Книга: 100 великих достопримечательностей Москвы

Особняк Фёдора Осиповича Шехтеля на Большой Садовой

Особняк Фёдора Осиповича Шехтеля на Большой Садовой

Вот уже второе столетие этот особняк на Большой Садовой улице поражает гармонией единого целого: ничего лишнего и при этом очень стильно.

Этот небольшой двухэтажный особняк – этап работы зрелого мастера, каким в 1909 году уже был архитектор Фёдор Осипович Шехтель.

Именно в 1909 году Фёдор Осипович решает построить дом на участке, который он купил ещё в 1900 году. Построить не по заказу, которых он уже к этому времени выполнил немало, чем, конечно, и снискал себе заслуженную славу, а – для себя.

К этому времени за плечами у самого модного архитектора Москвы множество удивительных построек. Он уже проявил себя первоклассным зодчим, сценографом, художником книги и графики, мастером прикладного искусства, педагогом. Свой творческий путь Фёдор начал в Москве, где волею судьбы он оказался в доме легендарного Павла Михайловича Третьякова.

На выбор Шехтелем профессии повлиял Александр Степанович Каминский. Крупный архитектор второй половины XIX века, он был женат на сестре Павла Третьякова Софье Михайловне. Каминский – талантливый проектировщик, одарённый акварелист, знаток русского и западных средневековых стилей, был преподавателем в училище живописи, ваяния и зодчества. Сегодня его не знают по имени, но хорошо знают его здания, определившие облик старой Москвы. Как архитектор Московского купеческого общества, Александр Степанович Каминский строил много и хорошо. В его работах можно найти и готику, и русские мотивы, и помпезные башенки, в общем то, что назовут эклектикой. Он же автор первого этапа постройки здания Третьяковской галереи.


Особняк Шехтеля

Ученик Константина Тона и учитель Фёдора Шехтеля, Александр Степанович связал две эпохи в русской архитектуре в её переходный, пореформенный период второй половины XIX века. Ведь именно тогда появились прообразы деловых центров, доходных домов, выставки-ярмарки и прочие атрибуты бурного капиталистического развития.

Ещё до поступления в Московское училище живописи, ваяния и зодчества молодой Шехтель работал в мастерской Каминского. С конца 1870–х годов Шехтель начинает трудиться самостоятельно. Но в первое время занятия архитектурой занимают в его творчестве сравнительно скромное место. Шехтель иллюстрирует и оформляет книги, журналы, рисует виньетки, адреса, театральные афиши, обложки для нот, меню торжественных обедов. В училище Шехтель познакомился и подружился с братом Антона Павловича Чехова художником Николаем Чеховым. Вместе с ним после училища Шехтель пишет иконы и создает монументальные росписи.

В середине 1880–х годов по настоянию А.С. Каминского Фёдор Шехтель работает у архитектора Константина Викторовича Терского. Так в мастерских Каминского и Терского Шехтель прошёл прекрасную школу. Его учителя находились тогда в расцвете творческих сил и были в числе тех мастеров, творческими усилиями которых происходило превращение облика Москвы дворянской в капиталистическую.

Большое место в деятельности молодого Шехтеля до начала 1890–х годов занимает работа театрального художника. Выступая в роли художника, создателя эскизов костюмов, декораций, афиш и программ, он в то же время являлся архитектором-проектировщиком. По проектам Шехтеля в парках сооружались театры и открытые эстрады, павильоны, киоски, галереи. В таком же духе сооружались постройки по его проектам для народных гуляний и праздников на открытом воздухе и в закрытых помещениях типа Манежа и залов Благородного собрания. И эта деятельность позднее найдет продолжение в проектировании театров и народных домов.

Всё это предопределило его творческие интересы, особенности. Именно в ранний период творчества Фёдора Осиповича сформировался его индивидуальный стиль, благодаря которому он оставил яркий след в истории архитектуры.

Строительство дач, особняков и отделка интерьеров московских домов разветвленной фамилии Морозовых, сопутствовавшие этим работам творческий успех и признание определили дальнейшую судьбу молодого Шехтеля.

Одним из первых наиболее зрелых творений Шехтеля по праву можно назвать особняк, построенный по его проекту на улице Спиридоновка. В 1902 году Шехтель, отложив все заказы, безвозмездно взялся за перестройку Художественного театра в Камергерском переулке (ныне МХТ). В 1906–1907 годах по проекту Шехтеля было построено новое здание Ярославского вокзала.

Каждое новое крупное произведение Шехтеля было открытием, развивало стилистику русского модерна. Он виртуозно владел не только формой, но и пространством. Например, владение пространством позволило Шехтелю с блеском реализовать в особняке Рябушинского принцип организации помещений по спирали, вокруг спиралевидного завитка его великолепной мраморной лестницы-волны.

Творческая энергия и неповторимый талант Шехтеля неустанно развивались. Каждое его новое творение представляло собой новые неповторимые замыслы, новые идеи.

Как все постройки Фёдора Осиповича Шехтеля, особняк на Большой Садовой стал воплощением уникального стиля.

Торжественный фасад украшен портиком из четырёх колонн. Кажется, что в нём есть большое сходство с особняками начала XIX века. Но это сходство обманчиво. Стилистика классических усадеб стала отправной точкой для творческого осмысления и создания по-настоящему оригинального здания. Ведь особняк построен почти сто лет спустя после постройки тех зданий, которые послужили его прототипом.

Это здание очень оригинально во многих архитектурных решениях.

Никогда Шехтель не достигал такой прозрачности во взаимодействии плана и объёмов, как в особняке на Большой Садовой, никогда так естественно и гармонично малейшие нюансы планировки не находили отражения в композиции фасада.

Пространственным ядром здания является двухсветный холл, выходящий на уличный фасад гигантским окном.

Каждой детали здания придана особенная значительность. Особняк на первый взгляд может показаться простым, но, если к нему присмотреться, то для зрителя откроется удивительная элегантность и изысканность постройки. В этом и состоит оригинальность этого здания.

Во дворе находился палисадник и флигель-мастерская, в которой работал знаменитый архитектор.

Революция, а затем Гражданская война свернули всё строительство. Работы у архитектора не стало. В 1918 году особняк был национализирован, а зодчий с семьёй выселен. У Фёдора Осиповича Шехтеля с Натальей Тимофеевной было трое детей. Сын Лев стал живописцем и теоретиком искусств, дочь Вера художником-оформителем, а Екатерина занималась воспитанием племянников и их детей.

Автор более пятидесяти московских домов и особняков, Фёдор Осипович Шехтель скитался по разным квартирам столицы. При этом занимал высокие посты, был председателем Архитектурно-технического совета Главного комитета государственных сооружений, председателем художественно-технической комиссии при НТО ВСНХ, преподавал во ВХУТЕМАСе. В конце концов его приютила дочь Вера Фёдоровна Шехтель (Тонкова). Там, в коммуналке, в доме на Малой Дмитровке (д. 25), у своей дочери, в 1926 году он и скончался.

Говорят, что порой один из самых выдающихся архитекторов России любил прогуливаться по улицам Москвы. Но ходить по Большой Садовой, где стоял его дом, не любил. Дом Фёдора Осиповича Шехтеля стоит и радует глаз и по сей день.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.233. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз