Книга: Санкт-Петербург

Литературная викторина

Литературная викторина

В городе на Неве жили и работали великие русские писатели и поэты. С его домами и улицами, набережными и площадями связаны судьбы многих литературных героев. Как весь город в целом, так и многие его уголки, здания, памятники архитектуры и искусства нашли отражение на страницах замечательных поэм, повестей, романов. В этой главе приводятся отрывки из произведений русских и зарубежных классиков. Читателю же предлагается угадать: вначале — о каком сооружении, доме или месте Петербурга говорит автор, а затем — кому принадлежат различные высказывания о городе на Неве.

Великолепные чертогиНа столько расстоят локтях,Что глас трубы, ловецки рогиЕдва в их слышится концах.Над возвышенными стенами,Как небо, наклонился свод;Между огромными столпамиОтворен в них к утехам вход.(Г. Р. Державин)

В каком здании находится воспетый поэтом зал? Какой зодчий возводил это здание?

Чтобы увидеть этот приводивший всех в изумление зал, нужно посетить Таврический дворец — замечательный памятник русской классической архитектуры второй половины XVIII века.

Возведен дворец в 1783–1789 годах по проекту выдающегося зодчего И. Е. Старова. Здание отличается простотой и строгостью архитектурных форм, а также предельной четкостью и ясностью композиции. Сравнительно невысокое, оно своим главным фасадом, протянувшимся на 260 метров, было обращено к Неве. Центральная часть выделена шестиколонным дорическим портиком с фронтоном и мощным барабаном с купольным завершением. Боковые крылья с выступающими вперед флигелями образуют двор. Перед дворцом была устроена гавань, соединенная каналом с Невой.


Таврический дворец

Внешне дворец, лишенный каких-либо декоративных украшений, выглядит скромно и даже сурово. Убранство же внутренних парадных залов торжественно и великолепно.

За вестибюлем и купольным залом следует колоссальный, овальный в плане зал, украшенный мощной колоннадой. Этот многоколонный зал не имел себе равных в русской архитектуре XVIII века. В просветах между колоннами просматривался сказочный зимний сад. В центре его возвышалась восьмиколонная ротонда, в которой стояла статуя Екатерины II, высеченная из белого мрамора Ф. И. Шубиным.

Дворец на берегу Невы Екатерина II подарила своему фавориту князю Г. А. Потемкину. После успешного окончания войны с Турцией, завершившейся присоединением к России Крыма, который тогда назывался Тавридой, Потемкин получил почетный титул светлейшего князя Таврического. С 1791 года дворец и сад при нем стали называться Таврическими.

После смерти Потемкина дворец перешел в казну. В царствование Павла I вдохновенное творение Старова едва не подверглось полному разрушению. Согласно приказу нового императора всю обстановку и отделку парадных помещений вывезли из дворца, а сам он был отдан под казармы Конногвардейского полка. В колонном зале разместилась полковая конюшня, в круглом зале был устроен манеж.

В 1802–1804 годах под руководством архитектора Л. И. Руска дворец был восстановлен, а интерьеры значительно переделаны. В начале XX века во дворце помещалась Государственная дума, в связи с чем здание вновь подверглось перестройкам. Театр был превращен в библиотеку, на месте зимнего сада появился зал заседаний. Оказался искажен и первоначальный облик воспетого Державиным колонного зала — он лишился изумительных сквозных перспектив, так как открытая колоннада между ним и зимним садом была заложена. Неизменным остался лишь внешний вид дворца.

Тогда, на площади Петровой,Где дом в углу вознесся новый,Где над возвышенным крыльцомС подъятой лапой, как живые,Стоят два льва сторожевые…(А. С. Пушкин. Медный всадник)

Какую площадь города поэт называет «Петровой»? Где находится дом со львами, воспетый в поэме? Когда и по проекту какого архитектора он был построен?

В поэме «Медный всадник» А. С. Пушкин описал наводнение, произошедшее 7 ноября 1824 года. Площадь, о которой он говорит, на самом деле называлась Петровской. Так официально приказано было именовать Сенатскую площадь после того, как на ней установили памятник Петру I. Но название это не привилось. Площадь в ту пору была больше, поскольку не было Адмиралтейского сада.


Дом князя Лобанова-Ростовского

Дом, который «в углу вознесся», сохранился поныне — это дом князя А. Я. Лобанова-Ростовского. Он построен в 1817–1820 годах по проекту архитектора О. Монферрана и играет важную роль в ансамбле центральных площадей города. Его главный фасад, обращенный к Адмиралтейскому проспекту, украшен восьмиколонным портиком коринфского ордера. Портик возвышается над выступающей вперед аркадой. Пандусы (отлогие подъемы) давали возможность каретам подъезжать непосредственно к парадному входу. Львы, стоящие по сторонам подъезда, высечены из белого каррарского мрамора известным в ту пору скульптором П. Трискорни. К этому подъезду и привел Пушкин героя своего «Медного всадника»:

На звере мраморном верхом,Без шляпы, руки сжав крестом,Сидел недвижный, страшно бледныйЕвгений…

Хозяин дома со львами, известный библиофил и коллекционер А. Я. Лобанов-Ростовский, прожив в нем несколько лет, решил разыграть его в лотерею. Для этой цели был выпущен миллион лотерейных рублевых билетов; на один из них должен был пасть выигрыш — дом князя. Но Николай I запретил эту коммерческую аферу и предложил князю продать в казну дом и уникальную библиотеку, за которую Лобанову-Ростов-скому была назначена пожизненная пенсия. Вплоть до 1917 года в доме со львами размещалось Военное министерство России. После Октября он взят под охрану государства.

Богатство, блеск! Высокий домНа берегу Невы,Обита лестница ковром,Перед подъездом львы…(Н. А. Некрасов. Русские женщины)

Что за дом упоминает поэт и какова его история?

«Высокий дом», о котором говорит поэт, — дом № 4 по Английской набережной. Он вошел в историю как дом графини Лаваль.

В начале 1720-х годов здесь, на берегу Невы, находился участок с каменными «палатами», принадлежавший первому петербургскому губернатору А. Д. Меншикову. В 1732 году княжеские дворы были пожалованы вице-канцлеру А. И. Остерману, выстроившему тут новый каменный дом. После ссылки Остермана владельцем его стал генерал В. Ф. Салтыков. В последней четверти XVIII века дом перешел во владение А. Н. Строганова, а затем его сына — Г. А. Строганова. Тогда же, в 1790-х годах, здание перестраивает архитектор А. Н. Воронихин. В самом начале XIX века дом приобретают Лавали, и по их заказу архитектор Тома де Томон в 1805–1810 годах значительно переделывает его как внутри, так и снаружи. В результате главный фасад, обращенный к Неве, был декорирован прекрасной колоннадой, объединившей два верхних этажа центральной, немного выдвинутой вперед части здания.

Можно предположить, что в этот период у парадного подъезда и появились львы, возможно, купленные в Италии.

Согласно другой версии, эти львы украшали подъезд дома еще при Строгановых. Не исключена также возможность, что они созданы по рисункам А. Н. Воронихина неизвестным нам ваятелем.


Лев у подъезда дома Лавалей

Дом Лавалей — немой свидетель многих событий культурной и общественной жизни Петербурга. Здесь в литературном салоне собирались многие поэты и писатели, среди них А. С. Пушкин, И. А. Крылов, Н. И. Гнедич, В. А. Жуковский, Н. М. Карамзин, М. Ю. Лермонтов. 16 мая 1828 года в доме Лавалей в присутствии Адама Мицкевича, П. А. Вяземского и А. С. Грибоедова Пушкин читал своего «Бориса Годунова». Часто бывали в этом доме будущие декабристы К. Ф. Рылеев, И. И. Пущин, Е. П. Оболенский. Дочь Лаваля, Екатерина Ивановна, вышла замуж за князя СП. Трубецкого. Когда по делу участников восстания на Сенатской площади Трубецкой был сослан в Сибирь, то за мужем добровольно последовала и его жена. Подвиг жен декабристов, отправившихся вслед за своими мужьями в далекую ссылку, воспел Н. А. Некрасов в поэме «Русские женщины». Сейчас в доме Лавалей находится Российский государственный исторический архив.

…Жила-была вдова,Тому лет восемь, бедная старушка,С одною дочерью. У ПокроваСтояла их смиренная лачужкаЗа самой будкой. Вижу как теперьСветелку, три окна, крыльцо и дверь.(А. С. Пушкин. Домик в Коломне)

Какой уголок Петербурга здесь описан? Какие литературные герои обитали в этой части города?

«У Покрова» — то есть у церкви Покрова, от которой и возникло название Покровская площадь (ныне площадь Тургенева). Церковь, когда-то стоявшая на ней, была построена архитектором И. Е. Старовым в год рождения Пушкина. Покровская площадь — часть Коломны.

С Коломной связана жизнь многих литературных героев. В Покровскую церковь приезжала молодая графиня, навеявшая Пушкину образ Татьяны Лариной (по мнению современников, это была красавица Екатерина Стройновская, урожденная Буткевич; проживала она с мужем в доме № 167 по набережной Фонтанки). В Коломне обитали и Евгений из «Медного всадника», и персонажи гоголевского «Портрета», и Акакий Акакиевич Башмачкин из «Шинели»…


Церковь Покрова. Фото 1912 года

Когда А. С. Пушкин вернулся вновь в Петербург после изгнания, Коломна настолько изменилась, что он уже не узнал места, знакомые ему с юности (после окончания лицея Пушкин жил на Фонтанке, в доме № 185, и хорошо знал эту часть города). Не нашел поэт и «смиренной лачужки» у Покрова, где жила бедная вдова со своей дочерью Парашей.

Дни три тому туда ходил я вместеС одним знакомым перед вечерком,Лачужки этой нет уж там. На местеЕе построен трехэтажный дом.

Хотя Коломна в то время строилась и многое старое исчезло, она по-прежнему долгие годы оставалась одним из самых бедных и неблагоустроенных районов города.

Вот как описал Коломну в повести «Портрет» Н. В. Гоголь: «…тут все непохоже на другие части Петербурга; тут не столица и не провинция; кажется, слышишь, перейдя в коломенские улицы, как оставляют тебя всякие молодые желанья и порывы. Сюда не заходит будущее, здесь все тишина и отставка, все, что осело от столичного движения… Жизнь в Коломне страх уединенна…»

Дом ЭнгельгардтаРассеяться б и вам и мне не худо.Ведь нынче праздники и, верно, маскераду Энгельгардта…

— приглашает герой драмы М. Ю. Лермонтова «Маскарад» Арбенин князя Звездича.

Где находится дом Энгельгардта? Чем этот дом был известен в Петербурге?

Дом № 30 по Невскому проспекту вошел в историю литературы как «Дом Энгельгардта». Построенный в середине XVIII века, он сменил нескольких хозяев. В самом начале 90-х годов XVIII века наследники Голицыных сдали его в аренду французу Лиону, который вскоре известил петербуржцев, что «2 февраля 1791 года имеет честь дать почтенной публике в доме покойного генерал-фельдмаршала князя Голицына публичный маскарад, в оном будет четыре оркестра, из коих один состоять будет из роговой музыки». Так в этом доме стали устраиваться маскарады и большинство концертов, даваемых в столице.


Дом Энгельгардта

После смерти Лиона дом приобрел купец Кусовников. Новый хозяин сдал большой зал в аренду основанному в 1802 году Филармоническому обществу; его в Петербурге называли «Зала Филармонического общества».

В 1829 году по проекту архитектора П. П. Жако дом был капитально перестроен, а владельцем его стал друг А. С. Пушкина В. В. Энгельгардт, женившийся на дочери Кусовникова. Будучи меценатом, Энгельгардт с успехом продолжил музыкальные традиции этого дома, уже ставшего популярным среди столичной публики.

В концертах Филармонического общества принимали участие лучшие русские и зарубежные музыканты — Г. Берлиоз, Р. Вагнер, И. Штраус, Ф. Лист, известная певица Полина Виардо. В 1843 году здесь успешно выступил 14-летний Антон Рубинштейн. Дом Энгельгардта посещали А. С. Пушкин, М. И. Глинка, И. С. Тургенев и другие видные деятели литературы и искусства.

Бывал здесь и М. Ю. Лермонтов. В драме «Маскарад» он описал один из великосветских балов-маскарадов, которые часто устраивались в доме Энгельгардта.

В 1941 году во время вражеской блокады фугасная бомба попала в этот памятный дом на Невском проспекте, причинив ему серьезные повреждения. При восстановлении дома был заново отделан и концертный зал — ныне Малый зал имени М. И. Глинки Петербургской государственной филармонии имени Д. Д. Шостаковича.

Сыны Отечества! В слезахКо храму древнему Самсона!Там за оградой, при вратахПочиет прах врага Бирона!Отец семейства! приведиК могиле мученика сына;Да закипит в его грудиСвятая ревность гражданина!(К. Ф. Рылеев. Думы)

Где находится место, о котором упоминается в стихотворении? Кого имеет в виду поэт под «врагом Бирона»?

«Думы» Рылеева повествуют о замечательных людях России, вошедших в историю, достойных быть примером для своих соотечественников. Данный отрывок посвящен А. П. Волынскому. Кабинет-министр А. П. Волынский, советник Адмиралтейской конторы А. Ф. Хрущов и выдающийся зодчий П. М. Еропкин, обвиненные в заговоре против Бирона, были казнены 27 июня 1740 года и погребены у ограды Сампсониевского собора (ныне Большой Сампсониевский пр., 41).


Сампсониевский собор

Когда-то недалеко от этого места, у Выборгской дороги, Петром I была заложена деревянная церковь в память победы русских войск под Полтавой, одержанной 27 июня 1709 года — в день святого Сампсония. Строительство же каменной церкви, начатое в 1728 году, окончательно было завершено лишь в 1740-м.

Памятник над могилами Волынского, Хрущова и Еропкина установлен в 1885 году по проекту архитектора М. А. Щурупова. Автор бронзового барельефа, изображающего «Гения истории», — скульптор А. М. Опекушин.

«…Очутился он в одной из главных улиц Петербурга, перед домом старинной архитектуры. Улица была заставлена экипажами, кареты одна за другою катились к освещенному подъезду. Из карет поминутно вытягивались то стройная нога молодой красавицы, то гремучая ботфорта, то полосатый чулок и дипломатический башмак. Шубы и плащи мелькали мимо величавого швейцара. Германн остановился.

Чей это дом? — спросил он у углового будочника.

Графини***, — отвечал будочник».

(Л. С. Пушкин. Пиковая дама)

Где находится «дом Пиковой дамы»? Какова его история?

Этот трехэтажный дом, сохранившийся до наших дней, находится на Малой Морской улице, 10. Вторым своим фасадом он выходит на Гороховую улицу. В 30-х годах прошлого столетия в этом доме жила княгиня Н. П. Голицына. Сам же автор повести жил по соседству (на Большой Морской улице, 26/14), тоже в угловом доме. Пушкин записал в своем дневнике 7 апреля 1834 года: «При дворе нашли сходство между старой графиней и княгиней Натальей Петровной и, кажется, не сердятся». Следовательно, сам поэт помог нам установить прототип Пиковой дамы, которую в своей повести он ошибочно не раз вместо «графини» назвал «княгиней».


«Дом Пиковой дамы»

Н. П. Голицына отличалась умом, ловкостью, властным характером и была в Петербурге известной красавицей. С годами она потеряла прежнюю привлекательность и даже обросла бородой и усами, отчего ее стали называть «княгиней усатой». Ее дом занимал исключительное положение в свете. На Малую Морскую, на поклон к княгине, приезжали многие, перед ней заискивали и трепетали. На обедах у нее бывали и члены царской семьи.

Умерла Пиковая дама в возрасте 97 лет. После ее кончины дом был куплен казной, и вскоре здесь поселился военный министр А. И. Чернышев. В это время некогда скромный дом по проекту архитектора К. А. Тона украшается наличниками окон, на нем появляется скульптурный пояс и т. д.

Царь не забывал заслуг Чернышева, который, будучи членом чрезвычайной следственной комиссии, отличился беспощадностью по отношению к участникам декабрьского восстания. В 1852 году, в связи с 25-летним юбилеем Чернышева на посту военного министра, казенный дом на Малой Морской был передан ему в вечное и потомственное владение.

В основном здание сохранилось. Существует в наши дни и винтовая лестница, по которой выходил из дома после свидания с Лизой Германн.

Не дождаться мне, видно, свободы,А тюремные дни будто годы;И окно высоко над землей!И у двери стоит часовой!(М. Ю. Лермонтов. Соседка)

Пребывание в какой «тюрьме» подсказало поэту тему этого стихотворения? С кем он там встречался?

Стихотворение «Соседка» Лермонтов написал в доме Ордонансгауза (комендантского управления), построенном в 1824–1826 годах по проекту архитектора А. А. Михайлова. Он занимает участок на углу Инженерной и Садовой улиц. В Ордонансгаузе, на третьем этаже, Лермонтов содержался под арестом после дуэли с сыном французского посла де Барантом.

К Лермонтову никого не допускали. Однако В. Г. Белинскому все же удалось получить разрешение на свидание. Об этой встрече знаменитый критик писал В. П. Боткину:

«Недавно был я у него в заточении и в первый раз поразговаривал с ним от души. Глубокий и могучий дух! Как он верно смотрит на искусство, какой глубокий и чисто непосредственный вкус изящного! О, это будет русский поэт с Ивана Великого! Чудная натура!.. Я с ним спорил, и мне отрадно было видеть в его рассудочном, охлажденном и озлобленном взгляде на жизнь и людей семена глубокой веры в достоинство того и другого».

Дуэль, состоявшаяся 18 февраля 1840 года, явилась предлогом для расправы над Лермонтовым. Николай I и шеф жандармов Бенкендорф уже давно искали удобный повод удалить мятежного поэта как можно дальше от столицы. И хотя в военно-судебном деле поручика Лермонтова отмечалось, что «причины, вынудившие подсудимого принять вызов к дуэли, на которую он вышел не по одному личному неудовольствию с бароном де Барантом», заключались более в желании «поддержать честь русского офицера» — приговор был суров. По приказу царя поэт покидает Петербург и вновь отправляется на далекий Кавказ.

Глядит задумчивый певецНа грозно спящий средь туманаПустынный памятник тирана,Забвенью брошенный дворец.(А. С. Пушкин. Ода «Вольность»)

Что за дворец имел в виду поэт? Когда и кем он был построен? Где была написана ода «Вольность»?

Здесь Пушкин говорит о Михайловском (Инженерном) замке — резиденции императора Павла I. Он был заложен 26 февраля 1797 года и торжественно освящен 8 ноября 1800 года — в день архангела Михаила, которого Павел считал своим покровителем. Тогда же замок стал называться Михайловским. Возводили замок по чертежам В. И. Баженова, выдающегося русского зодчего. Строительными работами руководил архитектор В. Ф. Бренна. Он принимал участие и в оформлении внутренних помещений.

Замок — интересный памятник русской архитектуры конца XVIII века. Ни один из его четырех фасадов не повторяет другой. Особенно эффектен тот, что обращен к Летнему саду, — с боковыми ризалитами (выступами) и колоннадой. Широкая лестница, ведущая в сад, украшена статуями Геракла и богини цветов Флоры.


Михайловский (Инженерный) замок

По проекту В. И. Баженова были сооружены и два тождественных по своей архитектуре павильона, выполняющие роль пропилеев.

Замок был окружен рвами с подъемными мостами, брустверами, чугунными решетками и т. д. Для охраны императорской резиденции было установлено 20 бронзовых пушек. Их жерла смотрели во все четыре стороны. Но никакие меры предосторожности не помогли. Через 40 дней после переезда Павел был задушен в собственной спальне заговорщиками.

По свидетельствам современников, Пушкин сделал первый набросок оды «Вольность» в доме № 20 по набережной реки Фонтанки. Здесь жили братья Тургеневы, у которых часто собирались члены литературного общества «Арзамас» и бывали многие будущие декабристы.

Из окон этого дома хорошо виден Михайловский замок. Однажды при Пушкине зашел разговор о заброшенной резиденции Павла I. «И вдруг, — вспоминал один из присутствующих, — поэт вскочил на стоящий тут же у окна стол и, растянувшись на нем, быстро стал что-то сочинять…» В эти минуты рождалась ода «Вольность».

Михайловский замок пустовал более 20 лет. В 1823 году в замке разместилось Военно-инженерное училище, и он получил новое название — Инженерный.

К Talon помчался: он уверен,Что там уж ждет его Каверин.(А. С. Пушкин. Евгений Онегин)

Где находился этот ресторан?

Ресторан Talon, куда поэт отправил своего героя, до весны 1825 года находился на Невском проспекте (ныне это дом № 15). Дом был построен в 1768–1771 годах для петербургского генерал-полицеймейстера Н. И. Чичерина и сохранил свой первоначальный облик до наших дней. Сейчас здесь размещается кинотеатр «Баррикада».

«Перешли в Гороховую, поворотили в Мещанскую, оттуда в Столярную, наконец, к Кокушкину мосту и остановились перед большим домом. „Этот дом я знаю, — сказал я сам себе. — Это дом Зверкова“. Эка машина! Какого в нем народа не живет: сколько кухарок, сколько приезжих! а нашей братьи чиновников — как собак, один на другом сидит. Там есть и у меня один приятель, который хорошо играет на трубе», — говорит Поприщин в «Записках сумасшедшего» Н. В. Гоголя.

Где находится дом Зверкова? Чем он известен в истории строительства Петербурга?


Дом Зверкова

Этот громадный дом находится у Кокушкина моста на канале Грибоедова и значится под № 69. Другим своим фасадом он обращен к улице Пржевальского (ранее Столярный переулок). Дом был выстроен в 20-х годах XIX столетия на средства богатого купца, коммерции советника И. Д. Зверкова. В ту пору немало людей приходило на Екатерининский канал, как он тогда назывался, чтобы своими глазами увидеть первый пятиэтажный дом столицы. В пятом этаже дома Зверкова в конце 1829 года поселился Н. В. Гоголь.

В дальнейшем дом у Кокушкина моста перешел к другим хозяевам. В 1900-х годах «самый высокий дом Петербурга» надстроили еще двумя этажами (с улицы и набережной он имеет шесть этажей, а со двора — семь). Дом был заселен преимущественно купцами. Окна их квартир выходили на улицу, а в квартирах с окнами во двор жили приказчики, кухарки, кучера.

Эти строчки были широко известны в Петербурге в XIX веке:

У царя у нашегоВерных слуг довольно,Вот хоть у ТимашеваВысекут пребольно,Влепят в назиданиеТак ударов со сто,Будешь помнить зданиеУ Цепного моста…

О каком здании в них говорится и чем оно было известно в столице? Где находился упомянутый в стихотворении Цепной мост и как он назывался?

Здание, о котором говорится в восьмистишии, — это дом № 16 по набережной Фонтанки. В нем помещалось «Третье отделение собственной Его императорского величества канцелярии», управляющим которого в 1856–1861 годах был А. Е. Тимашев. Оно было учреждено 3 июля 1826 года, вскоре после восстания декабристов, для политического сыска и надзора. В столице ходили упорные слухи о том, что лица политически неблагонадежные подвергаются там телесным наказаниям. Вначале III Отделение занимало дом на Мойке, но в 1833 году его перевели на Фонтанку. По соседству с этим домом находился Цепной мост, в 1911 году перестроенный. Поскольку мост находился на оси Пантелеймоновской улицы (ныне улица Пестеля), он стал именоваться Пантелеймоновским.


Дом № 37/39 по Литейному проспекту

Вот парадный подъезд.По торжественным дням,Одержимый холопским недугом,Целый город с каким-то испугомПодъезжает к заветным дверям…(Н. А. Некрасов. Размышления у парадного подъезда)

Какое здание имел в виду поэт? Когда и кем оно было возведено? Где было написано это стихотворение?

Н. А. Некрасов описал в этом стихотворении до сих пор сохранившийся дом № 37/39 по Литейному проспекту. Он построен в 1841–1844 годах по проекту архитектора Г. А. Боссе. Главный фасад двухэтажного здания в центре выделен четырехгранными столбами с установленными на них кариатидами, поддерживающими балкон. В 1848 году дом купил шеф жандармов граф А. Ф. Орлов; затем он перепродал его в 1857 году департаменту уделов, и там поселился министр государственных имуществ М. Н. Муравьев.

Парадный подъезд этого здания находится напротив окон дома, в котором жил Некрасов (Литейный пр., 36). Сцена, разыгравшаяся у дверей дома царского министра, навеяла поэту сюжет упомянутого стихотворения. Вот как об этом вспоминала А. Я. Панаева: «Я встала рано утром и, подойдя к окну, заинтересовалась крестьянами, сидевшими на ступеньках лестницы парадного подъезда в доме, где жил министр государственных имуществ. Была глубокая осень, утро было холодное и дождливое. По всем вероятиям, крестьяне желали подать какое-нибудь прошение и спозаранку явились к дому. Швейцар, выметая лестницу, прогнал их; они укрылись за выступом подъезда и переминались с ноги на ногу, прижавшись у стены и промокая на дожде. Я пошла к Некрасову и рассказала ему о виденной мною сцене. Он подошел к окну в тот момент, когда дворники дома и городовой гнали крестьян прочь, толкая их в спину. Некрасов сжал губы и нервно пощипывал усы; потом быстро отошел от окна и улегся опять на диване. Часа через два он прочел мне стихотворение „У парадного подъезда“».

«Широкая Нева катила у наших ног серебряные воды. Большие корабли с поднятыми парусами безмолвно скользили вверх и вниз по течению, оставляя за собой легкий след на воде. Ни один огонек не мерцал на обоих берегах, ни одна звезда не сияла на небе.

Внезапно золотой шар показался слева, над темно-зелеными вершинами деревьев, они одноцветным силуэтом рисовались на перламутровом небе. Сияющий диск стал медленно подниматься вверх, его свет ничего не прибавил к прозрачному свечению ночи. Только полоса расплавленного мерцающего золота легла через реку… Затем медленно, царственно, гордо, в божественном спокойствии луна стала скрываться за куполами Смольного собора, они четко рисовались на ее фоне, пока она совершала путь от креста, венчающего их вершины, до бездны за линией горизонта».

(Александр Дюма)

Из какого дома автор «Трех мушкетеров» видел панораму города с Невой и ансамблем Смольного монастыря, так тонко и образно им описанную? Кому принадлежал этот дом и чем он был известен в ту пору?

По приглашению петербургского мецената, беллетриста и критика Г. А, Кушелева-Безбород-ко в июне 1858 года в российскую столицу приехал Александр Дюма, восторженно встреченный многочисленными почитателями его таланта. В качестве гостя графа он остановился на его загородной даче в Полюстрове (ныне Свердловская наб., 40). По воспоминаниям хозяина дома, знаменитый французский романист любил поздним вечером выходить на балкон, с которого открывался замечательный вид на полноводную Неву, на ее противоположный берег с Таврическим дворцом и величественным ансамблем Смольного монастыря.

С домом на Свердловской набережной связаны имена двух выдающихся зодчих. Центральный трехэтажный корпус с двумя круглыми башнями по углам построен в 1773–1777 годах по проекту В. И. Баженова. Боковые флигеля и галереи, связавшие их с центральным зданием, возведены по планам Дж. Кваренги в 1783–1784 годах. За домом простирался обширный пейзажный парк. Первоначально эта загородная усадьба принадлежала Г. Н. Теплову, а затем А. А. Безбородко и его потомкам.

В 50-х годах XIX века дача Г. А. Кушелева-Безбо-родко была местом встреч многих писателей, поэтов, литературных деятелей. Здесь бывали А. Ф. Писемский, А. К. Толстой, Д. В. Григорович, Л. А. Мей, В. С. Курочкин, И. Ф. Горбунов, В. В. Крестовский и другие.

«Миновав площадь, он попал в переулок… Он и прежде проходил часто этим коротеньким переулком, делающим колено и ведущим в Садовую. В последнее время его даже тянуло шляться по всем этим местам, когда тошно становилось, „чтоб еще тошней было“… Тут есть большой дом, весь под распивочными и прочими съестно-выпивательными заведениями; из них поминутно выбегали женщины, одетые, как ходят „по соседству“ — простоволосые и в одних платьях. В двух-трех местах они толпились на тротуаре группами, преимущественно у сходов в нижний этаж, куда по двум ступенькам можно было спускаться в разные весьма увеселительные заведения. „Не зайти ли?“ — подумал он».

(Ф. М. Достоевский. Преступление и наказание)

Какую площадь, какой переулок и какой дом имел в виду писатель, описывая маршрут Раскольникова?

Площадь, которую миновал герой Достоевского, — это Сенная площадь. С прилегающими к ней улицами и переулками, где располагалось множество лавок, питейных заведений и ночлежек, она была центром петербургских трущоб. Достоевский знал ее жуткую, притягательную силу. Живя рядом, в Столярном переулке (ныне улица Пржевальского), писатель, как и его герой Раскольников, часто посещал это место, «Я вот шел по Сенной и обдумывал, что бы такое написать… Тоска грызла меня…»

С Сенной площади Раскольников попадает в переулок, «делающий колено». Это Таиров переулок (ныне переулок Бринько). А большой дом, описанный в этом отрывке, — дом № 4, принадлежавший тогда де Роберти.

…А жизнь меж тем кругом менялась,И зашаталось все кругомИ ветром новое врывалосьВ гостеприимный старый дом…(А. А. Блок. Возмездие)

О каком «старом доме» говорит поэт? Когда и кем он был построен?

Рядом с главным зданием Университета на Васильевском острове стоит небольшой двухэтажный каменный дом (Университетская наб., 9). Построенный в 1834–1835 годах по проекту архитектора А. Ф. Щедрина, он вошел в литературу под названием Ректорский флигель. В одной из комнат второго этажа этого «старого дома» над Невой в ночь на 16 ноября 1880 года родился А. А. Блок. Здесь, в квартире своего деда А. Н. Бекетова — ректора университета — будущий поэт прожил три года.

Памятник «олицетворяет весь позор и всю низость самодержавия…»

(А. В. Луначарский)

«…С тупой ограниченностью, самодовлеющей тьмою — все так же будет стоять за все отжившее, невежественное на своем буйволе».

(И. Е. Репин)

…На коне тяжелоступном,В землю втиснувшем упор копыт,В полусне, волненью недоступном,Недвижно, сжав узду, сидит.(В. Я. Брюсов)

О каком памятнике — все три приведенные высказывания? Где, когда и кому он был сооружен? Кто является автором монумента и какова его история?

Приведенные выше цитаты относятся к памятнику Александру III, установленному в центре Знаменской площади (ныне площадь Восстания) в 1909 году. Автор монумента скульптор П. П. Трубецкой изобразил царя мрачным грузным всадником. Надменный и тупой взгляд императора из-под насупленных бровей устремлен вдаль. Как вспоминал один современник, однажды в кругу близких у Трубецкого спросили: «Какая идея заложена в этом памятнике?» Скульптор ответил: «Не занимаюсь политикой. Я изобразил одно животное на другом».


Ректорский флигель


Открытие памятника Александру III. Фото 1909 года

И. Е. Репин видел в этом произведении «жестокий приговор самодержцу», обличительное символическое изображение царствования Александра III. Уже спустя три года после открытия монумента перед Городской думой ставился вопрос: не снести ли его вовсе? По словам Александра Бенуа, Николая II никогда не покидало желание «сослать памятник в Сибирь». История памятника на Знаменской площади имела свое продолжение. В 1927 году на гранитном пьедестале было высечено четверостишие Демьяна Бедного:

Мой сын и мой отец при жизни казнены,А я пожал удел посмертного бесславья:Торчу здесь пугалом чугунным для страны,Навеки сбросившей ярмо самодержавья.

В 1937 году памятник был снят и передан Государственному Русскому музею. В 1994 году он установлен в парадном дворе Мраморного дворца.

Кому принадлежат эти строки и из каких произведений они взяты?

Прошло сто лет, и юный град,Полнощных стран краса и диво,Из тьмы лесов, из топи блатВознесся пышно, горделиво…А. С. Пушкин (вступление к поэме «Медный всадник»).Рим создан человеческой рукою,Венеция богами создана;Но каждый согласился бы со мною,Что Петербург построил сатана.А. Мицкевич («Петербург»).…Ты дорог нам, — ты был всегдаАреной деятельной силы,Пытливой мысли и труда!Н. А. Некрасов (поэма «Несчастные»).

«Петербург — это всего лишь двор, хаотическое нагромождение дворцов и лачуг, это вельможи, окруженные поставщиками».

Д. Дидро («Записки», посвященные Петербургу).

«На пустынных берегах, откуда, казалось, жизнь изгнана самою природой, Петр основал свою столицу и сотворил себе подданных. Его страшная рука до сих пор простерта над их потомством, теснящимся вокруг августейшего памятника, и трудно сказать, защищает ли их эта бронзовая длань или грозит им».

Ж. де Местр («Санкт-Петербургские вечера»).
Город пышный, город бедный,Дух неволи, стройный вид,Свод небес зелено-бледный,Скука, холод и гранит…А. С. Пушкин «Город пышный, город бедный…»

«Основание Петербурга является ярчайшим свидетельством русской силы духа, которая не знает ничего невозможного… нельзя не задуматься над чудом создания столь прекрасного города в такое малое время».

А. Л. Ж. де Сталь («Десять лет изгнания»)
Я Петербург люблю с его красою стройной,С блестящим поясом роскошных островов,С прозрачной ночью — дня соперницей беззнойной,И с свежей зеленью младых его садов.П. А. Вяземский («Разговор 7 апреля 1832 года»)Увы! Как скучен этот город,С своим туманом и водой!Куда ни взглянешь, красный воротКак шиш торчит перед тобой…М. Ю. Лермонтов (из письма к С. А. Бахметевой)

«Петербург вовсе не похож на прочие столицы европейские или на Москву. Каждая столица вообще характеризуется своим народом, набрасывающим на нее печать национальности; на Петербурге же нет никакого характера: иностранцы, которые поселились сюда, обжились и вовсе не похожи на иностранцев, а русские, в свою очередь, обыностранились и сделались ни тем, ни другим…»

Н. В. Гоголь (из письма к родным).

«Чтобы хорошо узнать Петербург, надобно посвятить ему всю жизнь свою, сродниться с ним, предаться ему душою и телом… Ни под небом Италии, ни средь развалин Греции, ни в платановых рощах Индии, ни на льяносах Южной Америки не бывает таких ночей, как в нашем красивом Петербурге. Бездна поэтов описывала и восхваляла наши северные ночи, но выразить красоту их словами так же невозможно, как описать запах розы и дрожание струны, замирающей в воздухе. Не передать никакому поэту того невыразимого, таинственного молчания, полного мысли и жизни, которое ложится на тяжело дышащую Неву после дневного зноя, при фосфорическом свете легких облаков и пурпурового запада».

А. А. Григорьев («Заметки петербургского зеваки»).

«Да, господа, жить безвыездно в Москве и потом приехать в Петербург — это значит из одного мира перелететь в другой, совершенно на первый не похожий… Я еще не осмотрелся в Петербурге, чему причиною и то, что общность его так сильно и мощно охватила мою душу, что она не в состоянии сосредоточиться ни на одной частности и рассмотреть ее. Хотя Петербург в осеннее и зимнее время не имеет и половины своего значения, являясь во всем своем поэтическом блеске только весною и летом, но я уже заколдован им. В самом деле, стоит только вскользь увидеть Неву, чтобы почесть себя перенесенным в какое-то волшебное царство…»

В. Г. Белинский (из статьи о Петербурге).

«Петербург любить нельзя, а я чувствую, что не стал бы жить ни в каком другом городе России… В Москве на каждой версте прекрасный вид; плоский Петербург можно исходить с конца в конец и не найти ни одного даже посредственного вида; но, исходивши, надо воротиться на набережную Невы и сказать, что все виды Москвы — ничего перед этим… Нигде я не предавался так часто, так много скорбным мыслям, как в Петербурге. Задавленный тяжкими сомнениями, бродил я, бывало, по граниту его и был близок к отчаянию. Этими минутами я обязан Петербургу, и за них я полюбил его так, как разлюбил Москву за то, что она даже мучить, терзать не умеет».

А. И. Герцен («Москва и Петербург»).
О Север, Север-чародей,Иль я тобою околдован?Иль в самом деле я прикованК гранитной полосе твоей?Ф. И. Тютчев («Глядел я, стоя над Невой…»).

«Высокий золотой шпиль бросился мне в глаза: я узнал Петропавловскую крепость… Так вот Петербург! Да, это он, точно. Эти пустые, широкие, серые улицы; эти серо-беловатые, желто-серые, серо-лиловые, оштукатуренные и облупленные дома, с их впалыми окнами, яркими вывесками, железными навесами над крыльцами… эти фронтоны, надписи, будки, колоды; золотая шапка Исаакия; ненужная пестрая биржа; гранитные стены крепости и взломанная деревянная мостовая… эти окаменелые дворники в тулупах у ворот, эти скорченные мертвенным сном извозчики на продавленных дрожках… это она, наша Северная Пальмира».

И. С. Тургенев («Призраки»).

«Да, этот болотный, немецкий, чухонский, бюрократический, крамольнический, чужой город, этот „лишний административный центр“… этот город, прославленный будто бы бессердечностью своих жителей, формализмом и мертвечиной, а по моему скромному мнению — единственный русский город, способный быть настоящею духовною родиной».

В. М. Гаршин («Петербургские письма»).

«Странно, какую любовь внушает к себе своим обитателям Петербург… и не только происходит эта любовь от того, что здесь средоточие всех надежд для всякого, особенно служащего, а отчасти и совершенно бескорыстная… Когда на днях шел я с Вознесенского мимо Сената на Васильевский… так мне милы вдруг стали и эти дома, и памятник Петру, и площадь…»

Н. Г. Чернышевский (из письма к родным).

О, город мой неуловимый,Зачем над бездной ты возник…А. А. Блок («Возмездие»).

«Петербург имеет свои достоинства, говорите Вы? Да, и на болоте цветут лилии, прекрасные, чистые лилии и другие хорошие, красивые цветы. Больше я ничего не знаю о Петербурге, и, разумеется, мнение мое о нем односторонне. То же, что я видел и пережил в нем, — и в воспоминании возбуждает у меня чувство горечи. Поездкой в этот город я ограбил себя, ибо я думал о нем лучше…»

М. Горький (из письма 1900 г.).

«Каменные громады зданий, гранит и мрамор его дворцов, могучая черная лента Невы, блеск европейских магазинов, синие лучи электричества на главных величественных проспектах и тонущие в нездоровой сырой мгле, балансирующие на болотистой почве, угрюмые фабричные закоулки окраин. Петербург того времени был поистине ужасным городом торжествующего царизма».

Г. М. Кржижановский (из воспоминаний).

«Ужасный город, бесчеловечный город! Природа и культура соединились здесь для того, чтобы подвергать неслыханным пыткам человеческие души и тела, выжимая под тяжким давлением прессов эссенцию духа».

Г. П. Федотов («Три столицы»).

«О, как я обожал петербургскую весну с ее резким потеплением и особенно с ее ускоренным посветлением. Что за ликование и что за щемящая тоска в петербургской весне… Красив и поэтичен Петербург бывал в разные времена года, но действительно весна была ему особенно к лицу… Нигде белые ночи так не властвовали над умами, не получали, я бы сказал, такого содержания, такой насыщенности поэзией, как именно в Петербурге, как именно на водах Невы. Я думаю, что сам Петр, основавший свой Петербург в мае, был зачарован какой-нибудь такой белой ночью, неизвестной средней полосе России».

А. Н. Бенуа (из воспоминаний).
Мой девственный, мой призрачный!.. Навекив душе моей, как чудо, сохранитсятвой легкий лик, твой воздух несравненный,твои сады, и дали, и каналы,твоя зима, высокая, как соно стройности нездешней…В. В. Набоков (поэма «Петербург»).Но ни на что не променяем пышныйГранитный город славы и беды,Широких рек сияющие льды,Бессолнечные, мрачные садыИ голос Музы еле слышный.А. А. Ахматова («Ведь где-то есть простая жизнь и свет.»).Давно стихами говорит Нева,Страницей Гоголя ложится Невский,Весь Летний сад — «Онегина» глава,О Блоке вспоминают Острова,И по Разъезжей бродит Достоевский.С. Я. Маршак («Все то, чего коснется человек…»).Сестра моя, товарищ, друг и брат,Ведь это мы, крещенные блокадой.Нас вместе называют — Ленинград,И шар земной гордится Ленинградом.Ф. Берггольц («Февральский дневник»).Ни страны, ни погостаНе хочу выбирать —На Васильевский островЯ приду умирать.И. А. Бродский («Стансы»).

Оглавление книги


Генерация: 0.056. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз