Книга: Остоженка, Пречистенка, Остров и их окрестности

От Большого Устьинского моста до Комиссариатского переулка

От Большого Устьинского моста до Комиссариатского переулка

В этом месте Садовническая улица выходит к проезду, ведущему с Большого Устьинского моста на Комиссариатский мост через Водоотводный канал.

Своим названием Устьинский мост обязан близости к устью Яузы, месту ее впадения в Москву-реку. В 1881 г. тут по проекту инженера В.Н. Шпейера построили трехпролетный (40+45+40 м), на двух каменных быках с ледорезами, металлический мост с ездой поверху. Ширина моста между перилами была 19 м, по нему шли два трамвайных пути.

Этот мост по плану реконструкции Москвы заменен существующим; предполагалось, что Бульварное кольцо замкнется в Замоскворечье и этот мост станет частью будущей трассы.

Изящная арка из высокопрочной стали СДС (спецсталь Дворца Советов), на которую положен верхний настил моста, перекинута с берега на берег. Проект моста принадлежит инженеру В.М. Вахуркину, архитектурная часть разрабатывалась Г.П. Гольцем и Д.М. Соболевым, которые запроектировали на мосту высокую башню-маяк, отмечающую место впадения Яузы в Москву-реку, но не осуществленную из-за ее бесполезности. Открыли мост для движения 1 мая 1938 г.

Проезд с Большого Устьинского ведет к Комиссариатскому мосту через Водоотводный канал. Его построили из монолитного железобетона еще в 1927 г. (по проекту инженера Б.П. Тяжелова), но, как ни удивительно, не эксплуатировали в продолжение многих лет и открыли только в 1960-х гг. Длина его 55 м, а ширина – 19,4 м. Ранее Комиссариатским мостом назывался ныне не существующий мост через канал в створе Комиссариатского переулка.


Водоотводный канал

Еще при постройке старого Большого Устьинского моста город приобрел несколько земельных участков под новую подъездную трассу к мосту. После окончания возведения моста участок с восточной стороны подъездной трассы был отведен для толкучего рынка, переведенного сюда с Новой площади в 1899 г. Два ряда его деревянных павильонов стояли до строительства нового моста на так называемом Толкучем (или Устьинском) проезде, по которому шел трамвай с Большого Устьинского моста и далее поворачивал на Садовническую улицу к Садовому кольцу.

На месте этой трассы, выходя к набережной Москвы-реки, находилась одна из самых замечательных усадеб в здешних местах, владельцем которой в середине XVIII в. был богатейший петербургский промышленник Савва Яковлев, мещанин из города Осташкова, который, по семейному преданию, появился в Петербурге «с полтиною в кармане и с родительским благословением». Этого было достаточно для энергичного Саввы. Сперва он торговал рыбой, а потом удачно получил откупа по таможенным заставам и нажил миллионы. Купив задешево несколько заводов у взбалмошного Порфирия Демидова, лишившего наследства не угодивших ему сыновей, а также Ярославскую полотняную мануфактуру, Савва многократно умножил свое состояние. Оно было настолько большим, что его наследники – пять сыновей и две дочери – считались очень богатыми. Так, например, один из сыновей смог после пожара 1812 г. покрыть все московские казенные здания своим железом.

Богач С.Я. Яковлев к середине XVIII в. скупил в Садовниках несколько дворов и впоследствии продал весь участок не менее богатому Андрею Родионовичу Баташову. Сын Родиона Ивановича, получившего в наследство от основателя династии Баташовых два завода, Андрей Баташов построил еще два. О нем, его разгульной жизни и преступлениях ходили легенды. Он поселился в Гусь-Железном и построил для себя огромный дом, похожий на средневековый замок, прозванный «Орлиным гнездом». Рассказывали, что в подвалах под ним работал целый монетный двор, и когда приехала комиссия с проверкой, то владелец приказал подвалы затопить.

Здесь, в усадьбе в Садовниках, к набережной выходил старый каменный дом, возможно еще XVII столетия. В 1793 г. предполагалась существенная перестройка всей усадьбы, которая, однако, не завершилась. А.Р. Баташов скончался в 1799 г. и передал все сыну Андрею. В 1812 г. усадьба горела, и новая ее владелица, вдова А.А. Баташова Фекла Матвеевна, не стала восстанавливать жилой дом, а использовала его как нежилой. Баташовское богатство уже не было таким огромным. «Заводы, бывшие когда-то предметом удивления путешественников, зависти заводчиков, богатства и славы государства, оказались достойны лишь жалости и негодования всякого благомыслящего человека», – писал биограф.

На части старинной усадьбы перед рядами лавок в 1930–1931 гг. построили выразительное здание (№ 33) для Политехнического института кожевенной промышленности по проекту архитектора Б.В. Ефимовича в стиле советского конструктивизма. На стене здания доска с именами руководителей строительства и автора проекта. Теперь его занимает Московский университет дизайна и технологий. Обращает внимание упруго выгнутая линия полуротонды на углу с набережной и большие горизонтальные окна. Напротив здания по другую сторону Устьинского проезда еще недавно стоял жилой дом того же автора – здесь был ансамбль в едином стиле.

По Садовнической улице к основному зданию примыкают невыразительные утилитарные постройки этого университета (1977 г., архитектор Е.В. Рыбицкий), а за ними дом (№ 39), построенный в 1901 г. В то время там находилась чайная Московского столичного попечительства народной трезвости. Одновременно с введением казенной монополии на водку, извлечением огромных доходов путем активного спаивания народа власти учредили «общества народной трезвости», на которых была «Державною волею Русского Царя возложена почетная, но трудная задача: побороть пьянство, как векового врага нашего». Эти общества открывали чайные, столовые, народные дома с кружками, читальнями, библиотеками, театрами, надеясь таким образом отвлечь народ от пагубных привычек искать истину на дне рюмки. Как и многие попытки достижения заветной цели, эта тоже окончилась ничем.

В 70-х гг. XVIII в. этот участок входил в обширную усадьбу, занимавшую современные владения № 35–41, на протяжении многих десятилетий принадлежавшую купцам Иконниковым. Основатель купеческой династии Иван Григорьевич Иконников переехал в Москву из Зарайска, стал купцом первой гильдии, приписанным к Большой Садовой слободе. Основу его благосостояния составляли текстильные фабрики.

На территории усадьбы находилось несколько деревянных и каменных строений, но в пожар 1812 г. почти все сгорело: на плане 1817 г. «дому московского мещанина Ивана Иванова Иконникова» показан обгоревший каменный флигель, который затем был восстановлен и надстроен и стал главным домом (№ 41) всей усадьбы. Его расширили пристройками в 1837 г. В интерьере сохранялись декоративные детали второй половины XIX в.

Дом № 43 во дворе большого жилого здания стоит не на своем исконном месте – его передвинули с Комиссариатской набережной, когда строили там большой жилой дом. Хорошо, что не сломали, – даже тогда, в 1950-х гг., нашлись люди, протестовавшие против вандализма и, что самое главное и удивительное, победившие. Правда, при передвижке и повороте фасадом на Садовническую улицу часть старинных палат поломали, но все-таки многое осталось и было отреставрировано.

Палаты впервые обозначены на плане владения купца Аники Иконникова 1796 г.; в 1810 г. следующий владелец, тоже купец, Кузьма Баженов, перестроил их, а после пожара 1812 г. фасад палат был обновлен.

Портик довольно оригинален: спаренные колонны, поддерживающие арки, между которыми – и это совсем уж необычно – поставлены женские головки в круглых нишах. В некоторых работах сообщается, что в этом доме родился знаменитый архитектор Матвей Федорович Казаков, но никаких тому документальных подтверждений нет.

Последний дом на левой стороне Садовнической улицы на углу с Комиссариатским переулком (№ 51) построен перед войной (1937–1939 гг., архитекторы В.В. Яновский и С.И. Байков), проект для него – жилого дома Московского военного округа – датируется 1936 г. По проекту на углу здания предполагалось поставить огромные, высотой в три этажа, фигуры красноармейца и рабочего.

Во дворе находится дом 1893 г., построенный для причта церкви Космы и Дамиана, которая стояла напротив, примерно посередине корпуса дома по Комиссариатскому переулку. Главный алтарь церкви был освящен в честь Владимирской иконы Богоматери, а придельные – святых Космы и Дамиана и святого Николая. По документам церковь известна с 1625 г., деревянное ее здание было заменено каменным в 1657 г., и, как отмечал автор книги «Седая старина Москвы» И.К. Кондратьев, церковь «весьма невелика, но отличается вкусом нашего древнего зодчества». И действительно, она даже среди нарядных московских церквей выделялась своим узорочьем: разнообразными наличниками, орнаментом шей у главок, пучками колонок в обрамлении арок стройной шатровой колокольни, обработкой портала, о котором автор путеводителя по Москве Ф.Ф. Горностаев писал: «Изумительная обработка наружного портала церкви святых Космы и Дамиана в Садовниках, где перспективный арочный вид портала превратился в какую-то криволинейную форму наслоений бус, еще лишний раз наглядно указывает, что и в эту пору взгляды на полуколонны и колонны недалеко ушли от древних раннемосковских взглядов». Как было написано на местном Владимирском образе, освящена церковь в 1662 г. патриархом Никоном, а на месте деревянной поставили памятник к востоку от построенного здания. Космодамианскую церковь сломали в 1933–1934 гг.

Правая сторона Садовнической улицы начинается с дома № 42, остатка большой усадьбы, через которую прошла подъездная трасса с вновь построенного Большого Устьинского моста.

Эта усадьба в середине XVIII в. принадлежала военачальнику времен Семилетней войны генерал-аншефу Я.Л. Фролову-Багрееву; известно, что в 1798 г. в усадьбе, владелицей которой тогда была княгиня Марфа Петровна Оболенская, главный дом представлял собой протяженное одноэтажное строение с двумя симметричными крыльями, формировавшими обширный парадный двор. За домом до канала располагался сад с беседкой и двумя прудами.

В конце XIX в. это немалое владение принадлежало князю Сан-Донато, но не итальянцу, как можно было бы подумать, а природному русаку – Павлу Павловичу Демидову, унаследовавшему титул от бездетного дяди Анатолия Николаевича Демидова. Последний жил в основном за границей – главным образом во Флоренции – и был пожалован великим герцогом Тосканским титулом князя Сан-Донато (по названию имения, приобретенного еще его отцом Николаем Никитичем Демидовым, где он построил в 1827–1831 гг. огромный великолепный дворец).

Павел Павлович Демидов окончил юридический факультет Петербургского университета, служил в русских посольствах в Вене и Париже, а вернувшись в Россию, занял скромный пост в губернском правлении в небольшом провинциальном городе Каменец-Подольском, но потом стал киевским городским головой. Последние годы он провел во Флоренции, где, как и другие «итальянские» Демидовы, жертвовал большие суммы на благотворительные цели. Благодарные жители города поместили фамильный герб Демидовых на фасаде знаменитого собора Санта-Мария дель Фьоре, где его можно видеть справа от входа. Под ним расположена надпись: «Paolo Demidoff».

Павел Демидов скончался во Флоренции в 1885 г., оставив большое наследство четырем сыновьям, которые и владели этим участком в Садовниках. Они в 1908 г. продали его за 110 тысяч рублей крестьянину Гавриле Воинову, для которого архитектор П.К. Рубинштейн построил жилой дом (№ 42) по Садовнической улице, где на первом этаже находились магазины обувной и готового платья, булочная и колониальная лавка, а на верхних этажах – квартиры. К правому торцу этого здания примыкал старый барский дом, разрушенный в советское время при возведении современного Большого Устьинского моста.

Со стороны Садовнической набережной на этом же участке в 1916 г. построен жилой дом (№ 35) по проекту архитектора М.А. Мухина.

Особняк (№ 44) построен в 1887 г. архитектором И.А. Мазуриным для «московского купеческого сына» В.С. Зеленого – в его роду владение находилось с того времени, как купец Памфил Петрович Зеленый в 1837 г. построил на бывшем пустопорожнем участке деревянный двухэтажный дом, стоявший на месте современного.

По самому раннему плану, датируемому 1804 г., участок (№ 46) с деревянными строениями и обширным садом принадлежал московскому купцу Александру Никитину сыну Орлову. После пожара 1812 г. поменялся его владелец – им стал купец Федор Григорьевич Котельников, и застройка полностью изменилась: появился каменный двухэтажный жилой дом по красной линии Садовнической улицы, центр которого был выделен четырьмя пилястрами. Этот дом вошел в центральную часть современного, значительно перестроенного в 1900 г. купцом И.А. Мошкиным. Дом рядом (№ 48) построен в 1902–1903 гг. при владелице потомственной почетной гражданке Анне Васильевне Мошкиной.

Оглавление книги


Генерация: 0.158. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз