Книга: Есть, любить, наслаждаться. Еда. Путеводитель-травелог для женщин по ресторанам, кухням и рынкам мира

Аперитив на птичьем дворе

Аперитив на птичьем дворе


Чтобы увидеть цыпочку во всей ее красе с бокалом вина в руке в те благословенные мгновения, которые во Франции называют «часом аперитива», а в Америке – after-work drink, отправляйтесь в Золотой тре угольник Парижа (Triangle d’Or),[217] расположенный в VIII округе. Но так как припарковаться на авеню (мы имеем в виду авеню Монтень) нам не удалось: в десять рядов выстроились машины звезд шоу-бизнеса и телевидения, – мы решили отправиться в Plaza-Ath?n?e, лелея надежду, в которой сами себе боялись признаться, заказать восхитительное пирожное Мишалака[218] вместо сухих галет к аперитиву. Терраса была битком забита народом (подумайте заранее о резервировании столика), зимний сад был еще закрыт, а в баре почти никого не было. Моя подруга Шери-Шери, как всегда элегантная, в этот раз на ней был брючный костюм от Пола Смита, и я, вытащившая ради такого случая на свет божий туфли на шпильке, решили выбрать столик на галерее, откуда лучше было наблюдать за роскошными представительницами нашего птичьего двора, знакомство с которыми весьма льстит сильным мира сего.

В данный момент несколько интеллектуалов и владельцев медиагрупп переделывают мир в окружении целого выводка цыпочек из стран Персидского залива. Все они, ухоженные до кончиков ногтей, прилизанные, причесанные, разодетые до последней нитки в брендовые вещи от Гуччи, пришли сюда освежиться после походов по магазинам. «Можно подумать, мы присутствуем на ливанских похоронах, глядя на всех этих сидящих в ряд, как редиски в грядке, дамочек. Посмотри, как они демонстрируют свои украшения и сумки, выставленные напоказ на коленях», – пошутила Шери-Шери, сама наполовину ливанка. На самом деле, редко увидишь такую концентрацию сумок Kelly и чемоданов Vuitton на колесиках. Красавица блондинка с прозрачным цветом лица в потертых джинсах и лодочках фирмы Tod’s на ногах достает из сумки Birkin[219] (оригинал!) iPad, который она только что привезла из Нью-Йорка, решив показать его своим подружкам.

Бросив взгляд на карту вин, мы решили пойти по стопам наших соседок и заказать коктейль под названием «Бассейн», состоящий из шампанского и нескольких кусочков льда (Bombay Calvi, только что вошедший в моду среди завсегдатаев парижских баров Montana и Baron, здесь пока неизвестен). «Что ты хочешь, дорогая, мы в состоянии заплатить за капельку шампанского, но настоящие напитки вроде Hennessy Richard за 224 евро порция или Hennessy Excellence, 421 евро порция, нам не по карману!» – вздохнув, произнесла Шери-Шери, указав на их стоимость в карте вин. Подошел официант, чтобы принять у нас заказ. «Два бассейна, месье». Видя, что на его лице не отразилось ни одной эмоции, Шери решила, что допустила оплошность. «Месье, бассейн – это не для того, чтобы плавать?!» Мы почувствовали себя, как в западне, видя невозмутимость Виктора (так звали официанта). «Я понял, мадам, два бассейна». Выпив и закусив японскими яствами, мы набросились на лимонные тарталетки и fl ower-power, невероятный торт в форме розы с земляникой и личи, настоящий шедевр их кондитера, который Виктор предусмотрительно поставил подальше от нас, на край стола. Рядом с нами один из столпов французской промышленности, воодушевившись, увлеченно рассказывал о гомосексуальных наклонностях Мольера и о своей тайной мечте – фильме о нем, который он хотел бы снять, чтобы восстановить историческую справедливость. В час, когда вся планета уже погрузилась в сон, деловые люди находят время, чтобы поговорить о культуре. Никакого сомнения, если мы и в паласе, то только в парижском.

Оглавление книги


Генерация: 0.296. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз