Книга: Легенды старого Оренбурга

В него верю как в бога!

В него верю как в бога!

Со мной это началось давно — стало трудно ходить. Стоило на несколько минут присесть — боль отступала. Затем пришлось обзавестись палочкой, обратиться за помощью к медикам. Меня направили к невропатологу. Отстояв положенную очередь, зашел в кабинет и получил вежливое приглашение присесть. Но тут вошла медсестра, известившая хозяина кабинета о сложившихся на базаре ценах на арбузы. Обо мне забыли минут на пятнадцать. Закончив заготовку, врач уложил меня на кушетку, проверил наполнение пульса в ступне, под коленом, в паховой области. Со словами, что пока ничего не находит, стал поднимать вверх правую ногу. Я лежал спокойно. Левая нога, поднятая вверх, заставила меня изогнуться и застонать от боли. «Синдром пояснично-крестцового радикулита, — заключил врач. — Походите на электропроцедуры, и все пройдет». Но не проходило, легче не стало. К тому же появилась одышка. Неоднократно лежал в больницах, проходил санаторно-курортное лечение. В Сочи принимал мацестинские ванны, в Цхалтубо — родоновые. Все они давали только временное облегчение. Потом неизбежно вновь наступала боль. Я весь город вымерил на шаги. Шел не кратчайшей дорогой, а той, где можно было присесть. С собой постоянно носил фанерку. Снова попал в больницу, но уже с другим диагнозом — облитерирующий эндартериит.

В хирургическом отделении сосед по палате, в прошлом водитель автобуса, сказал мне:

— Мужайся, старик! Ты попал сюда с моим диагнозом, —  и показал то, что у него осталось от ноги...

Лежал. Смотрел, как лечат. Используя свободное время, Решил ознакомиться со здравоохранением в Оренбурге Х?III—ХІХ веков. В «Путеводителе» П. Д. Райского открыл интересные вещи, но о них чуть позже. Насмотревшись на страдания людей, запросился домой. Заведующий отделением сказал, что меня выпишут, а дома следует попить вот это лекарство. Недельки две. Правда, оно импортное, но необходимо достать. Через родственников в Москве достал. Но и импортное лекарство не помогло. Прошел еще три местные больницы. В одной из них, по ошибке, мне даже назначили таблетки от климактериального психоза — рядом были женские палаты. С кем ошибки не случаются!.. Наконец попал на прием к местному «светилу». Выходя из его кабинета, через неплотно закрытую дверь услышал: «Да, нерадостная перспектива! Через год-полтора его скрючит окончательно!» Слова оказались пророческими. Меня «скрючило», да так, что и прежние сорок шагов стали даваться с трудом. Все чаще стала приходить мысль об ампутации. Но в памяти вставали слова хирурга Авченко, у которого консультировался: «Эндартериита у вас нет. Пальцы на ступне не мерзнут (при очередном приступе боли нога горела огнем), пульс нормальный по всей длине конечности.» Спасибо ему, он остановил принятие рокового решения.

Однажды на улице меня — в «скрюченном» положении —  встретила наша давняя знакомая. Ужаснувшись моему виду, стала расспрашивать о болезни. Сказала, что ей известен человек, излечивающий подобные болезни. Бывшие больные о нем легенды складывают! Принимает он в местном профилактории «Строитель»; правда, пробиться туда тяжело.

И вот я в «Строителе». Осмотр терапевта, направление на электрокардиограмму. Когда выписывали карту назначений,  я попросился на общий массаж к Виктору Ивановичу Блюму — так звали моего будущего исцелителя.

— Что вы! — сказали мне, — с вашим сердцем вы и двух сеансов не выдержите! Можем назначить вам игло- и магнитотерапию, грязь и подводный массаж, электропроцедуры, душ «Шарко»... Только не это!

Пришлось обратиться к главному врачу профилактория Виталию Григорьевичу Лейзерману, сказать, из-за чего я собственно и взял сюда путевку. Так попал к Блюму. Лежу у него на кушетке, он пальцами мнет мне один бок, потом другой... В голове одна мысль: «Неужели откажет? Что тогда? К кому еще обращаться? Так жить не могу!» Между тем Виктор Иванович перечисляет: «Вы перенесли инфаркт... с правой почкой порядок... с левой хуже, надо показаться урологу... Во рту горько бывает? Это печень вас беспокоит...»

О перенесенном инфаркте, кстати, впервые услышал от Блюма. Спрашиваю, давно ли это было?

— Лет восемь-десять назад, — отвечает Виктор Иванович, продолжая осмотр. В это время он где-то нажал и в глазах у меня потемнело от боли.

— Нашел! — удовлетворенно сказал он. — Думал, что придется вам отказать. Теперь обещаю — будете ходить без палочки! Но придется потерпеть, массаж будет очень болезненным... Если у вас хватит воли и сил вытерпеть эту боль до конца лечения, без палочки будете ходить, это я гарантирую, не менее года. Ну, а там придется лечение повторить...

Если сказать, что было больно, значит не сказать ничего! Порой мне казалось, что пальцы Блюма могут править тонколистовую сталь или выдавливать на ней узоры. Зато сейчас я хожу! Без палочки! Шагомер отмеривает иногда до восьми тысяч шагов! Осенью копал картошку, весной копал грядки. Перед выпиской из профилактория прошел иридодиагностику, где были подтверждены все заболевания, установленные чудо-пальцами массажиста. Прошло несколько лет. Я все еще хожу без палочки. Но, тем не менее, произошла новая встреча с моим исцелителем. На этот раз меня привели к нему «дела сердечные» — болело сердце. И снова массаж. Через пять сеансов корвалол и валокордин отставил в сторону. Привел к нему и свою знакомую, страдавшую длительной бессонницей. Несколько массажей головы — и сон пришел!

Оглавление книги


Генерация: 0.068. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз