Книга: 100 великих достопримечательностей Москвы

Арбат

Арбат

Москва в Москве – так нередко называют Арбат. Для москвичей Арбат не просто улица, это как бы особый «кусочек» столицы, самобытный, с собственной историей и традициями.

Не зря бытует выражение «История мира: Арбат». Арбат вобрал в себя всё лучшее. Его можно познавать всю жизнь, как большой мир. А то, что история мира – это Арбат, первым сформулировал писатель Андрей Белый (настоящие имя и фамилия Борис Николаевич Бугаев). В написанных уже на склоне лет воспоминаниях Андрей Белый рассказывал: «Помнится прежний Арбат: Арбат прошлого – он от Смоленской аптеки вставал полосой двухэтажных домов, то высоких, то низких; у Денежного – дом Рахманова, белый, балконный, украшенный лепкой карнизов, приподнятый круглым подобием башенки: три этажа. В нём родился; в нём двадцать шесть лет проживал».

Дом, в котором родился Андрей Белый, и сейчас стоит на Арбате, он только надстроен четвёртым этажом.


Арбат

Первое документальное упоминание слова «Арбат» датируется 1493 годом. По легенде, от оставленной в церкви Николы на Песках свечи начался пожар, от которого выгорела почти вся Москва. Именно с тех пор и стали говорить: «От копеечной свечи Москва сгорела». В связи с пожаром был упомянут и Арбат.

Точное происхождение слова «Арбат» неизвестно – исследователи до сих пор так и не пришли к единому мнению. Многие склоняются к версии, которая связывает его с арабским словом «арбад» (форма множественного числа от «рабад»), что означает «пригород». Ведь городом в XV веке был только Кремль, а неподалеку от его стен нередко стояли торговые караваны восточных купцов, которые и могли подарить улице экзотическое название. Но какое отношение арабы могли иметь к столице Руси?

Хотя есть и другие версии. Например, от русского слова «горбат». Мол, улица имеет несколько изгибов, обусловленных скорее всего неровностями местности. Есть мнение, что название произошло от тюркского «арба», то есть телега. Такое средство передвижения до сих пор чрезвычайно популярно. Арбы не одно столетие колесят по пыльным просторам Средней Азии, но их массового приезда в Москву не зафиксировано.

Арбатом называлась не только улица, но и вся местность от стен Кремля до современного Садового кольца.

С XVI века на Арбате и в его переулках жили и трудились ремесленники, о чём свидетельствуют «говорящие» названия переулков. Плотников переулок заселяли плотники, Серебряный – мастера серебряных дел, Денежный – работники Государева денежного двора.

Вообще, Арбатские переулки неотрывны от понятия «Арбат». Такие переулки, например, как Сивцев Вражек. Один из многочисленных и в то же время уникальных. Это необычное название произошло от бурной речушки под названием Сивец. Он впадал в протекавший вдоль стен Белого города ручей Черторый. Потом этот приток Москвы-реки заключили в трубу, и Сивец закончил своё существование. Самый длинный переулок, Сивцев Вражек (859 метров), протянулся от Арбата до Гоголевского бульвара.

В XIII–XVI веках по Арбату проходила Смоленская дорога, сначала от Новодевичьего монастыря по Плющихе, потом из Дорогомилова. В то время на Арбате располагалось множество дворов, церквей и лавок.

Улица часто видела русские войска, отправлявшиеся на защиту западных рубежей страны. Была свидетелем нашествия на Москву восточных, южных и западных соседей. Так, в 1439 году здесь были разгромлены и обращены в бегство войска казанского хана Улу Мухаммеда, а в 1611 году – отряд польско-литовских интервентов под командованием пана Бартоломея Новодворского. В августе 1612 года у Арбатских ворот на защиту Москвы встал с войском князь Дмитрий Михайлович Пожарский.

Для защиты от врагов на Арбате и к северу от него в XVI веке были поселены два стрелецких полка, а в XVII веке в конце улицы, по южной её стороне, расположился третий стрелецкий полк. Кроме стрельцов, район Арбата населял еще и ремесленный люд, живший слободами.

Кроме слободских дворов, в XVII веке здесь стояли дворы «иных чинов людей». Так, например, в Плотничьей слободе в 1638 году кроме 48 дворов плотников стояло три двора церковного причта и пять других.

Извечная беда Москвы – пожары меняли не только облик улицы, но её ширину. Если до пожара 1736 года ширина Арбата составляла около десяти метров и лишь местами достигала девятнадцати метров, то после буйства огня её всю подравняли до девятнадцати.

В XVIII веке район кардинально изменил свой облик. После упразднения стрелецкого войска в конце XVII века земля досталась дворянам. Примерно со второй половины XVIII века Арбат становится одной из самых аристократических частей города. Он превращается в так называемое дворянское гнездо. В 1793 году на Арбате три четверти домов принадлежали родовой и чиновной знати, дворянам и чиновникам, церквям и их причту, купцам и лишь несколько домов – другим лицам и учреждениям.

В пожаре 1812 года Арбат, застроенный почти исключительно деревянными домами, полностью выгорел. Новые, уже каменные, дома возводятся в популярном тогда стиле ампир.

Во второй половине XIX века на Арбате вместо послепожарных ампирных особняков строились доходные дома, появлялись модные магазины и дорогие рестораны.

Жителями Арбата теперь становились преуспевающие коммерсанты, чиновники, представители интеллигенции. Особенно многочисленным было сословие врачей. Именно тут во второй половине XIX века возникло Общество русских врачей, а в 1870 году открылась общедоступная лечебница, где днём принимали больных, а вечером делали научные доклады.

К извечному шуму, производимому тысячами прохожих, конкой, извозчичьими подводами, в 1904 году прибавился звон трамвая. Но, несмотря на колоссальную загруженность улицы, район Арбата оставался престижным районом центра, оплотом московской интеллигенции.

После революции Арбатом вплотную занялись уже архитекторы Страны Советов. Дома стали надстраиваться, подводиться под единый карниз, перекрашиваться. Превалировала тусклая серая гамма. Вскоре Арбат стал неузнаваем. Расширены границы улицы, по правой стороне появились новые здания, ничем не напоминающие старые. С Арбата был снят трамвай и заменен троллейбусом, мостовая и тротуары заасфальтированы.

Но изменился не только архитектурный ансамбль Арбата, но и атмосфера. Исчез неповторимый дух. От арбатского веселья не осталось и следа, как ничего не осталось от церквей, снесённых во времена воинствующего атеизма. Улицу москвичи стали называть «военно-грузинской дорогой», так как именно по ней проносилась машина, в которой Иосиф Виссарионович Сталин (Джугашвили) ездил из Кремля на свою ближнюю дачу в Кунцево.

В середине 1970–х годов Арбат стал пешеходной зоной. Тогда здесь, впервые в Москве, установили вдоль улицы развесистые круглые фонари, и Арбат немедленно получил прозвище – «офонаревший».

В 1990–е годы Арбат, казалось, задохнётся от гигантского наплыва туристов и просто гуляющих москвичей, желающих отдохнуть именно здесь, на одной из старейших и красивейших улиц Москвы.

Но Арбат выдержал. И сегодня, в XXI веке, несмотря на свою нарочитую эклектичность, стремится сохранить свою идентичность, остаться Москвой в Москве.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.096. Запросов К БД/Cache: 3 / 2
поделиться
Вверх Вниз