Книга: Путеводитель по Библии

Иродиане

Иродиане

Властям Храма становилось все очевиднее, что нелегко будет отрицать претензии Иисуса. Независимо от того, был он галилеянином из захолустья или нет, у него был живой ум и наготове запас цитат из Библии. Однако все равно его следовало было остановить прежде, чем мессианский пыл породит опасные волнения во всем городе. Если богословские взгляды Иисуса нельзя использовать против него, то как тогда насчет его политических взглядов?

Если бы Иисуса можно было вынудить сказать что-нибудь политически неблагонадежное, а не просто доктринально еретическое, то тогда можно было вызвать римлян. Римские солдаты сразу могли действовать без необходимости прекращать обмен цитатами из Ветхого Завета:

Мф., 22: 16. Посылают к Нему учеников своих с иродианами, говоря: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив, и истинно пути Божию учишь, и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице;

Этой лестью они надеялись выудить у него какое-нибудь бескомпромиссное утверждение, вне зависимости от того, кого оно могло оскорбить. И как раз на тот случай, если бы он это сделал, с ними были иродиане. Это были гражданские должностные лица, которые поддерживали династию Иродов. Вероятно, они постоянно сотрудничали с римлянами, имели доступ к римскому правителю и могли быстро сообщить ему о любом высказывании Иисуса подрывного характера.

Теперь вопрошающим у Иисуса казалось несомненным, что любое объявление себя Мессией обнаружит у него надежды на ниспровержение Римской империи и на установление идеального еврейского государства. Именно этого народные массы и ожидали от Мессии. Вопрос, который должен был, казалось, вынудить Иисуса либо защищать восстание, либо отказаться от всех мессианских претензий, теперь был задан ему в упор:

Мф., 22: 17. Итак скажи нам: как Тебе кажется?позволительно ли давать подать кесарю, или нет?

(«Кесарь» — это был титул римского императора. Он восходит к Юлию Цезарю, который был убит в 44 г. до н. э., двоюродный племянник которого через пятнадцать лет стал первым римским императором.)

Если бы теперь Иисус отказался отвечать, то, несомненно, его стали бы презирать как труса те из толпы, кто отстаивал необходимость сопротивления Риму, и они, должно быть, представляли большинство из тех, кто нетерпеливо приветствовал Иисуса как Мессию. Если бы он защищал выплачивание дани, это было бы еще хуже. Если бы, с другой стороны, он защищал неуплату дани, это мгновенно дало бы повод для вмешательства римлянам.

Иисус нашел выход. На монетах, используемых при выплачивании дани, было изображение Цезаря. Строго говоря, это делало эти монеты непригодными для того, чтобы иудеи обращались с ними во всех случаях жизни. Первая из десяти заповедей запрещала изготовление любого изображения любого живого существа, и еврейские монархи, например разные Ироды, обычно остерегались помещать свои собственные изображения на свои монеты, чтобы избежать возмущения ортодоксов. Идолопоклонническую монету, обращаться которой было греховно для иудеев, можно было просто отдать человеку, чей портрет был на ней. Иисус сказал:

Мф., 22: 21. …итак отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу.

Таким образом Иисус нашел безопасный путь между двух зол в, казалось бы, неразрешимой дилемме. Он выступил за уплату дани, что удержало римлян от вмешательства, но сделал так по совершенно религиозной причине, которая была совместима с его ролью Мессии.

И тем не менее, враги Иисуса, возможно, здесь также «заработали очки». Можно легко представить среди слушателей Иисуса себе зилотов, нетерпеливо ожидающих его ответа. Они были яростно настроенными против римлян, и они хотели Мессию, который повел бы их с божественной силой против ненавистных римлян.

Итак, здесь был такой вопрос: должны ли иудеи платить дань? Надлежащим мессианским ответом, с точки зрения зилотов, было громовое «Нет!».

Это сразу дало бы начало восстанию; точно так же, как некогда отказ Маттафии участвовать в языческом жертвоприношении дал начало восстанию Маккавеев.

Вместо этого Иисус нашел спасительный выход в уклонении от ответа. Если в основном толпа приветствовала остроумные ответы Иисуса, то, возможно, вовсе не те более радикально настроенные зилоты, которые теперь отпадали от него с чувством презрения. Это был не их человек. Это был не тот Мессия, которого они ждали.

А как должен был чувствовать себя Иуда Искариот? Если действительно правда, что он был радикальным зилотом, то, вполне возможно, он был переполнен неистовой ярости из-за несостоятельности человека, которого он считал Мессией. Если это так, то этим объясняется все, что затем последовало.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.522. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз