Книга: Санкт-Петербург

Знаете ли вы…

Знаете ли вы…

Какова история герба Санкт-Петербурга? Как он выглядит и что означают изображенные на нем геральдические символы? Как выглядит флаг Санкт-Петербурга? Произведение какого композитора стало гимном нашего города?

Первой эмблемой молодой российской столицы стала эмблема на знамени Санкт-Петербургского кавалерийского полка: золотое пылающее сердце под золотой короной и с серебряной княжеской мантией. Эмблема «коронованное сердце» была заимствована из герба светлейшего князя А. Д. Меншикова (создателя и шефа этого полка), пожалованного ему вместе с титулом «светлейший князь Ижорский».

В 1722 году Петр I учредил особую Герольдмейстерскую контору, которой было поручено сочинение гербов, в том числе и городских. На должность товарища (заместителя) герольдмейстера Петр I назначил графа Франциска Санти, выходца из Италии. Для знаменной эмблемы Санкт-Петербургского полка Санти предложил свой рисунок: на красном (червленом) поле золотой скипетр; за ним два перекрещенных серебряных якоря — морской и речной. Это изображение и стали использовать как герб Санкт-Петербурга.

В 1728–1729 годах граф Б. X. Миних составил гербовник, в котором под № 4 значился санкт-петербургский герб. В 1730 году гербовник Миниха был утвержден императрицей Анной Иоанновной. В 1757 году изображение городского герба появилось на пробной 5-копеечной монете. 7 мая 1780 года Екатерина II особым пожалованием закрепила за Санкт-Петербургом уже существовавший герб.

Как же выглядел в то время герб Санкт-Петербурга?

Посередине щита был золотой скипетр, увенчанный двуглавым орлом. На красном эмалевом поле щита перекрещивались два серебряных якоря, расположенные по диагоналям лопастями вверх. Один двухлопастный, с перекладиной у кольца, — это морской якорь. Другой — четырехлопастный, с кольцом, — речная «кошка». Эти якоря напоминали, что Петербург одновременно является как морским, так и речным портом. Скипетр же говорил о том, что город — столица Российской империи.

При Александре II герб столицы приобрел новые детали: геральдический щит был обрамлен золотыми дубовыми листьями, скрепленными Андреевской лентой, а наверху завершался императорской короной. За щитом помещались изображения двух скрещенных скипетров. В таком виде 5 июля 1878 года этот герб был утвержден и как герб Санкт-Петербургской губернии, причем речной четырехлопастный якорь заменили трехлопастным. Такой рисунок герба столицы сохранялся вплоть до 1917 года.

6 сентября 1991 года одновременно с возвращением Санкт-Петербургу его первоначального названия президиум Ленсовета постановил, что городу должен быть возвращен и его герб — в том виде, в каком он был утвержден Екатериной II 7 мая 1780 года.

Флаг Санкт-Петербурга по цвету и символике полностью повторяет герб. Это прямоугольное полотно красного цвета, на нем — два скрещенных серебряных якоря — морской и речной, на которые наложен золотой скипетр, увенчанный двуглавым орлом.

Флаг Санкт-Петербурга утвержден решением Санкт-Петербургского совета народных депутатов от 8 июня 1992 года. Тогда же утвержден и гимн Санкт-Петербурга. Им стал «Гимн великому городу» Р. М. Глиэра (1875–1956) из балета «Медный всадник».

На каком сооружении 546 гербов Санкт-Петербурга?

Больше всего гербов Санкт-Петербурга можно увидеть в декоративном убранстве Литейного моста.

Литые чугунные решетки перил этого моста состоят из отдельных звеньев с повторяющимся рисунком: обращенные друг к другу русалки поддерживают овал с изображением герба города. Всего таких звеньев насчитывается 273. Но так как изображение герба есть и с противоположной, обращенной к реке стороны овала, то общее число изображенных гербов вдвое больше, то есть 546.


Герб Петербурга. Деталь решетки Литейного моста

Когда в Петербурге установилась традиция выстрелом из пушки возвещать наступление полудня?

Уже в 1704 году, когда на Государевом бастионе земляной Петропавловской крепости поднимали и опускали флаг, развевавшийся там «от пробития утренней зари до вечерней», эта церемония сопровождалась пушечными выстрелами. То были и первые в нашем городе сигналы времени. Пушечными выстрелами также давали знать, что приглашенным на торжества пора съезжаться в Летний сад. Залпами с крепости Петр I собирал созданную им для «лучшего обучения в искусстве по водам и смелости в плавании» «Невскую флотилию» гребных и парусных судов. Гремел выстрел и при спуске на воду корабля с Адмиралтейской верфи. Тремя выстрелами горожане извещались о том, что Нева очистилась ото льда… Позднее с крепостного вала Адмиралтейства пушка стала оповещать о подъеме воды в Неве во время наводнений.

22 декабря 1735 года академик-астроном Ж. Делиль на заседании Петербургской Академии наук выступил с «полезным проектом». Ученый предлагал производить пушечный выстрел с одного из бастионов Адмиралтейства «точно в самый полдень», чтобы «дать каждому санкт-петербургскому обывателю способ, как исправно заводить по солнцу стенные и карманные часы». Но идея эта была реализована лишь… спустя 130 лет. О предложении ученого вспомнили в 1862 году, когда прокладывалась телеграфная линия Пулково — Петербург, передававшая из обсерватории на Центральную телеграфную станцию сигналы точного времени. Было решено «для обозначения среднего времени полудня» использовать поставленное у Адмиралтейства орудие.

Точность выстрела достигалась довольно сложным способом. В запальное отверстие пушки вставлялся электрозапал. Электрическим кабелем он был соединен с аккумуляторной батареей на Центральной телеграфной станции. В тот момент, когда специальные часы, установленные на станции, показывали ровно 12.00, происходило замыкание электрической цепи и с помощью аккумуляторной батареи воспламенялся пороховой заряд пушки.

6 февраля 1865 года над Невой впервые в полдень прогремел пушечный выстрел. Он возвестил о рождении новой традиции. Но осенью 1872 года столичные газеты сообщили горожанам, что «пушка, возвещавшая Петербургу полдень, за устройством набережной переносится с адмиралтейского двора на один из бастионов Петропавловской крепости. Сигналы же, обозначающие поднятие воды в Неве, будут производиться в новом Адмиралтействе, галерной гавани и крепости».

Спустя год, 24 сентября 1873 года, выстрел в полдень произвела уже пушка с Нарышкина бастиона Петропавловской крепости. С 1888 года электрозапал пушки воспламенялся электрическим током, который автоматически включался часами, установленными в квартире коменданта крепости. Эти часы были связаны специальным кабелем с Центральной телеграфной станцией. Местные жители, не имевшие часов, обычно ориентировались по солнцу. Звук же пушечного выстрела помогал им узнать о наступлении полудня.

Сигнальная пушка возвещала о наступлении полудня до 1 июня 1934 года. Затем более двух десятилетий Петропавловская крепость молчала. При подготовке к празднованию 250-летия города было решено возродить «полуденные выстрелы». Для этой цели на бастионе Нарышкина установили две 152-миллиметровые гаубицы. Это были орудия — ветераны Великой Отечественной войны. 23 июня 1957 года по сигналу службы точного времени ровно в 12 часов вновь прогремел выстрел. Сегодня выстрелы с Петропавловской крепости, уже ставшие традицией, не только извещают о наступлении полудня. Они воспринимаются как своеобразный салют городу-герою.

Когда и по проекту какого архитектора были возведены Ростральные колонны? Каким было их назначение? В каком году над колоннами вспыхнули газовые факелы?

32-метровые Ростральные колонны, органично вошедшие в ансамбль Стрелки Васильевского острова, были сооружены в 1810 году по проекту архитектора Тома де Томона. Они напоминают о существовавшем в Древнем Риме обычае: в честь морских побед возводить триумфальные колонны, украшенные носами захваченных вражеских кораблей. Ростр — носовая часть корабля, отсюда и название колонн — Ростральные. Кроме своей градостроительной функции, эти колонны выполняли еще одну: служили маяками для кораблей, прибывающих в Петербургский порт, который длительное время находился у Стрелки.

У основания колонн находятся аллегорические фигуры, олицетворяющие четыре реки — Волхов, Неву, Днепр и Волгу. Колонны имеют внутри винтовые лестницы, ведущие на верхние площадки, где помещаются треножники-жаровни, предназначенные для сигнальных огней. Вначале в жаровнях пробовали жечь конопляное масло, но раскаленные брызги падали вниз на головы прохожих. По воспоминаниям современников, последний раз огонь над колоннами зажигали в 1868 году. В 1896 году к светильникам подвели электрические лампы, но «по причине великого расхода» и этот способ освещения был отвергнут.

Весной 1957 года к жаровням подвели газ и установили мощные горелки. А 23 июня того же года, в день, когда отмечалось 250-летие города, на глазах тысячной толпы, собравшейся на берегах Невы, Ростральные колонны впервые за 60 лет ожили. Над ними запылали 7-метровые огненные факелы. С тех пор по праздничным дням над колоннами вспыхивает пламя. Ростральные колонны стали своеобразным символом города, рожденного у моря.


Ростральная колонна

В 1830 году сильным порывом ветра накренило фигуру ангела с крестом, венчающую шпиль Петропавловского собора. Каким образом и кем было исправлено это повреждение?

В журнале «Сын отечества» за 1831 год появилась заметка А. Оленина, в которой было написано следующее:

«В октябре и ноябре прошлого 1830 года, смотря из моих окон на С.-Петербургскую крепость и на шпиц Петропавловского собора, как я, так и мои домашние и некоторые из наших знакомых всякий почти день любовались (но с крайним опасением и страхом) неимоверною смелостью русского кровельщика…»

Автор заметки, чтобы увековечить подвиг этого талантливого человека, отыскал его, и после беседы с ним в журнале появилось описание: «Ярославской губернии, казенный крестьянин кровельного цеха мастер Петр Телушкин, узнав, что предпринимается необходимая починка… на колокольном шпице Петропавловского собора… явился с письменною просьбою, в которой объяснил, что он все исправления в кресте и ангеле берется произвести без всяких лесов, с тем только условием, чтоб ему заплачены были материалы, нужные для сих починок, за труды свои он ничего не назначал, предоставляя высшему начальству наградить его по благоусмотрению. Выгодные сии предложения были приняты, и Телушкин, как бедный мастеровой, не имев залогов, заложил, так сказать, жизнь свою в обеспечение принятого им на себя дела».

Хотя Телушкин был небольшого роста, он отличался большой физической силой. Он свободно поднимал груз до 12–13 пудов. Восхождение на вершину шпиля собора потребовало от кровельщика исключительного физического напряжения, смекалки и храбрости. Закрепив один конец веревки внутри шпиля, а другим опоясав себя, Телушкин выбрался из люка наружу. Далее кровельщик воспользовался тем, что медные золоченые листы, которыми обшит шпиль, в вертикальных спаях образуют загнутые ребром выступы — фальцы. Цепляясь руками за фальцы, служившие ему и для упора ног, он двигался к следующему выступу, поднимаясь по спирали вверх. От напряжения из-под ногтей у него выступала кровь.

Телушкин умело воспользовался и обнаруженными им выше на шпиле железными крюками, укрепленными через 3 метра один от другого. Закидывая веревочную петлю на очередной крюк, он поднимался все выше и вскоре достиг шара. Теперь предстояла наиболее трудная задача — взобраться на шар, который имеет в диаметре 1,6 метра. Но и здесь Телушкин нашел решение. Он привязал себя к шпилю под самым шаром и, откинувшись назад, после нескольких попыток сумел забросить веревку так, что она обвила крест у самого его основания. Затем с помощью этой веревки ему удалось подняться на вершину шара, увенчанного крестом высотой более 6 метров.

Сотни людей, вооружившихся подзорными трубами, стояли на набережной Невы и смотрели на смельчака, взобравшегося на шар. На третий день Телушкин с помощью специально сделанной веревочной лесенки в 26 сажен длины, привязанной одним концом к кресту, а другим — к слуховым окнам, уже свободно взбирался на «яблоко». Восхождения на вершину шпиля продолжались в течение шести недель, пока не были окончены все ремонтные работы. Автор очерка о Телушкине А. Оленин свое описание закончил так:

«Может быть, иной скажет: „Все это прекрасно, да надобно еще посмотреть, хорошо ли Телушкин исправил все повреждения?“ — Дело: для чего нет! — Он всегда готов свою работу показать тому, кто согласится влезть на яблоко у шпица по веревочной его лесенке, за неимением другого удобнейшего хода…»

За свой подвиг Петр Телушкин получил 5000 рублей ассигнациями и был награжден медалью на анненской ленте.

Когда и где был построен Ледяной дом? Кто был его автором?

Сказочный Ледяной дом был построен в лютую зиму 1739/40 года на льду Невы, между Адмиралтейством и Зимним дворцом. Императрица Анна Иоанновна приказала возвести его к шутовской свадьбе своего шута князя Михаила Голицына-Квасника и калмычки Авдотьи Бужениновой.

Очевидец этой ледяной затеи — академик по кафедре математики и физики Г. В. Крафт оставил «для охотников до натуральной науки» описание дома:

«Самый чистый лед, наподобие больших квадратных плит, разрубали, архитектурными украшениями убирали… размеривали, рычагами одну ледяную плиту на другую клали и каждый ряд водою поливали, которая тотчас замерзала и вместо крепкого цемента служила. Таким образом через краткое время построен был дом… длиною в восемь сажен, шириною в две сажени с половиною, а вышиною вместе с кровлею в три сажени.

Напереди перед домом стояло шесть ледяных точеных пушек… Из оных… неоднократно стреляли… в том же ряду у ворот стояли два дельфина… помощию насосов огонь от зажженной нефти из челюстей выбрасывали… Видна была вверху на кровле четвероугольными столбами и точеными статуями украшенная галерея… В сенях было четыре окна, а в каждом покое по пяти окон, в которых как рамки, так и стекла сделаны были из тонкого чистого льду. Ночью в оных окнах много свеч горело, и почти на каждом окне видны были на полотне писаные смешные картины…

По правую сторону дома изображен был слон в надлежащей его величине, на котором сидел персианин с чеканом в руке, а подле его два персианина в обыкновенной человеческой величине стояли. Сей слон внутри был пуст и так хитро сделан, что днем воду, вышиною в двадцать четыре фута, пускал, которая из близ находившегося канала Адмиралтейской крепости трубами проведена была, а ночью… горящую нефть выбрасывал. Сверх же того мог он, как живой слон, кричать, каковой голос потаенный в нем человек трубою производил…»

Далее Крафт подробно рассказывает, как выглядели внутренние покои, где «все было, как подобает в жилом помещении». Мебель, посуда, часы, даже игральные карты — все это было сделано изо льда, раскрашенного в соответствующие цвета. В «уютной» спаленке стояла ледяная постель с ледяными подушкой и одеялом, куда с соблюдением всех свадебных церемоний уложили новобрачных. Там они и провели ночь под надежной охраной.

Руководил постройкой Ледяного дома кабинет-министр А. П. Волынский, возводился дом по проекту архитектора П. М. Еропкина.

Под лучами весеннего солнца Ледяной дом стал постепенно таять. Остатки его «сволокли на царский ледник, дабы хоть какую пользу от того иметь».

Когда и где в Петербурге была построена копия Эйфелевой башни? Из какого материала она была сооружена?

В 1890 году петербуржцы могли видеть на Каменноостровском проспекте, в саду «Аквариум», где сейчас расположена киностудия «Ленфильм», удивительную постройку. Решив использовать всеобщий интерес к Эйфелевой башне, возведенной в Париже в 1889 году, владелец сада «Аквариум» Александров придумал способ привлечь посетителей. 14 января 1890 года «Петербургский листок» сообщил своим читателям, что в ближайшие дни в саду «Аквариум» можно будет увидеть «волшебные ледяные постройки». Газета не обманула. Вскоре горожане, за весьма высокую входную плату, с большим любопытством рассматривали ледяной домик в русско-славянском стиле и ледяную же русскую избу. Вся обстановка в них — стол, скамейки, самовар, посуда, печь и даже старик со старухой, сидящие у стола, — была также сделана из льда. Но особое внимание публики привлекала копия Эйфелевой башни, высота которой достигала 35,5 метра. Каркас ее был деревянный, а вся отделка — из льда. По двум ледяным лестницам посетители поднимались на второй этаж башни, где был установлен бюст французского инженера А. Г. Эйфеля. «Отделка фасада башни, — писал „Петербургский листок“, — не оставляет желать ничего лучшего, особенно красиво выделяются ее колоннады и карнизы. Освещается она изнутри и снаружи большими электрическими фонарями, причем самая верхушка ее украшена электрическим солнцем, постоянно меняющим цвета…» Автор газетной заметки отмечал, что виденное «невольно заставляет всех и каждого удивляться той выносливости, с какой простые русские мужики-плотники создали такое колоссальное ледяное сооружение».

Ледяные забавы просуществовали около полутора месяцев. Уже в самом начале марта, как только пригрело весеннее солнце, они исчезли навсегда.

Какой клад был обнаружен при сооружении транспортного тоннеля на набережной Кутузова? Какую страницу в истории города и страны он раскрывает?

В 1965–1967 годах производилась реконструкция Литейного моста. Одновременно на набережной Кутузова стали прокладывать транспортный тоннель. И во время земляных работ строителями на глубине 8–10 метров было обнаружено 17 образцов отечественных боеприпасов начала XVIII века: 8 ядер весом от 1 до 14 килограммов, 7 корпусов гранат такого же веса и 2 корпуса бомб — весом до 125 килограммов каждая. Такие бомбы предназначались для мортир, применявшихся при осаде крепостных стен. Артиллерия явилась «решительницей победы», говорил Петр I после Полтавской баталии. Чтобы успешно завершить Северную войну, Петр I торопился наладить артиллерийское производство. С этой целью на левом берегу Невы по его приказу в 1711 году стали возводить Пушечный двор, на котором с 1713 года началось литье пушечных стволов и ядер. Занимал он участок у самой реки, на месте современных домов № 1, 3 и 4 по Литейному проспекту, а впоследствии территорию от Литейного проспекта до Фонтанки. Вскоре от него провели «Литейную першпективу» (ныне это Литейный проспект). Перестроенное здание Пушечного двора просуществовало до 1851 года. Таким образом, местонахождение «клада» не случайно.

Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи включил в свою экспозицию найденную коллекцию металлических ядер, корпусов гранат и бомб. Здесь также хранится дарственная грамота строителей, оказавшихся, по воле случая, одновременно и археологами.

Какая награда, полученная М. В. Ломоносовым, весила 1800 килограммов?

С 1704 года по распоряжению Петра I была начата регулярная чеканка рублевых монет из серебра, а затем из меди. Но в XVIII веке на протяжении длительного времени в обращении были главным образом медные монеты. Вес их не был постоянным. Например, в 1726 году из пуда меди чеканилось всего лишь 10 рублевых монет. Следовательно, 1 рубль весил 1,6 килограмма. В 1770-х годах из пуда меди чеканили монет на 12 рублей 80 копеек, а в дальнейшем — на 16 и на 32 рубля. Этими монетами велись расчеты при выплате жалованья, пенсий, наград и т. д. Все это создавало известные неудобства и приводило нередко к занятным курьезам.

В 1748 году императрица Елизавета Петровна наградила М. В. Ломоносова за посвященную ей поздравительную оду денежной суммой в размере 2000 рублей. Так как выплата этой суммы производилась медными монетами, а в те годы вес медных монет, приходящихся на 1 рубль, был равен примерно 900 граммам, награда оказалась весьма тяжелой — 1800 килограммов! Этот почти что двухтонный груз был доставлен на двух подводах на Васильевский остров. Здесь на 2-й линии, на участке нынешнего дома № 43, находился академический дом, в котором с 1741 по 1757 год жил великий русский ученый.

Кто из петербургских музыкальных деятелей написал песню «Вот мчится тройка удалая»? Кому принадлежат слова этой песни?

Автор популярной русской песни «Вот мчится тройка удалая» — известный в свое время певец, вокальный педагог, композитор и собиратель народных песен Рупин, выступавший под псевдонимом Рупини. Иван Алексеевич Рупин родился в 1792 году в Костромской губернии. Будучи крепостным большого любителя музыки П. И. Юшкова, он уже в раннем возрасте обратил на себя внимание хорошим голосом и тонкой музыкальностью. Хозяин отдал юношу в обучение к замечательному певцу Мускетти, проживавшему тогда в Москве, и тот сразу оценил способности молодого человека.

Начав учиться пению в Москве, Рупин завершает свое образование в Петербурге. Вскоре на афишах столицы стало часто появляться имя певца (тенора) Ивана Рупини — исполнителя русских песен и романсов. Популярность его была огромна. У него в квартире на набережной Екатерининского канала (ныне канал Грибоедова), 44, часто собирались артисты, музыканты, художники. Рупини дружил с А. С. Пушкиным, А. А. Дельвигом и многими другими петербургскими поэтами и писателями.

Песни, положенные Рупини на музыку, обладают особым достоинством — они близки к напевам русских народных песен.

И. А. Рупини является автором почти пятидесяти песен, романсов и кантат. В их числе «Вот мчится тройка удалая» на слова Ф. Н. Глинки — песня, ставшая впоследствии народной, «Кого-то нет, кого-то жаль», «Не белы снеги», «Ах не одна-то во поле дороженька», «Я не знала ни о чем в свете тужить», «По небу тучки громовые ходят», «Что, соловушка, напеваешь ты»…

Материальные затруднения заставили Рупини перебраться в Коломну. Некогда знаменитый певец, почти всеми забытый, больной, доживал здесь свои последние дни. 22 марта 1850 года он скончался.

«В хорошие весенний день, — писал известный литератор и театральный деятель Ф. А. Кони, — из маленькой надворной квартиры одного из домов близ Николы Морского, потянулась к Смоленскому кладбищу скромная похоронная процессия. Никто не обратил на нее внимания, никто не остановил вопросом, кого хоронят».

Имя Ивана Рупина давно забыто. Но песни и романсы, созданные им, пережили автора.

Если посмотреть на фасад Зимнего дворца со стороны Адмиралтейства, то над фронтоном здания, за балюстрадой, можно увидеть шестигранную башенку с небольшим купольным завершением. Что это за башенка? Когда и для чего она была построена?


Башенка над фронтоном Зимнего дворца

Сооруженная в 30-х годах XIX века, башенка представляла собой «телеграфический обсервационный домик». С 1833 по 1854 год в ней размещалась станция оптического телеграфа, с которой поддерживалась связь столицы с Царским Селом, Гатчиной, Кронштадтом (через Стрельну и Ораниенбаум) и даже с Вильно (ныне Вильнюс) и Варшавой.

Передача сообщений велась световыми сигналами по специальному коду с помощью особых сигнальных механизмов. Они помещались на 17-метровых башнях, так называемых «телеграфических станциях», оборудованных семафорными механизмами и снабженных кодовыми книгами. Между Петербургом и Варшавой таких станций насчитывалось 149.

Основной деталью механизма семафорного телеграфа являлась укрепленная на оси Т-образная рама. Она была устроена так, что с помощью привода могла принимать различные положения, а каждое из них соответствовало определенному условному знаку. Сигналы, посылаемые Т-образной рамой, принимались зрительно. Расшифрованное с помощью кода сообщение незамедлительно передавалось на следующую башню-станцию. Благодаря зажженным на концах Т-образной рамы фонарям семафорный телеграф мог работать и в ночное время.

Какую роль в жизни Петербурга играла башня здания бывшей Городской думы? В каком произведении она упоминается?

Стройная многоярусная башня, оживившая силуэт Невского проспекта, была возведена в 1799–1804 годах по проекту архитектора Д. Феррари. Она являлась частью здания Городской думы, обращенного фасадом в сторону Гостиной (позже Думской) улицы.

В прошлом башню использовали по самым разным назначениям. Например, после специальной надстройки она стала выполнять роль оптического семафорного телеграфа, откуда велись передачи телеграмм. Но чаще ей приходилось служить промежуточной станцией при отправлении телеграмм из «телеграфического обсервационного домика» Зимнего дворца. В дальнейшем башня Городской думы являлась также пожарной каланчой. Увенчанная деревянным шатром с высокой металлической мачтой, она получила назначение пожарного телеграфа. Тросами с помощью лебедки на ней поднимались большие шары. Это были условные знаки, оповещающие население, где и в какой части города возник пожар, какое количество пожарных команд туда выслано.


Башня Городской думы

На площадке вокруг шатра круглосуточно вышагивал дозорный-вышковой. Поднимаемые на тросах шары разного цвета давали жителям возможность также узнавать о приближающемся наводнении, о высоте воды, о температуре воздуха. По вмонтированным в башню часам петербуржцы могли проверить время. Башню Городской думы Александр Блок упоминает в своей поэме «Двенадцать»:

Не слышно шуму городского,Над Невской башней тишина,И больше нет городового —Гуляй, ребята, без вина!

Где можно увидеть запечатленный на фотографии камень-валун и о чем он может нам рассказать?

Недалеко от современной Светлановской площади, у проспекта Энгельса, берет свое начало тихая и какая-то особенно уютная Дрезденская улица (ранее Большая Осиповская). Редкий прохожий, впервые попав на нее, не остановится у садика возле дома № 12, где лежит огромный валун, на котором высечена надпись: «Villa Kumbercia 1865». Сам камень напоминает о ледниковом периоде и находится здесь сотни тысяч лет. Надпись же на нем связана с событиями лишь немногим более чем 100-летней давности.


…Земли в районе Поклонной горы некогда принадлежали князю Кропоткину, а впоследствии были распроданы. Один из земельных участков с тремя небольшими прудами, примыкавший к Сосновскому лесопарку, приобрел А. И. Осипов — редактор и издатель журналов «Крестьянское хозяйство», «Деревня» и «Баян». Новый владелец возвел у прудов двухэтажную деревянную виллу и ряд хозяйственных построек, устроил здесь молочную ферму. Эта местность на окраине Петербурга стала именоваться мыза «Прудки». Вероятно, в те времена и была выбита надпись на камне.

Весной 1918 года на мызу «Прудки» пришли новые хозяева. На вилле Осипова и соседних дачах разместилась первая в Российской Федерации единая трудовая школа-колония. В ней тогда насчитывалось 300 воспитанников — детей рабочих Петрограда и беспризорных ребят с Урала и Поволжья. При школе имелись молочная ферма, птичник, огород, оранжерея. Основой учебы и воспитания в этой школе, которую в обиходе называли колонией «Прудки», был труд. В начале 20-х годов здесь побывал будущий автор «Педагогической поэмы» А. С. Макаренко, который знакомился здесь с постановкой учебной работы, с методами организации труда.

Ныне на месте деревянных строений выросли большие каменные дома. В 1963 году разобрали и старую виллу Осипова. Сейчас о прошлом напоминают лишь камень-валун, наполовину вросший в землю да столетний дуб рядом с ним.

На одной из аллей Михайловского сада, близ павильона Росси, в соседстве с двумя вековыми дубами стоит одно странное дерево. Уже давно нет на нем зеленой листвы, а на стволе и обрезанных ветвях его разместились семь сказочных персонажей. Какую тайну хранит это дерево? Чей резец превратил его в произведение скульптуры?

Ответить на этот непростой вопрос помог искусствовед-библиограф О. Э. Вольценбург. Ему приходилось лично видеть автора этой работы, который все лето 1929 года трудился в Михайловском саду. К стволу соседнего дерева, вспоминает Вольценбург, был прикреплен небольшой лист бумаги. На нем вкратце излагалась идея задуманной скульптурной композиции, которая должна была запечатлеть три этапа в истории русского народа: крепостное право, борьбу с угнетателями, торжество добра и справедливости. Для осуществления этого замысла с разрешения администрации сада был использован засохший к тому времени старый дуб.


Дерево-скульптура в Михайловском саду

Автором этого необычного и оригинального замысла был А. П. Соловьев. Родился он в 1904 году в деревне Костыри Рославльского уезда на Смоленщине. Батрачил, был пастухом. Зимой 1918 года в Москве, где Соловьев проходил службу в Красной армии, он во время выборов в Моссовет слепил из снега у Никитских ворот интересную группу на тему «Кто может выбирать в Совет». Паренька со Смоленщины приняли на скульптурный факультет ВХУТЕМАСа (Высшие художественно-технические мастерские). В 1929 году Соловьев проходил практику в Ленинграде, где и создал оригинальное произведение в Михайловском саду. Не закончив художественного образования, Соловьев уехал в Подмосковье и стал работать в лесничестве. Здесь он продолжал заниматься своим любимым делом. Основным его материалом стало дерево — причудливой формы сучья и пни, уродливые стволы сосен и берез… И со временем лес у небольшого домика на берегу реки Истры, где поселился ваятель, превратился в замечательный сказочный мир, заселенный диковинными зверями, птицами, фантастическими персонажами.

Талант Александра Павловича Соловьева высоко оценил его земляк народный художник СССР С. Т. Коненков. Он писал: «Дорогой Саша Соловей! Каждый раз, когда смотрю на твои работы из дерева, мне все больше и больше кажется, что ты настоящий народный художник и глубоко чувствуешь поэзию леса и полей».

Добрую память оставил о себе этот самобытный художник в нашем городе. Вот уже почти 70 лет прошло с тех пор, как его резец дал умершему дубу в Михайловском саду вторую долгую жизнь.

Когда и в каком месте города были найдены 128 килограммов золота?

Это случилось 26 октября 1965 года. Шла реконструкция Гостиного двора. В помещении № 87 строители взламывали пол и обнаружили какой-то кирпич. Работница, попытавшаяся отбросить его в сторону, невольно вскрикнула: «Тяжесть-то какая!» Когда кирпич очистили, он приобрел желтоватый металлический оттенок. Это дало повод кому-то пошутить: «А может, золото?» И хотя такое предположение было встречено дружным смехом, строители «на всякий случай» решили проверить. Они отрубили от кирпича небольшой кусочек и снесли его специалистам. Ответ был получен сразу: «Золото! Да еще какое! Червонное и высшей пробы!»

Тогда строители вскрыли весь пол и нашли еще семь «кирпичей». Общий вес золотых слитков составил 128 килограммов.

Возник вопрос: кто его здесь спрятал и кому оно принадлежало? Ответить на него помогли хранящиеся в архивах материалы. Выяснилось, что в помещениях № 85, 86 и 87 Гостиного двора находился крупнейший в Петербурге магазин по продаже золота, серебра и бриллиантов, принадлежавший И. Е. и В. И. Морозовым. События 1917 года заставили владельцев магазина эмигрировать из России. Видимо, золото было спрятано в надежде, что старые времена вернутся.

Над какими зданиями возвышаются башни и шпили, изображенные на этих снимках?


Дом № 16 на Измайловском проспекте.


Минарет мечети на Кронверкском проспекте.


Здание лютеранской церкви на углу Среднего проспекта и 3-й линии Васильевского острова.


Пожарная каланча на углу Большеохтинского проспекта и Конторской улицы.


Пожарная часть на Садовой улице.


Колокольня Крестовоздвиженской церкви на Лиговском проспекте.


Дом № 1 на Боковой аллее Каменного острова


Дом у перекрестка улиц Большой Зелениной и Барочной


Дом № 67 на проспекте Стачек


Михайловский (Инженерный) замок.

Оглавление книги


Генерация: 0.086. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз