Книга: Прогулки по Петербургу с Виктором Бузиновым. 36 увлекательных путешествий по Северной столице

Улица Достоевского

Улица Достоевского

Обычная петербургская улица. Правда, отмечена она великим именем. До 1915 года улица носила название Ямской. Точно также до 1902 года улица Гоголя называлась Малой Морской. Если следовать современной логике, надо переименовать улицу Достоевского обратно в Ямскую, как переименовали улицу Гоголя. А что? Чем Гоголь хуже Достоевского? Или старинное название Ямская хуже Малой Морской? Так что не знаю, не знаю – сколько нам еще ходить по улице Достоевского?

Название Ямская происходит от существовавшей поблизости ямщицкой слободы. А вот в 1915 году решено было увековечить память Федора Михайловича Достоевского, жившего здесь в доме № 2 и умершего здесь же в 1881 году. Интересно то, что жил он здесь дважды – первый раз в 1846 году, а второй уже с 1878 года до самой смерти. Сейчас в доме № 2 – всемирно известный музей-квартира Ф. М. Достоевского. Иностранцы вообще считают, что «загадочную русскую душу» нужно изучать именно по Достоевскому. Но тут они ошибаются – русская душа еще загадочнее.

Но мы отвлеклись. Пожалуй, Ямской улице повезло – она отмечена несколькими очень интересными сооружениями. В первую очередь, это, конечно, Кузнечный рынок. Официально он не принадлежит к улице Достоевского, хотя и выходит на нее прямо напротив квартиры писателя. Дом № 1 по улице Достоевского следующий, а рынок имеет нумерацию: дом № 3 по Кузнечному переулку. В XIX веке на месте Кузнечного рынка находились склады и дровяные сараи Владимирской церкви. Рынок был спроектирован в 1922–1925 годах архитекторами С. О. Овсянниковым и А. С. Прониным, скульптор В. Ф. Разумовский. Строительство завершилось к 1927 году. При посещении Кузнечного рынка я всегда вспоминаю Николая Павловича Анциферова и его статью «Экскурсии по экономическому и социальному быту городов (обследование рынка)». А начинает он ее строчками из одной сатиры Горация:

Один я, куда мне угодно,Прямо иду, справляясь, почем мука и капуста.

Где рынок – там и баня. На ул. Достоевского, 9, существуют Ямские, или в просторечии «достоевские», бани. Здание построено в 1859 году архитектором Александром Зацким. И, что интересно, это не только бани, но и соединенный с ними громадный доходный дом, выходящий и на Малую Московскую, и в Свечной переулок. Когда-то помывочное заведение называлось «банями Туляковых». Есть прекрасная книга Игоря Алексеевича Богданова «Три века русской бани», где он цитирует, в частности, некое издание «Петербургский комиссионер». О владельцах бань братьях Туляковых там говорится, что «они захватили в руки все окрестные бани, и куда ни пойди, все попадешь к ним. Так принадлежат или находятся в их аренде бани близ Знаменья, влево от них, у Владимирской, в Свечном переулке, а вправо на Моховой, у Семионовского моста – третьи бани».[132] Ну, вот, бани в Московской части в Свечном переулке – это нынешние «Ямские бани».

Как-то так получилось, что улица Достоевского, несмотря на ее литературное название, интереснее в архитектурном отношении, чем соседние Коломенская и Разъезжая. Ей повезло больше. Правда, самые выдающиеся дома «собрались» в конце улицы. Здесь мы встречаем имя замечательного архитектора Павла Юльевича Сюзора (дома № 27 и № 29). Правда, нельзя сказать, чтобы дома эти особо примечательны. Построены они в начале 80-х годов XIX века, когда Сюзор стал уже известным архитектором, у него появилось много заказов. Конечно, не все здания, построенные Сюзором, так известны, как, скажем, доходный дом Ратькова-Рожнова на Пантелеймоновской или знаменитый дом компании «Зингер» на Невском. Еще на улице Достоевского Сюзором построен дом № 5. Эти дома, может быть, не бросаются в глаза, но в них было удобно жить, они вписались в городскую среду, да и сами создали ее.

Недалеко от домов Сюзора три дома, так сказать, пример «семейственности в архитектуре». Два из них – № 23 и № 25 построены Николаем Петровичем Басиным в начале 1880-х годов, а дом № 26 – в 1911 году уже Борисом Николаевичем Басиным. Видно, как изменились архитектурные вкусы. Николай Петрович известен нам, как мастер периода эклектики («дом-комод» на площади перед Александринским театром). Таковы и его доходные дома. А Борис Николаевич уже вносит в оформление фасада черты модерна.




Дома 5 и 25 по улице Достоевского. 2014 год

Дом 36 по улице Достоевского. 2014 год

Рядом – два интересных дома № 36 и № 38. Это собственные доходные дома архитекторов Гавриила Барановского и Николая Никонова. А когда архитектор строит собственный дом, то есть – сам себе заказчик – он чувствует себя гораздо свободнее.

Облицованный светлой керамической плиткой, дом Барановского сразу обращает на себя внимание, благодаря ленточным балконам на четырех из пяти этажей. Мало того, это дом, если так можно выразиться, «демократичный». Какова планировка типичного доходного дома: престижные квартиры, выходящие окнами на улицу, вход в которые с парадной лестницы. И квартирки похуже, окнами во двор и вход со двора. А Барановский, проектируя доходный дом по ул. Ломоносова, 14 (бывший Чернышев пер.), вводит общую парадную лестницу для всех жильцов дома. При строительстве же своего дома на Ямской архитектор предусмотрел, что все жильцы дома входят через общую парадную, но обитатели дворового корпуса попадают в свои квартиры по галерее над внутренним двором с уровня второго этажа. Такой вот «демократичный» дом.


Дом 38 по улице Достоевского. 2014 год

Рядом – дом архитектора Николая Никонова, долгие годы бывшего епархиальным архитектором, строившего Воскресенский скит на Валааме, и церкви по всей стране. В Петербурге это, прежде всего, Иоанновский женский монастырь на Карповке, где погребено тело отца Иоанна Кронштадтского. Вот и собственный дом архитектора выражает его пристрастия – тяготение к русскому стилю, декоративные вставки, чем-то напоминающие иконы.

Таковы два дома – два характера.

Ну и, наконец, самое, пожалуй, интересное здание, вернее, комплекс заводских зданий на Ямской улице. Это бывший механический завод К. Зигеля, ныне «Хронотрон». Здание (дом № 44) сразу обращает на себя внимание. Фабрикант и инженер-механик Курт Зигель основал в 1877 году в Петербурге механический завод и поручил строительство мастерских и собственного дома в квартале между Ямской и Николаевской (ныне – ул. Марата) известному петербургскому зодчему Иерониму Китнеру.

Китнеры – это те самые «петербургские иностранцы», которые очень много сделали для своей новой родины.[133] Отец – Севастьян Китнер родился в Моравии, входившей тогда в состав Австрийской империи, обучался мастерству в Германии. Прибыв в Петербург в 1819 году, он открыл мастерскую по изготовлению ламп, ставшую вскоре очень популярной. В то время мир переходил от свечного освещения к масляному, и лампы требовались в большом количестве. А Севастьян Китнер, видимо, дело свое знал. Его лампы стояли, а люстры висели во всех особняках Петербурга, освещали залы Благородного собрания, дворца в Павловске, Нового Эрмитажа и многие-многие другие. Некоторые люстры и фонари делались по рисункам Карла Росси – для Михайловского дворца, в частности. Третий сын Севастьяна Иероним стал архитектором и вошел в историю архитектуры, как «мастер кирпичного стиля».




Дом 44 по улице Достоевского. 2014 год

И вот – завод и особняк Курта Зигеля. Это 1888–1889 годы, достроены в 1890–1900-е годы.[134] Перед архитектором стояла задача: разместить на соседних участках различные по функциям здания – жилые и производственные. В XIX веке было принято, чтобы владелец завода жил при заводе. То ли с экологией тогда все было в порядке, то ли требовался постоянный хозяйский глаз. К примеру, неподалеку на Лиговке, в особняке, граничащем с чугунолитейным заводом, жил его владелец Франц Карлович Сан-Галли.


Дом 63 по улице Марата

Итак, со стороны Николаевской улицы (ныне – ул. Марата, 63) Китнер строит двухэтажный особняк владельца в формах французского ренессанса. Больше всего он напоминает то ли замок Синей Бороды, то ли замок Спящей Красавицы с картинок к сказкам Перро. Башенка, увенчанная шатром, крутой абрис кровли, трехгранный эркер и еще множество изысканных деталей и форм украшают это небольшое, но чрезвычайно выразительное сооружение.

Производственные корпуса были вынесены архитектором на Ямскую улицу. Несмотря на утилитарное назначение зданий, они проработаны с той же тщательностью и мастерством.

Трехэтажное здание, в котором размещались мастерские, контора и магазин механических изделий, решено в лучших традициях «кирпичного стиля». Силуэт обогащен остроугольными щипцами с арочками, в которых размещены сюжеты с изображениями инструментов, монограммы владельца и растительного орнамента, выполненные в технике граффито. Мотив щипцов меньшего размера повторяется на втором и третьем этажах, создает вертикальный ритм фасада. У входа в здание – фигуры медведей, изготовленные из металла по модели скульптора А. Л. Обера. Медведи обхватили стволы деревьев, увенчанные шарами-светильниками. Здоровенные такие звери, с острыми длинными когтями. Соседнее здание построено в 1902 году по проекту архитектора Р. А. Берзена.

«Реконструированная в 1980-х годах часть комплекса, несмотря на излишнюю лапидарность, не вносит диссонанса в историческую среду, демонстрируя лишь низкое качество кирпичной кладки. Здания мастерских состоят под охраной как памятники истории и культуры местного значения. Они используются сейчас ОАО „Хронотрон“ в производственных целях, но выгодное местоположение, близость к центру и компактность всего комплекса побуждают предлагать его к перепрофилированию».[135]

Может, уже и предложили?..

Оглавление книги


Генерация: 0.099. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз