Книга: Кнайпы Львова

Хроника трафунков

Хроника трафунков

1917 г. Без контрольных карточек и разрешения магистрата нельзя продавать продукты питания и предметы первой необходимости. Все конфискованное передавалось в госпитали для раненых и больных детей.

100 белых булок конфискованы полицией у торговки Камлеровой на площади Збожовий. Булочки переданы в госпиталь Красного Креста для раненых, Камлерова наказана 48-часовым арестом.

11 марта 1917 г. Урегулирование цен. Мука ржаная — 48 галлеров за кг, морковь, свекла, петрушка, кольраби, сельдерей — 60 гал. за кг, чеснок — 7,5 крон за кг. Брынза искусственная — 3 кроны, сыр бочковой — 2 кр., сливы сушеные — 1, 66 кр., повидло — 1,72, сахар — 113 кр. за 100 кг. Пиво чешское, моравское, австрийское и венгерское — 1, 68, местное — 1,60, пилзенское и черное — 1,72. Рыбы: щука — 10 кр., линь — 9, окунь и карась — 8, белая рыба — 6 кр.

11 декабря 1919 г. Сибирь в отеле. Многочисленные жители отеля «Краковский» жалуются на истинно сибирский мороз, который там царит. Трудно выдержать хотя бы час в покоях, которые не отапливаются уже несколько дней. Не помогают даже жалобные вопли французов, итальянцев, румын и других зарубежных гостей. Да и сам хозяин пан Стрелецкий, известный своей любезностью и гостеприимством, является беспомощным. Из 98 покоев ЛЬВОВСКИЙ магистрат непонятным образом занял для военных до 68, что является колоссальной потерей для отеля. Магистрат не хочет понять этого положения и задерживает важные квоты, за которые пан Стрелецкий мог бы купить топливо. Каждый офицер платит за сутки только 70 галлеров, тогда как магистрат должен доплачивать 4,50 галлеров ежедневно. Отопление обходится ежедневно в 800 крон. А магистрат закрыл карман и молчит. Добиться угля через военные власти также невозможно, так как наши славные воины мерзнут вместе с остальными гостями хуже, чем в овчарнях. Нужно ли кому-то, чтобы лучший наш отель был уничтожен?

16 декабря 1919 г. Якуб Каннер, официант ресторана на Жовковской, 14, нес кружку с пивом гостю и вдруг упал в открытый подвал. Разбитое стекло разрезало ему жилы на бедрах и правой руке. Находится в тяжелом состоянии в больнице.

23 апреля 1921 г. Ядовитая американская фасоль. В потребительских магазинах появилась белая американская фасоль, употребление которой приводит к сильным отравлениям. Фасоль эта содержит прусскую кислоту (гликозид) в опасных для человека дозах — на 100 г 11 мг. При неправильном приготовлении этот яд вызывает сильную головную боль, удушье, расстройство дыхания и сильную слабость. В больших дозах возможна смерть. Американскую фасоль надо перед употреблением вымачивать не менее 24 часов, воду обязательно сливать. Отвар также нужно выливать, кормить им домашних животных не стоит.

25 ноября 1921 г. Внезапный взрыв газа в пивной ресторации Югера, что на ул. Св. Николая. Взрыв произошел по неосторожности слуг. Вылетели витрины, локаль значительно поврежден. Начался пожар, но пожарная охрана вовремя его погасила. Целое счастье, что нет человеческих жертв.

1 июля 1922 г. Извозчик Юзеф Констанович, спуская бочки с напитком в пивную ресторации Хараха на Рынке, был тяжело поврежден в голову, руки и ноги. В тяжелом состоянии в больнице.

4 ноября 1922 г. Екатерину Греб, 45-летнюю жену портье отеля «Бристоль», мать пятерых детей, переехал насмерть шоферский помощник, 16-летний Юзеф Надай, который без разрешения водителя взял авто и повез своих приятелей «на шпацир» (прогулку), но не справился с управлением и на ул. Краковской выехал на тротуар, где в эту минуту проходила Гребова.

27 января 1923 г. В редакцию принесли хлеб из пекарни Нелькена на ул. Возный. Под кожицей обнаружен свиток грязной бумаги.

24 февраля 1923 г. В отеле «Сандомирский» на Жовковской остановился известный вор Францишек Ковальский и девушка легкого поведения Леля Мигисток. Воровская парочка нанюхалась кокаина до такого состояния, что «скорая» должна была возвращать их к жизни.

11 марта 1923 г. Полицией разоблачена на ул. Рейтана, 6, тайная фабрика поддельных вин. Найдены 10 бочек вина низкого качества, кучи бутылок, а также большое количество фальшивых этикеток для разнообразных вин. Локаль опечатан. Следствие продолжается.

4 апреля 1923 г. Петро Хомяк, владелец мясной палатки на пл. Краковской, подловил вчера Евдокию Горбай с Гаев на краже куска колбасы. Борясь за справедливость, Хомяк дал бабе трижды в морду, причем в полиции показал, что собирался убить ее на месте.

10 апреля 1923 г. Львовян неплохо порадовали плакаты, которые запестрели на углах львовских улиц: «Спасите! Погибаем!» Таким образом местные мясники откликнулись на общий двухдневный съезд торговцев мясом в Варшаве. Неимущему львовскому интеллигенту трудно понять, что этим красным, как пионы, обвешанным толстыми золотыми цепями панам грозит голодная смерть. Однако на Резницком съезде поставщики мяса горько сетовали на то, как тяжело работают для публичного добра, а выгоды пшик. Жаль, что так и не выдали, почему во время общего падения цен на скот цены на мясо постоянно ползут вверх.

13 июня 1923 г. В танцевальном зале Избы ремесленнической играли вчера ночью свадьбу. Вдруг в окно залез совершенно раздетый человек и вызвал среди гостей панику и конфуз. «Скорая помощь» устранила незваного гостя, который оказался душевнобольным.

24 июля 1923 г. Оригинальный рецепт борьбы со спекуляцией. Очередной скачок цен вызвал тучу демонстраций против дороговизны. Толпа демонстрантов двинула к базару на Пидзамче и дорогой окружила торговку, которая продавала яйца. На требование снизить цену, торговка ответила в стиле торговок всего мира — красочной бранью. Тогда несколько демонстрантов обездвижили торговку, а другие залили ей в горло несколько разбитых яиц. После 18 штук та получила рвоту. Через минуту отдыха ее угостили еще тузином (двенадцатью) яйцами. В результате торговка раздала целую корзину яиц даром и поклялась больше не спекулировать.

29 августа 1923 г. Владелец отеля «Под Золотым Львом» Н. Цукеркандель без разрешения магистрата тайно перестроил отель в товарный склад. Для отвода глаз подавал в полицию перечни фиктивных гостей. Между тем верхние этажи он сдал купцам и дер с них большие деньги, выступая как совладелец их фирм. Ловкачом заинтересовалась полиция.

30 августа 1923 г. Ночью на площади Бернардинцев началась колоссальная авантюра. 48-летний Юзеф Гуртейн из Ярослава пытался затянуть в отель на Бернардинцев, 6, и изнасиловать собственную дочь, 22-летнюю панну Розалию. Вмешалась полиция и арестовала негодяя. Оказалось, что он уже отсидел полтора года за разврат и 6 лет за сообщничество в фальсификации денег. Пару недель назад оставил тюрьму в Висниче.

1929 г. Полицейский пенсионер отравился колбасой. В имении на ул. Кохановского, 8, находится ресторан Штерна. Сюда пришел недавно вечером Станислав Кохановский, постовой на пенсии, 51-го года. Кохановский был полон здоровья и веселья, поэтому выпил в ресторане бокал водки, съел с булкой 100 граммов колбасы, затем выпил два пива. Подкрепившись этим после дневного труда, в хорошем настроении отправился домой и лег ко сну. Утром Кохановский почувствовал сильную боль и рвоту, причем свело ему руки и ноги.

Приглашенный врач др. Пилецкий подтвердил у Кохановского отравление, вызванное употреблением колбасы. То же подтвердил и врач Терлецкий. Кохановский заболел очень сильно. Хотя жизнь, благодаря лекарским стараниям, ему спасли, но прежнего здоровья не чувствует. Делом ведает полицейским комиссариат, который после следствия составил акт в суд. Ресторатор Штерн спихивает вину на Казимира Литнера, в мясницкой которого была закуплена колбаса. Против Литнера также начато уголовное следствие.

4 ноября 1929 г. Кровавый поцелуй во Львове. Панна Мария Юдивна, семнадцати лет, которая живет при Охоронок, 7, является танцовщицей в кофейне. Донесла она полиции, что ее жених и подмастерье мясника Францишек Паркет, по поводу ревности, а именно по подозрению, что изменяет она ему с другими мужчинами, допустил преступление, состоящее в тяжелом повреждении ее тела. Обманом во время свидания под предлогом поцелуя, схватил ее внезапно руками за голову и полностью откусил нос. Первую помощь несчастной танцовщице предоставила «скорая», которая перевезла ее в госпиталь, где Юдивна осталась для дальнейшего лечения. Кроме того, Паркета препроводили в полицию. Показал он для протокола, что имел с Юдивной интимные отношения, в результате чего панна Мария является матерью его двухмесячного ребенка. В последнее время начала она изменять Паркету с другими мужчинами, а просьбы оставались вне ее внимания. С целью последнего разговора Паркет назначил ей свидание, где просил, чтобы оставалась верной и поменяла свой образ жизни. Когда Юдивна отказала ему, Паркет так разнервничался, что отгрыз ей нос. Исходя из того, что повреждение тела является тяжким, Паркет предан аресту, откуда идет на суд.

12 марта 1930 г. К ресторации Юзефа Котовича на пл. Рынок, 26, заявились вчера Войцех Козловский и Казимир Ролинский, которые после употребления различной снеди не хотели оплатить счет. Участковый доставил упрямцев в комиссариат полиции.

13 марта 1930 г. Вчера в 21 часа в кофейне «Реклама» на ул. Шайнохи, официант Адольф Гальперн выстрелом из револьвера пытался лишить жизни гостя Зигмунта Гольдгабера. К счастью, пуля пролетела мимо. Агрессивного официанта арестовали участковые 5-го комиссариата.

4 апреля 1930 г. Отравление несвежими копченостями. Вильгельм Кобилевский, житель улицы Пьястив, 23, съел в знаменитой ресторации Бернарда Печника при Замарстыновской, 50, порцию копченостей, а после возвращения домой тяжело заболел. Врач Энгелькрайц после обследования пана Кобилевского подтвердил отравление желудка несвежими копченостями. В тот же день получены еще несколько жалоб на несвежую продукцию в локале Печника.

26 апреля 1930 г. На ул. Клепаровской, 25, есть популярная ресторация Бернанского. Вчера Иосиф Волчанский устроил здесь колоссальную авантюру, выбивая стекла и разбивая буфет. Поводом для скандала был отказ в стакане пива.

6 июля 1930 г. Вандал в малом стиле. Этакий Владислав Ореховский, 28-летний «кавалер» с Клепарова, скучал, проходя по Зеленой и Зибликевича, и чтобы хоть как-то развлечься, систематически выбивал камнем стекла во встречных ресторанах. Жертвой забавы Ореховского стали ресторатор Грубер (Зеленая, 4) и Вальдбаум (Зибликевича, 19).

7 марта 1931 г. Дикая выходка. Станислав Макаревич донес полиции, когда находился в кофейне «Севилья», что Владислав Торивчак подложил ему под кресло какой-то взрывчатый материал, который взорвался и ощутимо обварил Макаревича.

10 апреля 1931 г. Львовский воевода запретил праздничную стрельбу, петарды, калиево-хлорные лягушки и другие опасные игрушки. Аптеки получили распоряжение не продавать без рецепта взрывчатые материалы, такие как калия хлорид, бертолетовую соль и изделия из них. Наказание за нарушение — 500 золотых или арест до 14 дней.

20 февраля 1932 г. Приключения провинциалки. Берта Шурель из Дрогобыча прибыла вчера во Львов. А поскольку была голодна, то пошла в ресторан на ул. Городоцкой, 7, где познакомилась с симпатичным мужчиной. Незнакомец оказался джентльменом и предложил провести панну Берту на улицу Королевы Ядвиги, на что панна охотно согласилась. Как-то получилось, что, вместо указанного адреса, вышли они на кульпарковские поля, где панну Берту ожидал неожиданный эпилог. Новый знакомый вырвал из ее рук сумку, выхватил оттуда три золотых и убежал. Жаль денег, но, по крайней мере, панна Берта спасла сокровища, которых за деньги не купишь.

25 апреля 1932 г. Как развлекался сын мясника. Неделю назад львовский мясник Петро Гаут с Замарстынова ехал надолго из Львова и передал сыну Станиславу 4 тыс. золотых для матери Белены Гаутовой. Сыночек в момент об этом забыл, а забрал деньги себе. Вечером пошел в известный бар «Эльдорадо» (бывший «Грот») на ул. Шайнохи, 2, и в обществе дам начал громкую забаву. Шампанское лилось ручьями. В забаве участвовал и владелец локаля пан Гель. К утру Гаут заплатил за гулянку 1500 злотых и пригласил общество продолжить пир в Янове. Поехали туда машинами. Тут ночью внезапно вернулся старый Гаут. Когда узнал, что денег нет, то вместе со вторым сыном Францишком отправился на розыски гуляки. В «Эльдорадо» они получили нужную информацию и двинулись в Янов. Здесь накрыли целое общество и сдали его полиции, а у сына старый Гаут отобрал оставшиеся 2500 золотых. После следствия все выпущены, кроме Станислава. Его ждет суд. Отец просит строжайшей кары для сына.

23 мая 1932 г. Две жены одного мужа. В Мокротине вспыхнул пожар в имении Марии Дузлёвой, который уничтожил несколько домов. Убыток составляет 15000 злотых. Как поджигатель арестован портье отеля «Народная гостиница» Ян Дуэль, сын потерпевшей, который хотел получить страховую премию. При следствии вылез на свет и второй грех портье. Будучи женатым и живя с одной женщиной на ул. Марии Магдалены, женился во второй раз на служанке «Гостиницы» Анне Прибышивне, которой назвался вдовцом. Со второй женщиной снимал жилье в другом участке, деля себя между двумя женами, которые и понятия не имели друг о друге.

1 октября 1934 г. Бабы — это страшно. Одна торговка — это обычная ведьма, но двадцать пять торговок с площади Брестской Унии — это уже хуже, чем ад. Поняла это вчера на себе их подруга Евгения Курабова, которую подруги обвинили в краже весов. Бедная кобита предпочла прыгнуть со второго этажа на ул. Львовских Детей, чем стать жертвой толпы ошалелых баб, которые гнались за ней. Курабову в тяжелом состоянии доставили в госпиталь.

18 апреля 1935 г. Во время похорон Козака толпа грабила и крушила магазины и кофейни. На Марийской площади и улицы Легионов не осталось ни одного целого стекла. Особенно пострадала ресторация Зенгута — из нее выгребли все алкогольные запасы. Толпа крушила фонарные, рекламные киоски и стекла на газовых лампах. Не пожалели даже стекла в Большом театре и аптеке, в которых оказывалась первая помощь раненым демонстрантам. Затем толпа двинулась Городоцкой от Анны к Эльжбете, также по улицам Сапиги, Висьневского и Баек. Здесь не пожалели даже стекол в частных домах. Ко всему еще и сожгли деревянные склады. Полиция унимала демонстрантов до полуночи.

4 декабря 1935 г. Отвратительный сводник в «Де Пари». Портье отеля «Де Пари» (ул. Резницкая, 18), Ян Сувалек коварным способом заманил в один из покоев Янину Маховскую и запер ее на ключ с неким неизвестным гостем. Девушка сделала колоссальную авантюру, благодаря чему спасла свою честь. Сувалек арестован.

Оглавление книги


Генерация: 0.123. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз