Книга: Северные окраины Петербурга. Лесной, Гражданка, Ручьи, Удельная…

Научный городок

Научный городок

В современном Петербурге Лесной по праву сохраняет за собой статус научного городка. Кроме высших учебных заведений (Лесотехнической академии, Политехнического института, Торгово-экономического института), тут находится большое число научных учреждений – Физико-технический институт имени А.Ф. Иоффе, Главная геофизическая обсерватория имени А.И. Воейкова, Радиевый институт имени В.Г. Хлопина, Институт лесного хозяйства, Институт эволюционной физиологии имени И.М. Сеченова, ВНИИ телевидения, Центральный научно-исследовательский институт робототехники и технической кибернетики и др.

Имена ученых носят проспекты и улицы Лесного, им посвящены мемориальные доски и памятники. К сожалению, объем нашей книги не позволяет рассказать обо всех научных организациях в Лесном и упомянуть всех выдающихся ученых и деятелей науки, работавших в них. Но рассказ о Лесном будет неполным, если не коснуться хотя бы вкратце этой темы.

С 1946 года здание Первой средней образцовой показательной школы, существовавшей до войны на Политехнической улице, занял ВНИИ телевидения. Его организовали в соответствии с постановлением Совнаркома СССР от 15 марта 1946 года. Специально созданная комиссия в акте по приемке здания отметила его частичное повреждение от обстрелов вражеской артиллерии.

При организации института не было не только станочного, технологического и измерительного оборудования, но даже самой примитивной мебели. На первых порах приходилось использовать в качестве стульев деревянные упаковочные ящики, а столами служили упаковочные ящики размером побольше. Мебельную проблему удалось в какой-то мере решить только после получения в счет репараций трофейного лабораторного оборудования из Германии.

Временно исполняющим обязанности директора института назначили Александра Григорьевича Громова, тот занимал директорскую должность в Институте телевидения, существовавшем в Ленинграде еще до войны. В конце 1946 года директором ВИИИТа назначили профессора П.В. Шмакова. К тому времени в институт из армии и эвакуации потянулись довоенные сотрудники, составившие его основной костяк.

Важнейшая роль в работе института принадлежала его главному инженеру Алексею Витальевичу Дубинину, он являлся одним из крупнейших специалистов страны в области телевизионной техники, организатором и научным руководителем телевизионной промышленности в начале 1950-х годов. К несчастью, A.B. Дубинин погиб в автомобильной катастрофе в декабре 1953 года в возрасте 50 лет, в расцвете творческих сил и неиспользованных возможностей…

* * *

Физико-технический институт, основанный в 1918 году, с первых лет своего существования занимался решением крупнейших научных проблем, имевших большое значение для развития науки. А.Ф. Иоффе (директор «Физтеха» с момента основания до 1951 года) долгое время возглавлял все начинания в области экспериментальной физики, он – один из главных организаторов работ советских физиков в области ядерных исследований, воспитал блестящую плеяду ученых, возглавивших впоследствии крупнейшие научные школы.

В 1960–1980-х годах «Физтех» являлся одним из мировых центров по разработке большинства разделов современной физики. В октябре 1998 года, когда Физико-технический институт торжественно отмечал свое 80-летие, подвели итоги: институт дал мировой науке несколько лауреатов Нобелевской премии – П.Л. Капицу, H.H. Семенова, Л.Д. Ландау, И.Е. Тамма, а также всемирно известных ученых, среди них Л.Б. Зельдович, Я.И. Френкель и И.В. Курчатов. «Физтех» дал жизнь 15 институтам, в том числе – Институту атомной энергии и Институту химической физики в Москве; Уральскому, Сибирскому и Харьковскому физико-техническим институтам; Ленинградскому институту ядерной физики.

«Для меня „Физтех“ – словно Мекка для мусульманина, – заявил по поводу юбилея института академик Сергей Капица. – Не только потому, что из этого института вышел мой отец… Это уникальное место. Я очень рад, что институтом руководит такой человек, как академик Алферов. В это труднейшее время он смог найти моральные и материальные силы, чтобы продолжать дело, значение которого выходит далеко за пределы Санкт-Петербурга и даже России, – дело развития современной физики».

Научные заслуги Ж.И. Алферова, возглавляющего «Физтех» с 1987 года, высоко оценены не только в России, но и за рубежом: в 2000 году он стал еще одним «физтеховцем» – лауреатом Нобелевской премии (премия по физике «за достижения в электронике» совместно с американцами Дж. Килби и Г. Крёмером). Ж.И. Алферов – четырнадцатый российский ученый (первый – физиолог И.П. Павлов), удостоенный этой престижной мировой награды…

Государственный радиевый институт возник в 1922 году в Петрограде по инициативе академиков В.Г. Хлопина и В.И. Вернадского. Он явился центром, где зародилась и проходила становление отечественная атомная наука и техника. В частности, институт объединял все работы в области исследования явления радиоактивности, изучения месторождений радиоактивных элементов и разработки методов извлечения радия и других радиоактивных продуктов из природного сырья. В стенах именно этого института возникла, как наука, отечественная радиохимия. В 1950–1960-е годы основными направлениями научных исследований института служили: радиохимическое обеспечение советской атомной промышленности; фундаментальные и прикладные исследования в области физики атомного ядра; участие в работах по программам испытания ядерного оружия. После трагедии на Чернобыльской АЭС в 1986 году специалисты института сыграли значительную, а порой и определяющую роль в работах по преодолению последствий этой катастрофы.

Главная геофизическая обсерватория имени Воейкова, основанная еще в 1849 году, известна своими исследованиями в области Земного магнетизма, метеорологии, аэрологии и Солнечной радиации. Она является одним из старейших научно-исследовательских учреждений России и первой в мире специализированной научной организацией в области метеорологии. В обсерватории разработали методику долгосрочных прогнозов погоды, получившую широкое признание за рубежом. Выпускаемые Бюро погоды ежедневные бюллетени дают наиболее полные данные о погоде во всем мире. В обсерватории существует старейшая и наиболее полная метеорологическая библиотека в России, здесь же располагается собрание экспонатов единственного в мире Метеорологического музея.

На проспекте Мориса Тореза находится Институт эволюционной физиологии и биохимии имени И.М. Сеченова Академии наук, в нем трудятся ученики и последователи выдающегося физиолога академика И.А. Орбели. Памятник ему открыли перед зданием института в 1969 году.

* * *

Несмотря на превращение Лесного из полупригорода в район городских новостроек, можно все-таки говорить, что он сохранил уникальные черты своей культуры, оставшись, как и прежде, большим «студенческим городком». Доценту Политехнического института Виктору Борисовичу Ступаку в свои студенческие годы, во второй половине 1950-х годов, довелось застать последние годы старого Лесного.

«Наш седьмой корпус (общежитие „Электромеха“) находился на Прибытковской улице, дом № 14, – вспоминает Виктор Ступак. – Вела к нему от остановки трамвая обычная проселочная дорога. Слева и справа – кустики и невысокие деревья. Огромное пустынное поле отделяло наш седьмой корпус от главного здания и других корпусов Политехнического института. Утром через это поле тянулась цепочка студентов, идущих на занятия. Каждое лето на поле располагались палатки, а рядом с ними пушки. Артиллеристы выезжали сюда в летние лагеря. Ходить через это поле вечерами не рекомендовалось.

Путь от седьмого корпуса до главного здания занимал всего 10 минут. Слева по Дороге в Сосновку двигались трамваи, которые везли на занятия наших студентов из города. Студенты, живущие в студгородке на Флюговом переулке, ездили на занятия трамваем. Ленивые шли на площадь и цеплялись за трамвайные поручни, чтобы бесплатно проехать на подножках (одну остановку!). Открытые вагоны 32-го маршрута были увешены гроздьями студентов. Высшим шиком считалось садиться в трамвай и выходить из трамвая на „интеграле“ – изгиб рельсовых путей под Кушелевским мостом действительно напоминает интеграл. Конечно, садились и выпрыгивали на ходу.


Трамвай у студгородка Политехнического института. Фото конца 1950-х годов (из личного архива В.В. Чепарухина)

На Муринской площади – изобилие пивных ларьков. Зимой пиво продавали с подогревом. Осенью и весной проселочная дорога к общежитию превращалась в огромную лужу, обрамленную грязевыми валами.

Большая Спасская улица была асфальтирована. Именно она и вела в те неведомые края, которые именовались Гражданкой. На Большой Спасской стояли одноэтажные деревянные домишки. Рядом с ними – сараи, в которых хранились дрова для печей. В деревянных домишках жили симпатичные девушки, которые приходили в общежитие на танцы. Их было удобно провожать.

Так как мест в общежитии не хватало, многие наши студенты снимали комнаты или углы в деревне Гражданка. Особенно приятно там было зимой. Белый слепящий в солнечные дни снег. Деревянные домики, из труб которых идет дымок. Можно покататься на лыжах. До сих пор помню, как некоторые студенты ходили на занятия в валенках. Летом, когда зацветала сирень, появлялась возможность погулять по тихим улочкам, отрешившись от цивилизации.

В корпусах завода „Красный Октябрь“ ночами испытывали авиационные двигатели, и неумолчный гул не могли экранировать ни деревья, ни одинокие многоэтажные здания. Студенты, жившие в седьмом корпусе, как-то к этому гулу привыкли и засыпали, не обращая на него внимания.

Любопытно, что еще в то время в этих краях сохранялись следы военного времени. На Гражданке существовало поле грунтового аэродрома, а на башне НИИ телевидения еще в середине 1950-х годов гордо красовался зенитный пулемет…»

* * *

Сменялись эпохи, но Лесной все равно продолжал оставаться средоточением научной элиты и петербургской интеллигенции. В доме на 2-м Муринском проспекте, недалеко от площади Мужества, долгие годы жил выдающийся ученый и общественный деятель, тот, кого называли «совестью нации», душой и гордостью нашего города – Дмитрий Сергеевич Лихачев. Именно здесь, в Лесном, он жил с 1964 года, тут прошли и его последние годы. Он умер 30 сентября 1999 года на 93-м году жизни.


Мемориальная доска на доме, где жил Д.С. Лихачев, установленная через год после его смерти, в сентябре 2000 года. Фото автора, март 2006 года

«Не только для петербуржцев, которые могут с гордостью называть себя его земляками, но для всех россиян это имя было и останется символом подлинной интеллигентности, порядочности, высокой культуры и человечности, – говорилось в некрологе, подписанном губернатором Санкт-Петербурга В.А. Яковлевым и другими официальными лицами. – Дмитрий Сергеевич стал первым из наших знаменитых земляков, кто был удостоен высокого звания Почетного гражданина Санкт-Петербурга».

Спустя год после его смерти, 30 сентября 2000 года, на доме № 34, корп. 1 на 2-м Муринском проспекте, установили мемориальную доску. К сожалению, создать музей-квартиру Дмитрия Сергеевича Лихачева, как это предлагали некоторые деятели культуры, не удалось. Во имя увековечения памяти Дмитрия Сергеевича в 2005 году Топонимическая комиссия Санкт-Петербурга приняла решение назвать проходящий неподалеку безымянный проезд (бывшую Лесную улицу, упраздненную в 1965 году при реконструкции района, но сохранившуюся фактически) аллеей Лихачева…

Любопытно отметить, что, несмотря на смену эпох и «цивилизаций», в Лесном существуют целые династии, живущие здесь больше века, продолжая, таким образом, незримую связь времен. Историк Петербурга Александр Валерьевич Кобак с гордостью отмечает, что его род связан с Лесным еще с начала XX века. Его прадед, Эрнст Кобак, приехал в Петербург из Эстонии в конце 1890-х годов. С 1908 года он с семьей занимал квартиру в одном из деревянных флигелей при сохранившемся и поныне доме на Институтском проспекте, № 18, принадлежавшем в ту пору генерал-лейтенанту Михаилу Константиновичу Тахтареву. Эрнст Кобак был сапожником – мастером по женской модельной обуви.


Дом на Институтском проспекте, № 18, принадлежавший до революции генерал-лейтенанту М.К. Тахтареву. Фото автора, 2006 год

По свидетельству отца Александра Валерьевича Кобака, из записок, хранящихся ныне в его семейном архиве (фрагменты их публиковались в одном из сборников «Невский архив»), «особняк Тахтарева, весь его облик, каким он был задуман, очень мне понятен и трогателен. Мне даже кажется, что если бы я имел возможность и средства, то, наверное, построил бы именно такой или очень похожий дом для себя, своих детей и внуков. И место выбрал бы такое же тихое, за городом. Особняк Тахтарева представляется мне воплощением уюта и стабильности, прибежищем старых друзей, тихой кабинетной работы, рукоделия. Словом, чем-то вроде гималайского рода Рериха, но только в своем отечестве».

В блокадную зиму 1942–1943 годов деревянный флигель, где жила семья Кобаков, разобрали на дрова, и пришлось перебраться на другую квартиру, но тоже в Лесном. По словам A. B. Кобака, с начала XX века, когда «по каким-то причинам Эрнст Кобак поселился в Лесном, его дети, внуки, правнуки и праправнуки не покидали этих мест. Не все, конечно, – многие переезжали в другие части города, но кто-то оставался в Лесном всегда. Я и сейчас живу в трех сотнях метров от бывшего особняка Тахтарева, где жил мой прадед. Получается, что наша семья живет в Лесном уже сто лет. По петербургским меркам срок немалый».

До сих пор многие лесновские старожилы с гордостью называют себя «лесновцами», воспринимая места своего обитания как нечто особое, обособленное от Петербурга. И хотя они считают себя петербуржцами, но привыкли «ездить в город». Есть в этом проявление какой-то милой сердцу патриархальности…

Оглавление книги


Генерация: 0.305. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз