Книга: Кнайпы Львова

Хроника мошенничества

Хроника мошенничества

В 1908 г. писали в «Деле»: «Во Львов приехал из Лавочного какой-то пан в среднем возрасте и поселился в гостинице «Савой». В тот же вечер начал гость играть по ресторациям на широкую скалу. Ставил музыкантам ужин, разбрасывал деньги на все стороны так, что обратил на себя внимание полиции. После его ареста найдены при нем 410 крон, но при ревизии в гостинице найдены еще 5 тысяч 160 крон наличными, золотые часы, булавка с бриллиантами и два кольца, а также браунинг.

На слушании этот панок заявил, что его зовут Андрей Дрекслер, является мясником в Будапеште и имеет там свое имение. Полиция в Будапеште на запрос из Львова ответила телеграфично.

Там о таком никто не знает. Итак, вся история пойманного является вымышленной. Может быть, что эта птичка принадлежала к союзу повстанцев, которые тогда напали на Коммерческий банк в Будапеште, а в любом случае совесть мнимого Дрекслера нечиста».

4 января 1917 г. Ловкие обманщики Густав Возинько и Игнаций Липинский ходили от лавки к лавке, придирались к «непорядкам», угрожая купцам суровыми карами. Оба мошенника называли себя «панами официалами». Им мало было содрать с купца штраф в 300 крон, так еще и требовали пожертвования 20 крон на нужды Красного Креста. Возинько и Липинский выполняли такие манипуляции длительное время, пока их достала рука справедливости. Оба находятся в полицейском аресте.

5 января 1917 г. Испорченное вино. В ресторане Якоба Брейтмана на ул. Ягеллонского, 17, обнаружено значительное количество испорченного вина, которое он распродавал жаждущим посетителям. Вино конфисковано полицией. Дело передано в суд.

26 февраля 1918 г. В ресторацию Шемингера на ул. Казимировской, которую облюбовали солдаты, заявился фальшивый жандарм и проверял у военных бумаги. Жандарм арестован.

7,10 июля 1919 г. В молочарне Леона Ожги при Паненской, 11, задержали хозяйку с Сихова Марию Гранат, которая продавала молоко наполовину с водой по цене 3 кр. 20 гал. за литр. Гранатова в аресте призналась, что воды в молоко долила ее мамаша еще дома.

7 сентября 1919 г. Владельцы кофейни «Абазия» Самуэль и его сын Израэль Гефтнеры арестованы за мошенничество. Они брали задатки у наивных, обещая поставить сахар по выгодной цене. 200 крон выманили у Самуэля Кюрнбергера, причем при трансакции назад пропал портфель с наличными 800 крон. А также у доктора Клингофера выманили задатку 200 крон. Сахара, конечно, так никто и не увидел.

21 сентября 1919 г. Картежник-авантюрист. В кофейню «Империал» заявился со своим инструментом и пачкой билетов счастья, напечатанными на украинском, Петр Куркаж, житель Замарстынова. После исполнения нескольких эмоциональных отрывков начал раздавать билеты присутстующим, в дополнение цепляясь к публике с «задушевными» беседами. Управляющий кофейни попытался избавить публику и хотел вывести наглеца, тогда тот устроил такую авантюру, что должны были вызвать полицию. Наказанный арестом за попрошайничество и скандал замарстыновский меломан охлаждается в арестах.

9 октября 1919 г. Нефортунная покупка. В ресторане на Леона Сапиги, что напротив школы Конарского, играли два железнодорожных машиниста Эйхельбергер и Соболевский. Воспользовавшись их тяжелым состоянием, сторож Бляхарчук продал пьяным машинистам фальшивую цепочку от часов из американского «дубля», как золотую, за 1200 крон. Вечером жена Эйхельбергера прибежала с жалобой в полицию, потому что дома рассмотрела приобретение пьяного мужа.

22 января 1920 г. Обман в кофейне. В кондитерскую Курка при Пекарской заявились вчера двое элегантных мужчин, которые заказали кофе, а также 100 пирожных, которые приказали послать в адрес известного львовского врача, который живет на Ягеллонской. В расчет подали 20-долларовый банкнот с просьбой разменять и дать сдачи. Курек, не имея мелких, отправил парня с банкнотами в магазин Блясбальга на пл. Бернардинцев, чтобы поменял доллары на злотые. Здесь оказалось при ближайшем рассмотрении, что банкнот является фальшивым. Об этом сообщается полиции, а между тем оба типа исчезли без следа. Следствие по загадочному делу в процессе.

В начале января 1922 г. в гостинице «Империал» собрались известные картежники. Бывший царский жокей Мыкола Каращук, владелец пекарни на ул. Котляревского, 12, Йоахим Брандт, Отто Торн и его зять Саломон Альтер. В компанию пригласили богатого эмигранта из России.

Играли в баккара. А поскольку они были в сговоре, то быстро очистили эмигранта на 380 тысяч марок. А тот, хотя и не имел больше денег, играл дальше, пока проигрыш не достиг пяти миллионов. Тогда он заложил бриллианты своей жены с тем, что поедет в Варшаву за деньгами и потом выкупит драгоценности.

Между тем четверка мошенников заложила бриллианты у купца Хаима-оглы Лазарсуфа, персидского подданного. Перс дал за них миллион семьсот тысяч марок.

7 января эмигрант прибыл во Львов и стал требовать бриллианты, а когда Каращук отказал, отправился в полицию. Полиция, в отличие от нынешней милиции, которая бы только руками разводила, всю компанию арестовала. Пострадавший выкупил у перса драгоценности и при этом не за полную сумму, потому что картежники, увидев, что пахнет жареным, вернули часть денег персу.

Каращуку грозит изгнание из страны и в связи с этим он просится во Францию, потому что в России большевики его бы повесили. Другие картежники будут отвечать перед судом без ареста.

В воскресенье 29 января 1922 г. служанка Розалия Ш. была в пассаже Миколяша. И здесь ее задержал некий мужчина, который назвался комиссаром полиции. Арестовав доверчивую Рузю, он привел ее в отель «Эдисон» и там в комнате изнасиловал. Потом он вышел, а вместо него зашел другой человек, назвавшийся директором полиции, и также изнасиловал Рузю. После этого он отправил девушку к ее дому на улицу Гофмана и, конфисковав из ее сумки 2000 марок, толкнул ее в снег и убежал.

А уже на следующий день арестовали Петра Краевского (42 г.), торговца стариной, и Казимира Брося (21 г.), механика. Оба венерические больные.

16 февраля 1922 г. Полиция сделала облаву в ресторане Гринберга на ул. Резницкой, где содержалась настоящая мошенническая нора. Мошенники начали выбрасывать деньги под ноги.

«Среди кварглей и селедок на буфете найдены четыре рулона серебряных монет, из щели в витрине добыты 100 серебряных гульденов, из шкафчика с молитвенными еврейскими книгами вытянут целый пакет серебряных гульденов. На запрос о владельце прозвучали вздохи, но никто не признался».

2 июля 1922 г. Павло Брощак, рабочий с Поможин, зашел сегодня в ресторан на площади Ризни, 4, где встретил Менкеля Перетца и Пинкаса Шрейберга, которые предложили купить разные вещи. Брощак вытащил из пуляреса 5000 марок и положил на стол. Только на минуту отвернулся, как деньги исчезли. Двое «птичек» отведены в полицию, они оказались часто арестуемыми мошенниками. При них найдены и депонированы 22 000 марок.

5 октября 1922 г. К греко-католическому священнику Мыколе Менчишину из Новосельцев Бибрецкого уезда заявилась старшая женщина, которая назвалась украинской эмигранткой из Америки, и сказала, что имеет сорок тысяч долларов и хочет купить землю в Новосельцах или в Черемхово. Она попросила священника быть посредником. Заранее радуясь заработку, Менчишин принял бабу очень гостеприимно. Она жила у него около недели, затем оба поехали во Львов менять доллары на марки. Все было за счет игомостя, потому что у бабы марок не было. Сначала пошли в первоклассную ресторацию Франкля, где Менчишин угостил бабу приличным обедом. Во время трапезы она на минуту вышла из-за стола и уже не вернулась. Через несколько часов игомость понял, что его обманули. Заявил в полицию, а дома обнаружил, что пропало у него из кассетки золотых и серебряных предметов на 600 тысяч марок. Ловкую бабу разыскивают везде.

25 октября 1922 г. Михал Дорлих, любитель веселой жизни, назвался в кофейне «Земянской» Исидору Вурму владельцем лесопилки в Перемышле и взял с него 400 тысяч крон задатка за дерево. Обязательства своего не выполнил и вскоре бежал из Львова. Отец Дорлиха коротко и ясно заявил, что не собирается платить долги сына.

9 июня 1923 г. Печальный конец гастролей. В «Соколе» в течение недели успешно гастролировал знаменитый факир Бен Али (настоящее имя Станислав Мейховский из Варшавы). Поскольку полиция запретила дальнейшие выступления, то факир волшебным способом испарился, прихватив деньги за 200 проданных билетов. Вечером в «Соколе» было шумно, потому что обманутые зрители энергично пытались вернуть свои деньги. Волшебника разыскивает полиция.

25 июля 1923 г. Мошенник под отелем «Жорж», чтобы вызвать жалость у прохожих, обвязал здоровую руку тряпками и изображал из себя калеку. Затем забылся и начал «больной» рукой считать выпрошенные деньги. Это не понравилось постовому, который пригласил «инвалида» составить оздоровительный визит в полицейский арест.

Октябрь 1929 г. Что и как фальсифицируют? Городским заведением контроля за продуктами потребления осмотрены в августе и сентябре 2856 продуктовых товаров, из чего 382 дела переданы в суд для наказания.

Молоко контролировалось в 1753 случаях, причем в 12 пробах содержало добавление воды до 85 %, а в 241 случае молоко было собранное. Сметаны взято 210 проб, из которых 53 не содержали надлежащего количества жира. Сыр был без замечаний. Масло вообще улучшилось в последнее время, но в сентябре 8 проб выявили примеси маргарина. В гусином жире в 3 случаях выявлен кокосовый жир. На 16 проверенных яиц 3 было испорченных. На 198 проб контролируемых копченостей в 11 случаях в колбасе обнаружено приложение муки. Чай и какао не давали повода для замечаний, и только кофе в 18 случаях из 31 проб содержал воду для отягощения.

В этом году не было ни одного случая отравления мороженым, что следует приписать бдительности контроля. Вино также улучшилось благодаря суду, который беспощадно наказывает фальсификаторов.

9 октября 1923 г. Арестован мошенник. Роман Козловский давно вел темные дела, приглашая состоятельных людей на ужин в «Империал», где предлагал купить задешево несколько вагонов сахара. Деньги за сахар принимал заранее. Так был обманут директор Промышленного Банка пан Кшиштонь и староста Завитовский, у которых Козловский выманил более миллиона марок в долларах и фунтах, большинство из которых пропил в том же «Империале», а затем бежал за границу.

21 августа 1929 г. Кокаиновая афера. В Варшаву пришло сообщение, что в определенном львовском локале почти открыто распродают и принимают кокаин, а именно назван был локаль «Багатель» и соседний с ним отель «Бельведер». Главная Команда Полиции делегировала во Львов инспектора Желинского, который в полночь в обществе комиссара Федунишина, руководителя следственного отдела, провел ревизию в локале «Багатель» и в покоях «Бельведера», где живут артистки «Багателя», среди которых обнаружены основные распространители и потребительницы кокаина.

5 апреля 1935 г. Что и как фальсифицируют? Заведение контроля за живностью и потребительскими товарами выполнило в марте 326 анализов, из исследований которых 84 направлены в суд.

В марте значительно ухудшилось качество масла. На 263 пробы 38 содержало маргарин. Брынза содержала приложение кокосового жира. Кошерные копчености в 2 случаях имели добавление муки и были сильно крашенные.

Из сахарных изделий было много зацветшего шоколада. В 4 случаях в шоколаде была пережженная мука и кокосовый жир. Касательно ванильного сахара, то много сомнений по поводу его названия, потому что не содержал ванили, только ванилин.

Мед в одном случае имел приложение картофельного сиропа. Мармелад также приготовлен на картофельном сиропе. Малиновый сок был искусственно изготовлен из красителя, эссенции и сахара. Вместо солодового кофе продавали жженый ячмень низкой стоимости. В одном случае ячмень был сильно глазирован канифолью.

В молотом перце обнаружены примеси гороховой муки. Вин контролируемо 73, из них 15 были фальшивыми плодовыми винами, хотя на бутылках были французские этикетки. Выявлено 4 бутылки с палестинскими винами, которые не содержали ни капли вина. Соль, использованная для маринованного мяса, была денатурированной глауберовой солью.

Оглавление книги


Генерация: 0.108. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз