Книга: Крестовский, Елагин, Петровский. Острова Невской дельты

Шестидесятые годы XX в.

Шестидесятые годы XX в.

Расцвет Большого Петровского парка пришёлся на 1960-е гг. и совпал по времени с постройкой нового стадиона. Основные развлечения не только для детей, но и для взрослых Петроградской стороны находились именно здесь. Это стал поистине парк-стадион. Причём он не был разделён, как сейчас, на две части: закрытую для посещения территорию вокруг стадиона «Петровский» и открытую около Петровского проспекта и бывшего городка Сан-Галли. Нет, парк был единым, всегда доступным для посещения и завлекающим людей разными развлечениями. Часть, примыкавшая к стадиону, оставалась более цивильной: зимой здесь работал каток, летом – открытый бассейн, который сейчас выглядит как пруд. По выходным играла музыка, при катке работало кафе, а летом на каждом шагу стояли тележки с мороженым.


Бассейн на стадионе им. В.И. Ленина. 1976 г.

Да и сам стадион не выглядел неприступной крепостью. Строго говоря, доступ был закрыт только на футбольное поле и трибуны. Наш сосед по квартире устраивал по утрам пробежки вокруг арены – тогда бег трусцой только входил в моду. Для детей работали многочисленные бесплатные секции фигурного катания, футбола, лёгкой атлетики, гимнастики… Можно было зайти в любое помещение, ознакомиться с работой секции, посмотреть, как проходят тренировки. Летом в открытом пруду возле стадиона работал плавательный бассейн, существовала секция по прыжкам в воду. На берегу пруда стояли комфортабельные раздевалки. В жаркие дни у пруда-бассейна было не протолкнуться, никто не гнушался невской воды, видимо, и впрямь она была чистая. К летним воспоминаниям относятся и концерты 1964 г.

Сейчас выступления артистов на спортивных аренах – норма, а тогда это поветрие только начиналось. Одни из первых, если не первые «стадионные» концерты в Ленинграде состоялись в августе 1964 г. как раз на стадионе В.И. Ленина. В течение нескольких дней в открытую форточку нашего дома на Ждановской набережной врывались популярные мелодии в исполнении Майи Кристалинской, Муслима Магомаева, других известных артистов. Пели, естественно, вживую. Поэты, чрезвычайно популярные в ту эпоху, читали стихи, а известные шахматисты гроссмейстеры Михаил Таль и Виктор Корчной умудрились даже провести показательный матч во время концертов, причём это был настоящий боевой матч, в котором с преимуществом в одно очко победил Корчной. Рассказывали, что спустя два десятка лет В. Корчной пытался разыскать партии того увлекательного матча, но они оказались утерянными.

Билеты на концерт стоили дорого, что-то около полутора рублей, родители денег не давали, но мой приятель по классу Витька нашел выход.

– Я знаю, как пройти бесплатно. Пойдём!

Обойдя кордоны, стоящие у стадиона, мы справа, через заборы «Спецтранса» (тогда они были невысокими деревянными), подошли к секторам.

– Попытаемся прорваться? – спросил я.

– Нет, не получится. Говори на контроле, что родители на трибунах с билетами, а ты, мол, просто выходил в туалет. Для приличия назови ряд и место. Я вчера так прошёл, – сказал Витька и добавил: – Только давай по разным секторам, а то не поверят.

Витька не спеша подошёл к контролю у ближайшего сектора, бросил несколько фраз, ему в ответ кивнули, и он спокойно прошествовал на трибуну.

То же попытался сделать и я в соседнем секторе, но не тут-то было. То ли у меня не было Витькиной уверенности, то ли парень с красной повязкой на рукаве помнил, что из сектора никто не выходил, но меня не только не пустили в сектор, но с помощью дружинников и вовсе вывели с территории стадиона. Пришлось мне вечером опять довольствоваться концертом у открытой форточки и вслушиваться в нечётко доносившиеся слова популярной песенки Майи Кристалинской «Топ, топ, топает малыш…».

Почти каждый концерт 1960-х гг. на стадионе открывался прыжками парашютистов. То было время первых полетов в космос и небывалой популярности профессии лётчиков и космонавтов, поэтому приземляющиеся в центр футбольного поля парашютисты вызывали у зрителей бурю эмоций. Однако довольно часто события разворачивались вопреки сценарию. Самолёт сбрасывал парашютистов, и из пяти двое, как и предполагалось, приземлялись в центре поля, а троих уносило ветром куда-нибудь к проспекту Добролюбова, и они висели на деревьях до тех пор, пока пожарная машина не снимала бедолаг. Помню, как на одном из праздничных мероприятий самолет сбросил двух парней и двух девушек; с парнями было всё в порядке, а на девушек, висящих на деревьях рядом с Князь-Владимирским собором и нелепо болтающих ногами, мы потом ходили глазеть. Ещё больший смех вызывала ситуация, когда парашютист приземлялся прямо на трибуну, накрывая широким куполом ряды зрителей. Те копошились под белоснежным материалом, не зная, как выбраться, а остальная часть стадиона громко хохотала. Видя, что прыжки с парашютом «точно в центр поля» дают частые осечки, организаторы концертов вскоре отказались от этого эффектного, но непредсказуемого мероприятия.

Оглавление книги


Генерация: 0.421. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз