Книга: 100 великих достопримечательностей Москвы

Церковь Святителя Григория Неокесарийского Чудотворца в Дербицах

Церковь Святителя Григория Неокесарийского Чудотворца в Дербицах

За «благолепие» эту церковь всегда называли «Красной». И, конечно, это народное определение как нельзя лучше отражает подлинную красоту этого удивительного храма.

Одну из самых красивых в Москве церквей – в память Григория Неокесарийского Чудотворца в Дербицах – в стиле «русское узорочье» стали возводить в 1667 году, но история его началась намного раньше.

Земли эти весной заливались водой Москвы-реки и оттого назывались «дебрью», что означало «топкую низину». От слова «дебри» и образовалось название урочища «Дербицы». Это одна из версий, но есть и другие. Слово диалектное, имеет несколько значений: небольшая поляна в лесу, низменный берег, пойма.

Здесь в XV веке и возвели первую Григорьевскую церковь. В Московском великом княжестве праздник св. Григория Неокесарийского оказался связанным с важным историческим событием. В этот день, 17 ноября 1445 года, возвратился в столицу из ордынского плена великий князь Василий II Васильевич.


Храм Святителя Григория Неокесарийского в Дербицах

Василия II Тёмного, сына великого князя Василия I Дмитриевича и Софьи Витовтовны, считают одним из самых трагических персонажей русской истории. Но именно в годы его правления происходят многие знаковые события. Так, например, Русская православная церковь становится самостоятельной и начинает сама избирать патриарха, который отныне носит титул патриарх Московский и всея Руси. Василий II Васильевич Тёмный ликвидирует практически все уделы великого княжества Московского. Случилось так, что летом 1445 года хану Улу-Мухаммеду, потомку Тохтамыша, удалось захватить великого князя в плен. Это произошло вблизи Евфимиева монастыря на берегу Нерли. Только 17 ноября 1445 года великий князь возвратился в столицу. Вскоре он был снова пленён, но уже боровшимися с ним за власть князьями Дмитрием Юрьевичем Шемякой и Иваном Андреевичем Можайский. Они-то и ослепили Василия. За что он и получил прозвище Тёмный. В 1452 году Василий Тёмный выступил из Москвы в последний поход на Дмитрия Шемяку. Шемяка, засевший в Устюге, бежал. Так завершилась феодальная война, длившаяся четверть века.

Ещё находясь в плену в Орде, князь Василий дал обет, что построит церковь на том месте, с которого увидит стены Кремля. А назовёт в честь святого, память которого в тот день будет праздноваться. Всё произошло в день памяти святителя Григория Неокесарийского Чудотворца. В память об освобождении из плена Улу-Мухаммеда, по преданию, в Замоскворечье и возвели деревянную церковь Григория Неокесарийского. Тогда ещё не было улицы Полянки. Название улицы официально появилось лишь в XVIII столетии, но в те времена, когда была основана церковь, здесь действительно начинались большие поля. Они простирались далеко за пределы города, и среди них проходила старая дорога из Кремля на Серпухов. Эти поля и дали название старинной московской улице.

В письменных источниках Григорьевский храм впервые упоминается в 1625 году, во времена правления царя Михаила Фёдоровича Романова.

После эпидемии чумы, разразившейся в Москве, ко времени вступления на престол Алексея Михайловича храм окончательно запустел.

Случилось так, что в 1660 году священник Григорьевского храма Андрей Саввинович Постников стал духовником царя. В 1665 году царь перевёл его в кремлевский Благовещенский собор, где была домовая царская церковь.

Именно Постников в 1671 году венчал Алексея Михайловича с Натальей Кирилловной Нарышкиной, матерью Петра I. Священник сумел упросил Алексея Михайловича разрешить ему построить в Замоскворечье новый каменный храм. Царь разрешил и, мало того, взял строительство, которое началось в 1668 году, под свой контроль. Новый храм стали возводить чуть севернее его деревянного предшественника. Алексей Михайлович дважды ездил к обедне в строящуюся церковь. Есть версия, что он и финансировал возведение храма. Кстати, именно царь Алексей Михайлович, как сообщают исторические источники, приказал стены храма «прописать суриком в кирпич», «стрелки у шатра перевить» «и расписать бирюзой и белилами». Начало строительства благословил святейший патриарх Никон, а освятил построенную церковь святейший патриарх Иоаким в присутствии царя Фёдора Алексеевича.

По своей архитектуре церковь относится к московскому типу пятикупольных храмов с шатровой колокольней.

Камень для храма привозили из знаменитого подмосковного села Мячкова, из той же каменоломни, где брали камень для строительства белокаменных (и первых каменных) стен Московского Кремля при князе Дмитрии Донском. Позднее, в XIX столетии, там будут брать камень для строительства первого храма Христа Спасителя на Воробьёвых горах. В то время это село уже будет вотчинным владением отца Александра Герцена, богатого помещика Ивана Алексеевича Яковлева.

Архитекторами нового храма были русские царские зодчие Иван Кузнечик и крепостной из Костромы Карп Губа. Великий мастер Степан Полубес сделал девять тысяч знаменитых поливных изразцов в стиле «павлинье око». Эти дивной красоты изразцы принесли храму всемосковскую славу. А среди иконописцев, царских изографов, трудившихся над росписью храма и над его образами, был сам Симон Ушаков. Раньше во втором ярусе было устроено подобие хор, что указывало на дворцовый характер церкви.

Во второй половине XVIII столетия у храма появился придел во имя св. Григория Богослова.

После страшной для Москвы повальной холеры 1830 года в храме был устроен придел Боголюбской иконы Божией Матери, которой молились во время эпидемии. Холера бушевала в Москве с сентября 1830 года и стихла в декабре. Такого страха и такого единого воодушевления на борьбу со свирепой болезнью не было со времен Отечественной войны 1812 года, когда Москва давала отпор Наполеону. Святитель Филарет устроил общий молебен – московские священники с крестным ходом обходили свои приходы, а сам митрополит коленнопреклоненно молился в Кремле. По всей Москве объявили строжайший карантин и оцепили её военными кордонами. Кстати, из-за тех кордонов Александр Сергеевич Пушкин не мог попасть в город к невесте и дважды возвращался в Болдино.

В 1834 году у Григорьевского храма была построена ограда по линии улицы с фигурным завершением ворот.

Среди знаменитых прихожан храма была великая княгиня Елизавета Фёдоровна, которая была здесь частой гостьей в начале ХХ века.

После революции 1917 года первоначально храм не закрыли. Но в 1930 году решили снести старинную шатровую колокольню храма для расширения тротуара. Её чудом отстояли – только в самом нижнем ярусе пробили сквозной проход.

В 1935 году храм всё-таки закрыли. Иконы его передали в Третьяковскую галерею.

К 1965 году храм, отданный под различные учреждения, обветшал и был отреставрирован. В нём разместили производственно-художественный комбинат. Говорят, что там же была и некая тихая «контора» по официальной перекупке старинных икон. Иконы закупали у населения и потом перепродавали за границу любителям русского «антиквариата».

В 1990 году церковь святителя Григория Неокесарийского Чудотворца, единственную освященную во имя этого святого, вернули верующим.

Уникальный памятник русской истории и архитектуры сумел сохранить свой неповторимый облик и непреходящую красоту.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.073. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз