было никаких бумаг, только бумажка с надписью: «Я ребенок всего мира, прощаюсь со всем миром».

22 августа 1923 г. Самоубийство 18-летней девушки в аресте. За тайный разврат была арестована сегодня утром Мария Ш., пекарь из кофейни «Европейская». А вечером, находясь в аресте, девушка приняла несколько ядовитых пастилок. По дороге в госпиталь умерла.

26 августа 1923 г. Работница отеля «Сити», восемнадцатилетняя Аполония М., приняла вчера в 7 утра большую дозу сублимата. Повод — несчастная любовь.

20 октября 1923 г. Самоубийство в отеле «Рояль». 25-летний инвалид, помощник фризиера (парикмахера) Маркиян Черняк напился соляной кислоты. Вызвана «скорая помощь» и промыт желудок. Повод для самоубийства — нехватка средств для жизни.

28 декабря 1923 г. Загадочное самоубийство врача в «Народной гостинице». В первый день зимних праздников лишила себя жизни россиянка др. Анна Калюс. Богатая дама жила в «Гостинице» более полугода и имела любовные отношения с одним провинциальным врачом. После бурной сцены с любимым впрыснула себе в участок сердца огромную дозу стрихнина и до прибытия спасательной помощи скончалась.

Оставила 2 письма, написанные на русском языке, много шикарного гардероба, врачебные принадлежности и большое количество различных валют.

1929 г. Покушение на убийство и самоубийство в украинском «Соколе». В здании на ул. Городоцкой, 85, находится украинский «Сокол», в зале которого часто проходят танцевальные забавы. Такая забава проходила и вчера. Был там 21-летний русин Мирослав Беляк, торговый помощник, вместе со своей невестой Екатериной Опецькивной. Во время забавы, когда танцевали коломыйки, Беляк внезапно выстрелил из револьвера в танцующую с другим знакомым Опецькивну. К счастью, выстрел был мимо, пуля пошла боком и даже никого не ранила. После этого выстрела, когда в зале воцарилась паника, Беляк направил револьвер на себя и выстрелил во второй раз. В результате его расстройства пуля попала в его правую ногу. На место прибыла «скорая помощь», которая осмотрела Биляка и завезла в больницу. Выстрелы последовали на фоне любовного недоразумения.

30 января 1931 г. Киоск инвалида Рабия рядом с Венской кофейней на Гетманских Валах известен был в широких кругах завсегдатаев кофейни, здесь можно было всегда получить ссуду под хороший процент. Сегодня, когда увидели гости «Венской» на киоске посмертную карточку Анны Рабиёвой, молодой дамы, которая насчитала от силы 28-ю весну жизни, клиенты Рабия не поверили своим глазам. Ведь еще вчера встречала она папиных клиентов с улыбкой на устах. Ночью пани Анна отобрала себе жизнь, глотнув большую дозу стрихнина. Власть еще не узнала причины самоубийства. Очевидно, что она совершила это не из-за финансовых хлопот.

28 апреля 1931 г. Вчера ночью выстрелом из револьвера в висок лишил себя жизни Саломон Бренгольц, 41-летний помещик Золочивского уезда. Прибыл он позавчера во Львов и поселился в отеле «Краковский». Целый день находился в городе и вернулся незадолго до полуночи. Поскольку утром не подавал признаков жизни, слуга вошел в комнату и застал там труп. Бренгольц оставил семь писем: к жене, сестре, теще, адвокату д-ру Юлиушу Ашкенази и для полиции. Следствие установило, что покушение он учинил стоя напротив зеркала. Имел долгов 100 тысяч долларов и не смог договориться с кредиторами.

15 июля 1931 г. Смертельный эпилог семейной распри. Владелец ресторана Изидор Галыптон сорока трех лет после серьезной ссоры с женой застрелился из автоматического револьвера в своем жилище на ул. Замарстыновской, 45. Пуля вошла в правый и вышла из левого виска. Вызванная «скорая» забрала его в больницу, но по дороге он умер.

19 февраля 1932 г. Вчера в ресторане «Грот» на Шайнохи Казимир Годованский вытащил браунинг и выстрелом в грудь пытался положить жизни конец. В тяжелом состоянии его отвезли в больницу.

Два дня назад девушка легкого поведения Кристина К. во время веселой забавы глотнула черный кофе с большой примесью йодина в кофейне «Оар».

28 февраля 1932 г. В отеле «Бульвар» повесился на крюке от лампы 25-летний столяр из Кривчиц Марьян Лис. Крюк не выдержал его веса и вырвался из софита, а Лис упал. Тогда скрутил из простыни новую петлю и повесился на двери. Поводом для отчаянного шага были родственные недоразумения.

15 марта 1932 г. Гостиничка на Резницкой пережила вчера пополудни минуту высокого напряжения. В одном из покоев, где поселились 28-летний рабочий Иван Лисецкий и его безработная двадцатилетняя подруга София Прусак, послышались револьверные выстрелы. Когда напуганные горничные осмелились приоткрыть дверь, то застали влюбленных, истекающими кровью.

Они спланировали двойное самоубийство. Лисецкий выстрелил сначала в любовницу, а потом пытался застрелиться сам. Серьезно раненого Лисецкого и легко раненую Зоню забрала «скорая помощь».

Через месяц во время расследования стали известны детали. Лисецкий оказался женатым, но завел тесные отношения с Софией Прусак. Поскольку жена Лисецкого смотрела на эту связь искоса, решили влюбленные покончить самоубийством. В гостинице «Полония» за дверью их покоя испуганные горничные услышали выстрелы и женский голос: «Янцю, плохо попал, буду мучиться». Рана Прусакивны была поверхностной, у Лисецкого пуля задела участок сердца. Стрелял он в любимую с ее согласия. 7 мая предстал он перед судом за запланированное убийство и получил 6 месяцев тяжелого заключения.

5 апреля 1932 г. В субботу утром в 8.30 выскочила из окна второго этажа гостиницы «Reunion» молодая кобита (женщина) и понесла при этом тяжелые телесные повреждения. Оказалась она 24-летней девушкой легких обычаев Ритой Домин, которая жила под фальшивыми документами на фамилию Горич. Панна Рита поссорилась с гостем и, вырвавшись из его объятий, выскочила из окна.

23 апреля 1932 г. Вчера в скором поезде Варшава — Львов перерезал себе жилы обеих рук 30-летний Адольф Туртельбаум, руководитель ресторана «Гигиена» на ул. Третьего Мая, хорошо известный в Львове под именем Адася. Карьеру в «Гигиене», владелицей которой является его тетка, начал от служащего, официанта, затем стал руководителем. Осенью не согласился на скидку платы по причине экономической депрессии и безработицы и оставил работу. Некоторое время играл во Львове, потом искал работу в Сопоте, где начал играть в рулетку. Скоро проигрался до нитки и не имел средств для жизни — вот и повод для самоубийства.

9 сентября 1934 г. В ресторане «Криница» на Хорунщине, 6, застрелился пенсионер Юзеф Н. Но перед тем заказал сытный обед, съел его со вкусом, запил дорогим вином и прежде чем подошел к нему официант с расчетом, пустил себе на десерт в рот пулю.

21 февраля 1935 г. В отеле «Кресовом» на ул. Жовковской совершил вчера самоубийство выстрелом из револьвера в висок Иосиф Ковальчик, прокурист текстильной фирмы из Варшавы. Как оказалось, Ковальчик прибыл во Львов по поручению своей фирмы и должен был снять локаль и открыть магазин во Львове. На средства, связанные с этой миссией, Ковальчик получил 3000 золотых. Перед выездом из Варшавы Ковальчик потратил часть суммы на личные нужды, а приехав во Львов, с небольшой уже суммой, промотал ее до остатка. В состоянии душевной депрессии познакомился с безработным кельнером, с которым проводил все время за выпивкой в разных кабаках. Наконец увидел, что выхода из ситуации нет, и застрелился в отеле.

12 апреля 1935 г. 30-летний Евгениуш Берверк из Дрогобыча совершил недавно покушение на свою жизнь в «Народной гостинице», но был спасен. Через несколько дней Берверк оставил госпиталь и, вернувшись в гостиницу, принял 40 таблеток веронала и умер.

25 июня 1935 г. Ночью из четвертого этажа отеля «Виктория» на Краковской выскочила Регина Цукерберг, 22-летняя маникюрша из Борислава. Предварительно облила себя спиритусом, подожглась и живым факелом вылетела на мостовую, понеся очень тяжелые увечья. Была перевезена в госпиталь, где сегодня утром умерла. Повод для самоубийства неизвестен.

16 июля 1935 г. Страшная сцена у отеля. Двое молодых людей, Иосиф Сваричевский, 23 лет, и Стефания Баляс, 20 лет, не могли пожениться, потому что Сваричевский не нашел работы. Тогда влюбленные решили умереть. Закупив 90 порошков «Ковальскин», пошли в гостиницу «Бельгия» на пл. Бернардинцев. Там развели порошки в воде и выпили. Проснулись утром с сильной головной болью. От отчаяния, что «Ковальскин» не дал желаемой смерти, решили, что Сваричевский сначала задушит невесту, а потом повесится сам. Но при сжатии глотки девушка начала кричать. Тогда Сваричевский нашел какой-то шнурок, прицепил на шею и повесился. Шнурок не выдержал тяжести и оборвался. Упрямый самоубийца извлек пояс из штанов, повесил на ручку и повесился снова, на этот раз окончательно. Девушка долгое время наблюдала его медленную смерть, и наконец потеряла сознание. Двумя часами позже отельная служба сломала двери и нашла Сваричевского без жизни и в обмороке Балясивну. Когда ей вернули сознание, девушка описала ход макабрической сцены. По подозрению, что она способствовала самоубийству жениха, Балясивна арестована.

10 сентября 1936 г. Во время забавы в ресторане Иосифа Котовича на Рынке пытались покончить с собой Казимира Козакова, разведенная, и Францишек Петрас, механик.

Причина решительного шага — невозможность легального брака. Казимира приняла 30 «когутков» (таблетки для сна), а Петрас выпил значительное количество прусской кислоты. Благодаря своевременной помощи Козаковой не угрожает никакая опасность, а Петрас должен какое-то время побыть в госпитале, где, вероятно, вылечат его от мании самоубийства.

2 апреля 1938 г. Вчера пополудни Францишек Орель, подмастерье печника, в обществе своего коллеги забавлялся в нескольких ресторанах в обществе девушек из «четверти мира». Около десяти вечера после посещения ряда кабаков веселое общество засело в конце концов в ресторане на Коперника, 32. После нескольких водок и пива Орель объявил обществу, что сейчас отберет у себя жизнь. Коллега, думая, что это шутка, крикнул Орелю: «Перед тем глотни еще пива!» В эту минуту Орель приложил револьвер к виску и выстрелил, падая трупом на месте. Вызванная «скорая» была уже не нужна. Тело перевезено в заведение судебной медицины.

Оглавление книги


Генерация: 0.108. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз