Книга: 100 великих достопримечательностей Москвы

Палаты думного дьяка Аверкия Кириллова

Палаты думного дьяка Аверкия Кириллова

Именно это строение на Берсеневской набережной, наверное, больше всех других в Москве окружено ореолом тайны. Ведь до сих пор считается, что палаты Аверкия Кириллова связаны секретными подземными ходами с Кремлём. И предположение о существовании таких секретных связей вполне закономерно.

Набережная, на которую обращен главный, северный, фасад палат Аверкия Кириллова, сохранила одно из древних названий Замоскворечья. Исследователи связывают его с древнерусским словом «берсень» – крыжовник. Благоустройство набережной началось в конце 1730–х годов, во времена правления Анны Иоанновны.

Историческое название этой части Москвы – Сады или Верхние Садовники. По одной версии, его возникновение связывают с последствиями страшного пожара в самом конце XV века. Пожар 1493 года, начавшийся в Замоскворечье, перекинулся затем на Кремль. После этого Иван III повелел снести все постройки, находившиеся напротив Кремля на правом берегу Москвы-реки. А после снесения построек на их месте разбить сады. Считается, что особенно много в садах было крыжовника, который тогда называли берсень.


Палаты Аверкия Кириллова

По другой версии название связано с прозвищем думного дворянина Ивана Никитича Беклемишева – Берсень, или Берсеня. Известно, что с XV по начало XVIII века у Большого Каменного моста, который соединял улицу Ленивку с правым берегом Москвы-реки, находилась «Берсенева решётка», или решётчатые ворота. Такие ворота по приказанию великого князя Ивана III были установлены по всей Москве для охраны «от огня и всякого воровства». Воровством тогда называли разбой. Предполагается, что в начале XVI века Иван Никитич был назначен наблюдать за этим участком города. И, мол, тогда «решётка» и стала называться по его прозвищу.

Старые московские предания называют Ивана Никитича Берсень-Беклемишева одним из первых владельцев участка, на котором позднее были сооружены палаты. Но документального подтверждения этому нет. Достоверно известно лишь то, что в середине XVI века земля эта уже входила в состав Стрелецкой слободы.

Кстати, именно с XVI веком те же самые московские предания связывают историю возникновения подземного хода.

Легенда приписывала строительство подземного хода на другой берег Москвы-реки и даже в Кремль знаменитому опричнику Малюте Скуратову, которого называли владельцем усадьбы. Другим возможным хозяином усадьбы и автором строительства подземных коммуникаций называли думного дворянина Григория Лукьяновича Скуратова-Бельского, известного во времена правления Ивана Грозного.

Подлинным же фактом остаётся только то, что в XV–XVI веках на этой территории находился жилой дом, который, предположительно, был деревянным на каменном подклете.

Первыми документально засвидетельствованными владельцами усадьбы были три сына Степана Кириллова. Один из сыновей, Аверкий Степанович, стал, по-видимому, её полновластным хозяином в 1650–е годы. Он был очень состоятельным купцом, или, как тогда говорили, гостем. Аверкий Степанович владел многочисленными лавками в Москве и других городах, соляными варницами в Соли Камской, а также землями с крестьянами.

Палаты Аверкия Кириллова перестраивались в 1656–1657 годах: над кирпичным подклетом возвели два кирпичных этажа. Помещения верхнего уровня были частично деревянными, а все каменные помещения были сводчатыми. В северо-западном углу дома находилась внутристенная каменная лестница, соединившая подклет с верхними этажами. В результате этих строительных работ сформировались основные объёмы существующего сегодня здания.

Дом получил богатое декоративное оформление: фасады украсили белокаменные наличники разных типов, лопатки, сложный венчающий карниз.

В самом здании, на втором этаже, в центре свода парадного зала был установлен резной белокаменный «замок», или, как его часто называют, «закладной камень». Это плита круглой формы с изображением голгофского креста, расположенного в центре круговой надписи. По этому кресту помещение и получило название Крестовой палаты. Кроме того, Крестовая палата обращена в сторону находящегося поблизости приходского храма. Так называемый голгофский крест получил широкое распространение в России со второй половины XVII века, в связи с реформой патриарха Никона.

Царь Алексей Михайлович привлёк Аверкия Степановича Кириллова к государственной службе и пожаловал высоким чином думного дьяка. С 1677 года Кириллов возглавлял приказы Большой казны, Большого прихода, Казённый приказ и приказ Большого дворца. Это он, по сути, во многом определял финансовую, торговую и промышленную политику государства.

Аверкий Кириллов был близок Нарышкиным – родственникам царицы Натальи Кирилловны, матери будущего Петра I. Во время стрелецкого бунта 1682 года в поддержку царевны Софьи против Нарышкиных Аверкий Кириллов был жестоко убит в Кремле.

Сын Аверкия Кириллова Яков, как и отец, стал думным дьяком. При нём с восточной стороны к палатам было пристроено сохранившееся и сегодня «красное крыльцо» с кувшинообразными столбами и гульбищем. Гульбище являло собой короткую крытую галерею, которая вела ко входу в дом, непосредственно в Крестовую палату. Так восточный фасад дома, обращенный к церкви, стал ещё более нарядным.

В 1692 году Яков Аверкиевич принял постриг в Донском монастыре. В 1693 году он скончался, а дом перешёл к его жене Ирине. Вскоре Ирина вышла замуж за Петра Васильевича Курбатова. Курбатов относился к числу известных дипломатов эпохи Петра I и был непосредственно знаком с европейской культурой своего времени. Возможно, поэтому в Москве именно палаты Аверкия Кириллова стали одной из первых гражданских построек, переделанных в европейском стиле. Был преображён северный фасад здания, выходящий на Москву-реку. По центру фасада был возведён крупный входной ризалит с эффектной надстройкой четвёртого этажа. С запада также появился ризалит, который вместе с выступающим объемом «красного крыльца» образовал симметричную композицию фасада, характерную для европейского барокко.

Новый вход в дом был оформлен массивной, но изящной аркой с кронштейнами; входной и западный ризалиты украшены белокаменным декором уже в европейском стиле.

Резные гирлянды из цветов и фруктов, барочные наличники из белого камня с раковинами во фронтонах, картуш, сложный, богатый декор четвертого этажа придали палатам необыкновенное изящество. В результате возникло уникальное здание, аналогов которому в отечественной светской архитектуре не существует. Однако история этого преображения загадочна: ни архитектор, ни дата этого строительства неизвестны.

Во второй половине XVIII века усадьба отошла в казну. В начале XIX века здание было отремонтировано, после чего в палатах разместилась курьерская команда, и дом стал известен в Москве как «Курьерский».

К 60–м годам XIX века здание палат пришло в аварийное состояние. От слома по ветхости палаты спасло Московское археологическое общество, которому по его просьбе здание и было передано в 1868 году.

В 1923 году по распоряжению народного комиссариата внутренних дел Московское археологическое общество было закрыто. В годы советской власти в здании находились разные учреждения.

Сегодня в здании палат Аверкия Кириллова, объявленном памятником истории и культуры федерального значения, располагается Российский институт культурологии. Его сотрудники продолжают исследовать памятник в поисках новых тайн этого удивительного здания.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.090. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз