Книга: 100 великих достопримечательностей Москвы

Дом Петра Петровича Смирнова на Тверском бульваре

Дом Петра Петровича Смирнова на Тверском бульваре

Это здание цвета «кофе с молоком» на Тверском бульваре считают самым загадочным творением в стиле модерн. И не зря считают. За его довольно сдержанным фасадом с выносными эркерами, арочными проёмами окон, кованой решёткой балкона скрываются одни из лучших интерьеров Москвы.

Историю этого здания называют типичной для большинства московских особняков. Все они по многу раз передавались из рук в руки, перестраивались и достраивались. Впервые дом на этом участке упоминается в архивах в 1759 году. В квартирной книге Тверской части за 1818 год написано, что главный корпус в целости, двухэтажный флигель выстроен в 1815 году. Среди его владельцев числились конной гвардии ротмистр, камергер, генерал-поручик, коллежский советник, камер-юнкерша, камергер и коллежский советник, потомственный почётный гражданин.

Но всё это продолжалось до 1900 года. Тогда особняк на Тверском приобрёл Пётр Петрович Смирнов. Он был старшим сыном знаменитого «водочного короля» Петра Арсеньевича Смирнова, основателя и директора Высочайше утверждённого «Товарищества Петра Арсеньевича Смирнова», поставщика дворов Его Императорского Величества и Его Императорского Высочества Великого князя Сергея Александровича. Ещё при жизни его имя стало нарицательным, как «ампер» или «вольт».

После смерти Петра Арсеньевича его старший сын Пётр выкупил все доли у своих братьев, учредил Торговый дом «П.А. Смирнов» и стал его директором. Пётр Петрович, помимо руководства производством, был членом Московского совета детских приютов, попечителем Долгоруковского детского приюта, старостой Благовещенского и Верхоспасского соборов Московского Кремля.

Приобрести дом на Тверском бульваре его сподвигла любовь. По сути, это был подарок возлюбленной, затем ставшей женой.


Дом Петра Смирнова

Вскоре Пётр Петрович решает перестроить дом и приглашает одного из самых модных и востребованных зодчих в Москве Фёдора Осиповича Шехтеля. И этот выбор оказался удачным. Ведь разрозненные строения под одним фасадом были собраны в единый ансамбль.

Архитектор не уничтожал то, что было в доме до него, а старался всё переосмыслить. Шехтель удалил ограды, прежде соединявшие правый и левый флигели с главным домом. За счёт этого существенно увеличился объём жилых помещений. Предложенная Шехтелем планировка объединила все помещения в новое пространство, отвечавшее потребностям хозяина. Шехтель не только готовил проект, но и контролировал строительство, сам сдавал объект заказчику.

За два года здание обрело совершенно неузнаваемый внешний вид и волшебное внутреннее убранство.

Шехтель, помимо прочего, предусмотрел в доме автономное паровое отопление, электрические светильники, принудительную вентиляцию танцевального зала, зимний сад, двойное остекление окон и многое другое.

В доме четыре этажа, а не два, как кажется на первый взгляд. Правда, сегодня первый этаж из-за повышения культурного слоя Тверского бульвара на 70 см стал полуподвалом, а четвёртый этаж – мансарда, так искусно надстроена, что на фасаде она не видна и не ухудшила вид дома с улицы.

В 1906 году Пётр Петрович Смирнов сдал свой во многом необыкновенный дом в аренду московскому Дворянскому собранию. Московским дворянам хватало места и для торжественных заседаний, приемов, церемоний, организации роскошных балов, маскарадов. Здесь были открыты уютный ресторан, славившийся разнообразной кухней, и казино.

Пётр Петрович вместе с женой Евгенией Ильиничной переехали в другой особняк.

После того как Петра Петровича не стало, его вдова Евгения Ильинична Смирнова отказалась продлевать аренду Дворянскому собранию. Она решила устроить в особняке на Тверском бульваре общедоступный московский синематограф. Кинематограф, или, как тогда говорили, синематограф, набирал популярность год от года.

Однако проект организации кинотеатра не состоялся. С началом Первой мировой войны вступил в силу «сухой закон», производство алкогольной продукции остановилось. Завод Смирнова перестал выпускать крепкие напитки и стал производить уксус из запасов прокисшего вина и разные морсы. Так что фирма «П.А. Смирнов» реально прекратила своё существование не при большевиках, а гораздо раньше, с первым указом Николая II о запрете крепких напитков.

В начале 1917 года Смирнова выгодно продала привлекательную недвижимость на Тверской в городскую казну. В итоге власти поселили в великолепных залах чиновников Судебного управления.

С приходом к власти большевиков особняк Смирнова (иначе его никогда не называли) не пустовал. Здесь заседал Революционный военный трибунал, а затем сюда перебралась столичная городская прокуратура. Заседания главный прокурор Москвы проводил на втором этаже дома в самом роскошном витражном зале, обшитом морёным дубом, – так называемой Романовской гостиной. Созданный Фёдором Шехтелем полумрак подчеркивает здесь атмосферу эпохи Средневековья. Гостиная до сих пор наполнена многими до конца не разгаданными символическими «штрихами». Например, колонны белого декоративного камина, выложенного изнутри зеленым «кабанчиком», установлены на двух львах, олицетворяющих грозную власть. На фризе над входом в зал аллегорический символ – изображение дракона и собаки, хорошо известное членам масонских лож. В нём зашифровано противостояние двух миров – мистического (дракон) и реального (собака) в вечной битве за душу человека. За время пребывания здесь главного прокурора интерьер пополнился тяжёлой люстрой на золотистых цепях. Она была привезена из Германии в качестве трофея после 1945 года.

В 2006 году в особняке была завершена крупномасштабная реставрация.

Теперь в бывшем особняке Петра Петровича Смирнова можно любоваться анфиладой восьми восстановленных залов на втором этаже. Каждое помещение абсолютно не похоже на предыдущее. Ведь каждое решено в определённом историческом стиле. В каждом сохранилась своя скрытая символика. То есть в доме на Тверском бульваре, 18 легко совершить необыкновенное путешествие не только в пространстве, но и во времени.

Северный парадный вестибюль и лестница сохранены в том виде, какими они были во время постройки этой городской усадьбы в XVIII веке. Парадная лестница расходится на две малые; правая ведет во внутренние помещения, а левая в Готический кабинет. Оригинальные двери, причудливые люстры, портьеры, паркет и дубовые балки на потолке, кажется, хранят суровый дух строгости европейской готики.

После Средневековья Романовской гостиной поражает особый свет Розовой гостиной. Потолок этой комнаты – один из лучших примеров новаторского освещения, которое использовал Шехтель в своих интерьерах. В наше время подобное освещение называется «точечным».

Потолок по краям украшен лепниной с растительными мотивами. Пасторальная тема звучит в интерьере Малой гостиной.

Коварные сирены, нереиды и нимфы и другие многочисленные мифологические морские образы наполняют Большую гостиную времен позднего Ренессанса. Конечно же, ярко и сочно выражена стилистика и в Греческой, и в Египетской гостиных.

Так особняк Петра Смирнова получил новую жизнь. И остался благодаря таланту архитектора одним из самых притягательных и загадочных творений в стиле модерна.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.498. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз