Книга: 100 великих достопримечательностей Москвы

Удивительные московские достопамятности

Удивительные московские достопамятности

Так, достопамятностями, назвал достопримечательности первопрестольной замечательный русский историк Николай Михайлович Карамзин. Первый путеводитель по Москве «Записки о московских достопамятностях» Карамзина увидел свет в 1817 году.

Николай Михайлович Карамзин был первым, кто создал по-настоящему художественный и литературный пейзаж Москвы. Он же, рассказывая о памятниках и архитектурных ансамблях, попытался передать своеобразие и очарование древней столицы Руси-России.

Николай Михайлович не без оснований утверждал, что только тот «кто бывал в Москве, знает Россию».

Об этом уникальном и неповторимом городе можно, да и, конечно, нужно говорить много. Говорить и писать, употребляя всевозможные эпитеты. От ясных и простых до самых вычурных и высокопарных. Что, впрочем, за века его существования и делали сотни и тысячи людей. Историки и писатели, дипломаты и простые гости. Русские и зарубежные. И всё равно кажется, что ещё многие точные слова не сказаны. Наверное, одни из лучших строк о российской столице принадлежат замечательному русскому поэту Михаилу Юрьевичу Лермонтову. Он писал: «Москва не есть обыкновенный большой город, каких тысячи; Москва не безмолвная громада камней, холодных, составленных в симметрическом порядке… нет! у ней есть своя душа, своя жизнь».

Для того чтобы лучше понять душу Москвы, ощутить пульс её жизни, надо знать внутреннюю организацию пространства, территорию, то есть устройство города. Как известно, любишь то, что знаешь и понимаешь. А Москва достойна того, чтобы её любили. И, конечно, знали.

По летописному преданию, Москва была построена на семи холмах: Боровицком, Сретенском, Тверском, Трёхгорном, Швивой горке, Лефортовском и Воробьёвском.

На самом деле Москва создавалась по радиально-кольцевому принципу. Причём предпосылки к складыванию радиально-кольцевой структуры были в Москве изначально, с момента основания города. Причиной тому географическое положение, ведь Москва стояла на пересечении нескольких торговых путей: Торжок – Тверь – Москва – Рязань, Углич – Тверь – Москва – Курск и других.

Прошли столетия, и сегодня семь московских холмов чётко вписаны в семь колец, окруживших столицу. Как могучий дуб Москва росла, оставляя вековые кольца. Каждое кольцо – живое свидетельство о бывшей границе города.

Древнейшим кольцом Москвы называют постройки, защищавшие сердце города – Кремль. Историки и археологи полагают, что небольшая славянская крепость возникла на высоком Боровицком холме, у места впадения Неглинки в реку Москву, не позднее конца XI века. Почти столетие спустя, в 1156 году, Юрий Долгорукий повелел построить «город», окружённый рвом и валом. Крепость Юрия Долгорукого была в пять или шесть раз больше по своим размерам, чем древнейшие укрепления на Боровицком холме, но уже в 1237 году она была разрушена захватчиками-ордынцами. В 1339 году Кремль получил стены и башни из мощных дубовых брёвен, а при великом князе Дмитрии Донском, в 1367 году, он стал каменным. Новые стены строители сложили из подмосковного бело-жёлтого известняка. Нынешние стены и башни Кремля создавались из красного кирпича по проекту итальянских архитекторов Марка Фрязина, Антона Фрязина, Петра Фрязина и Алевиза Нового с 1487 по 1491 год.

Первое кольцо Москвы – это постройки, примыкавшие к Великому посаду. Первое кольцо появилось ещё в конце XIV века: тогда посад был защищён валом. В 1534 году граница была укреплена – появились деревоземляные укрепления и ров. А в 1535–1538 годах на их месте москвичи возвели Китайгородскую стену. Эта каменная твердыня на нескольких своих отрезках сохранилась до наших дней. Помимо названия станции метро «Китай-город», есть ещё один «топонимический потомок» китайгородских укреплений и городской границы – Китайский проезд, выходящий на Москворецкую набережную.

Вторым кольцом Москвы называли знаменитый Белый город. Это название до сих пор вызывает споры: наименование этого оборонительного рубежа может быть связано как с белым цветом самой каменной стены, так и с «белыми землями» (освобождёнными от земских податей), находившимися внутри укреплений. В конце XIV века эта часть Москвы была обнесена валом и рвом. Стена Белого города была возведена позднее – в 1585–1593 годах. Занимался работами Приказ каменных дел, в ведении которого находились строители. Руководил этими работами известный «горододелец» Фёдор Савельевич Конь.

К середине XVIII века стена Белого города утратила своё фортификационное значение: в конце того же столетия её разобрали, а затем, в XIX веке, по всей этой бывшей границе Москвы были устроены бульвары. Память о самом наименовании этой городской оборонительной линии хранит современный топоним Белгородский проезд (в XIX веке он именовался проездом Белого города). Эта небольшая улочка расположена близ площади Покровские ворота. Несколько таких наименований московских площадей – также свидетели былой славы Белого города, его мощных и надёжных ворот: площадь Никитские Ворота, площадь Мясницкие Ворота, площадь Сретенские Ворота, площадь Яузские Ворота, площадь Петровские Ворота. Вторая граница Москвы узнается в крутой линии современного Бульварного кольца.

Третье кольцо Москвы – это Земляной город, или Деревянный город, известный в истории Москвы также под названием Скородом. Эта фортификационная система длиной более пятнадцати километров и высотой около пяти метров была выстроена с 1591 по 1592 год. В 1611 году деревянные укрепления были полностью уничтожены пожаром. Через двадцать лет москвичи возвели на протяжении всей этой линии мощный земляной вал и вырыли перед ним ров, а в 1659 году выстроили ещё и деревянную ограду. Следы Скородома узнаваемы в Садовом кольце.

Земляной город в период с 1683 по 1742 год служил таможенной границей Москвы. В XVIII веке он утратил своё оборонительное значение. В начале XIX века земляной вал срыли, а ров засыпали. Оставшиеся топонимические свидетельства существования Земляного города представляют собой названия некоторых отрезков Садового кольца: Валовая улица (между Павелецкой и Серпуховской площадями), улица Крымский Вал (между Калужской площадью и Крымской набережной), улица Зацепский Вал (между Малым Краснохолмским мостом и Валовой улицей), улица Земляной Вал и площадь Земляной Вал.

Четвёртым кольцом Москвы стал Камер-Коллежский вал, насыпанный в 1742 году по указу Камер-Коллегии. Камер-Коллегия заведовала различными денежными сборами, впоследствии её заменила казённая палата. Высокий земляной вал длиной в тридцать семь километров был укреплён рвом и заставами. Предшественником Камер-Коллежского вала был Компанейский вал. При Петре I в нескольких ключевых местах на главных дорогах-радиусах, которые вели в Москву, были выстроены заставы. Их задачами были взимание пошлины и проверка документов. В 1731 году между этими заставами возвели деревянную стену, которую и стали называть Компанейский вал. Строительство вала финансировала компания купцов, которые взяли у правительства откуп на продажу водки и, естественно, стремились защитить свои интересы. Компанейская стена создавала преграду для ввоза в Москву контрабандного алкоголя. Правда, Компанейская стена прожила недолго, и обветшавшие постройки были разобраны москвичами на дрова.

Камер-Коллежский вал по сравнению с ней был гораздо более мощным укреплением. Это было сплошное кольцо из высокого земляного вала. Охрану осуществляли наряды конной стражи. После отмены таможенных сборов за водку функция Камер-Коллежского вала как таможенной границы практически свелась к нулю. Вскоре он превратился в фактическую границу города.

С начала XIX века, точнее с 1806 года, Камер-Коллежский вал начал служить официальной полицейской границей Москвы, а с 1864 года – муниципальной (вплоть до 1917 года). Это была реальная административная граница между городом, управлявшимся Городской думой, и Московским уездом, управлявшимся земством. По линии вала существовало восемнадцать застав, которые также оставили след в московской топонимике. Это площадь Дорогомиловская Застава, площадь Серпуховская Застава, площадь Проломная Застава, площадь Тверская Застава. Сами заставы были ликвидированы в 1852 году.

Земляной Камер-Коллежский вал срыли во второй половине XIX века. Память о нём осталась в улицах Хамовнический Вал, Богородский Вал, Олений Вал, Сокольнический Вал, Бутырский Вал, Сущевский Вал, Грузинский Вал, Пресненский Вал, Трёхгорный Вал, Серпуховской Вал, Даниловский Вал, Симоновский Вал, Крутицкий Вал, Рогожский Вал, Золоторожский Вал, Лефортовский Вал, Госпитальный Вал, Семеновский Вал, Измайловский Вал, Преображенский Вал. Сам вал сохранился только в одном месте – на границе Хамовников и Лужников: по нему проходит Окружная железная дорога.

Пятое кольцо Москвы очертила Окружная железная дорога. Длина пятого, «инженерного», московского кольца, на плане похожего скорее на замкнутую петлю, сильно вытянутую к северо-западу, составляет уже пятьдесят четыре километра. Строительство Окружной железной дороги продолжалось с 1903 по 1908 год. Дорога быстро стала фактической границей Москвы, а вскоре, после Февральской революции 1917 года, она получила официальный статус муниципальной черты, управлявшейся Городской думой. Тогда площадь города составляла около 242 квадратных километров. Сохраняя в основном эту городскую границу, Москва росла за счёт новых клиньев – районов жилищного строительства.

Шестое кольцо Москвы – это Московская кольцевая автомобильная дорога (МКАД), граница столицы до 2011 года. Хотя уже в нескольких местах (Солнцево, Митино, Бутово, Косино и др.) город, вынужденный расширять свою территорию для строительства нового жилья, ещё раньше перешагнул её.

За седьмым по счёту кольцом закрепилось в качестве официального название – «Третье кольцо». Счёт строился по принципу: первое – Садовое, второе МКАД.

Строительство новой кольцевой трассы завершилось в 2005 году. Создание Третьего транспортного кольца столицы власти назвали «масштабным историческим событием, сопоставимым по своему размаху с возведением московского метрополитена».

Именно эта кольцевая система положена в основу книги «100 великих достопримечательностей Москвы».

А отсчёт достопримечательностей традиционно идёт от центра, то есть от первого самого древнего кольца Москвы – Кремля – к новым границам города.

С 2011 года границы значительно расширились и вышли далеко за линию МКАД. Территория столицы увеличилась в 2,4 раза за счёт территорий, ограниченных Киевским и Варшавским шоссе, а также Большим кольцом Московской железной дороги. А значит, к известным столичным достопримечательностям добавились и новые. Такие, например, как Тихвинский храм в наукограде Троицке, храм Святителя Тихона и церковь Иоанна Предтечи в Московском, литературно-исторический музей Остафьево в окрестностях Щербинки. Остафьево было усадьбой Петра Андреевича Вяземского. Там гостили Пушкин, Карамзин и многие другие выдающиеся деятели русской культуры XIX – начала XX века. Наверное, новые достопримечательности займут своё место в пределах нового, восьмого, кольца, то есть новой границы, которая пока обозначена лишь линией на карте.

В пространстве каждого московского кольца и сосредоточены многочисленные шедевры архитектуры и памятники культуры. Их по праву относят и к достоянию человечества, и к сокровищам России. И как тут не вспомнить восторженные слова Антона Павловича Чехова о Москве: «Что ни песчинка, что ни камушек, то и исторический памятник!»

Конечно, формат книги не позволяет рассказать обо всех из них, но, возможно, первые сто достопримечательностей позволят полнее и точнее представить одну из самых неповторимых столиц мира – Москву.

Велик град Москва, говорили в старину. Москва всегда воспринималась как нечто большее, чем город, большее, чем столица: это – град! Все, что происходит в ней, отзывается по всей России, по всему миру. И история Москвы, её превращение из маленького окраинного городка Владимиро-Суздальского княжества в столицу «Всея Руси», а затем – в столицу могущественной державы, есть во многом история России.

Как и по всем необъятным просторам России, ХХ век прошёлся по улицам и площадям Москвы ржавым серпом идеологических принципов и установок. Неповторимая Москва многое потеряла. Исчезла, например, Сухарева башня, хотя, к счастью, осталось, точнее, вернулось название Сухаревской площади. Сухарева башня была вместе с Кремлём, храмами Василия Блаженного и Христа Спасителя своеобразным символом первопрестольной. Постройка была самым крупным светским зданием в России – высота этого величественного и неповторимого по очертаниям памятника архитектуры, который отчасти напоминал здание ратуши в западноевропейских городах, составляла 60 метров! Среди безвозвратных потерь и Малый Николаевский дворец, и дом Рахманинова, десятки других зданий и памятников, храмов и монастырей.

Затем на смену большевистской идеологии пришёл не менее лживый принцип целесообразности. По некоторым данным, после 1991 года было уничтожено несколько десятков и даже сотен исторических строений.

И всё же Москва сумела сохранить красоту и обаяние минувших веков. Истинно русский город – так называл Москву выдающийся литературный критик Виссарион Григорьевич Белинский, – остался единственным и неповторимым. В «Журнале моей поездки в Москву» Виссарион Григорьевич писал: «Изо всех российских городов Москва есть истинный русский город, сохранивший свою национальную физиогномию, богатый историческими воспоминаниями, ознаменованный печатью священной древности, и зато нигде сердце русского не бьется так сильно, так радостно, как в Москве. Ничто не может быть справедливее этих слов, сказанных великим нашим поэтом:

Москва, как много в этом звуке

Для сердца русского слилось,

Как много в нем отозвалось.

Конечно, ни одна книга не может дать полный портрет большого города. А уж Москвы тем более. Тут ничего не поделаешь. Поэтому за обложкой этого издания остались такие замечательные произведения монументальной пластики, как памятники Гоголю, изготовленный из титана памятник Гагарину на Ленинском проспекте, памятники героям Плевны и основателю Москвы Юрию Долгорукому, памятники первопечатнику Ивану Фёдорову и Кириллу и Мефодию. Такие архитектурные творения, как дом бывшего генерал-губернатора Москвы Петра Еропкина на Остоженке, усадьбы Дурасовых и Баташёва, так называемый Дом на набережной и Елисеевский магазин на Тверской, самый большой в России и старейший в Европе Центральный Московский ипподром и один из наиболее ранних сохранившихся памятников архитектуры Москвы, первый древнерусский храм, перекрытый крещатым сводом, – церковь Мученика Трифона в Напрудном. Конечно, хотелось бы упомянуть и всемирно известные творения советского авангарда, такие, как Дом культуры имени И.В. Русакова и дом Мельникова. И ещё о многом, многом другом, что не попало на страницы этого издания. Хотя, конечно, можно было бы поведать и о самом старом и самом большом в России Московском зоопарке, и о самой короткой улице – улице Венецианова. Как, впрочем, и о самой длинной.

И всё же хочется верить, что те сто московских достопримечательностей-достопамятностей, рассказы о которых собраны под обложкой этой книги, дадут представление о городе, именуемом и Сердцем России, и Москвой-матушкой.

Сегодняшняя Москва – это необыкновенно живой, растущий, быстро изменяющийся город. Город, в котором всё время что-то происходит: хорошее, плохое и вообще непонятно какое. Город, где переплелись Европа и Азия, архаическое и сверхсовременное, где перезвон мобильных телефонов сливается с гулом церковных колоколов.

Сегодняшняя Москва – это место, где перемешались поколения и образы жизни, стили и направления, где разрушаются мифы, создаются легенды и, конечно же, новые достопримечательности. И хочется верить, что многие из них по праву займут своё место в ряду удивительных московских достопамятностей.

Александр Мясников

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.107. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз