Книга: Золотой треугольник Петербурга. Конюшенные: улицы, площадь, мосты [Историко-архитектурный путеводитель]

Петришуле

Петришуле

Участок немецкого лютеранского прихода являлся также важнейшим центром образования. С 1735 года здесь работала старейшая петербургская школа, организованная еще в 1709 году при доме вице-адмирала К.И. Крюйса, у берега Невы. После перемещения к церкви св. ап. Петра школа занимала одноэтажный деревянный дом на углу Невского проспекта и Большой Конюшенной улицы. В 1747-1748 годах архитектор из Германии И.Г. Кемпф построил на том же месте представительный каменный дом, где и разместилось приходское училище.

22 февраля 1763 года торжественно открыто для занятий новое здание школы, расположенное позади кирхи, в северной части двора. После нескольких перестроек оно стало пятиэтажным. В центре фасада, окрашенного в розовый колер с белыми деталями, выделяется первоначальный барочный портик из шести грациозных колонн. Ныне это средняя школа № 222 с углубленным изучением немецкого языка, вернувшая историческое имя – «Петр шпуле».

Здание возведено в 1760-1762 годах каменных дел мастером из Риги Мартином Людвигом Гофманом (Хофманом). Был ли строитель автором проекта – неизвестно. До этого Гофман работал в Ораниенбауме под руководством величайшего мастера барокко Ф.Б. Растрелли, что помогло ему проникнуться изысканным духом этого стиля.

Большую сумму на постройку школы пожертвовал барон Г.Х. Штегельман – крупный банкир, староста лютеранской общины Петрикирхе. Усадебный дом Штегельмана, сооруженный в 1750-1753 годах Ф.Б. Растрелли, находился неподалеку, на набережной Мойки (дом № 50, перестроен). Закладку школьного здания произвел в мае 1760 года граф Я.Е. Сивере. Видный государственный и военный деятель, он считался руководителем строительства.


Петришуле. Главный фасад здания 1760-х гг. Реконструкция В.В. Смирнова

Прежде скромное начальное училище преобразовали в образцовую Школу языков, искусств и наук. Определяющую роль в этом сыграл А.Ф. Бюшинг, педагог, философ и богослов из Геттингена, приглашенный в 1761 году на должность директора школы и проповедника Петрикирхе. Бюшинг стремился создать условия для разностороннего образования и воспитания детей разных сословий. Учебные программы были расширены, привлечены опытные преподаватели, увеличилось число учеников.

Здание Петришуле представляет исключительный интерес и как старейшее учебное сооружение, и как прекрасный образец позднего барокко. Еще И.Г. Георги указывал, что оно «по обширности и красоте достойно примечания»[124]. В его композиции, по словам профессора В.В. Смирнова, «воплотился господствующий в эпоху Просвещения взгляд на учебное заведение как храм науки, с непременными атрибутами дворцовой парадности»[125].


Петришуле. Фото 1900-х гг.

Первоначально здание было двухэтажным. В центре сильно выступал вперед повышенный ризалит, завершенный на всю ширину внушительным лучковым фронтоном. Почти скульптурную выразительность придавали этому звену фасада изящные приставные колонны, поднятые на коротких пилонах.

Обычно в постройках зрелого петербургского барокко колонны выходят из поля стены на три четверти, здесь же их вытянутые легкие фусты сделаны полнообъемными, что подчеркивает пластику и живописность композиции. Эффект усиливали две колонны по бокам, дополнявшие стройный шестиколонный портик. Раскреповки придают антаблементу беспокойное зубчатое очертание. Сложные фигурные наличники арочных проёмов второго этажа увенчаны лучковыми сандриками, в которые вкомпонованы рельефные раковины.


Петришуле. Изразцовая печь в конференцзале. Рисунок 1870-х гг.

Несмотря на позднейшие перестройки, центральная часть фасада дошла до нас почти в первозданном виде, сохранив пленительный характер подлинного барокко. Уцелели здесь и кованные железные решетки балконов. Затейливый рисунок их сплетается из растительных завитков. Позолоченные латинские литеры на решетках St-P-S обозначают полное название учебного заведения – Санкт-Петришуле.

Тип окон и наличников среднего ризалита равномерно повторялся на всем фасаде. Его трехчастная симметричная композиция замыкалась по краям малыми плоскими портиками. Каждый из них включал по четыре пилястры. Центральный ризалит отвечал местоположению вестибюля и, выше, двухсветного актового зала. Парадная лестница находилась за ними в глубине. Входная зона и актовый зал составляли ядро П-образного в плане здания. Большинство классов располагалось в линию вдоль главного фасада с ориентацией на юг. Они были связаны коридорами. В боковых крыльях размещались спальни пансиона – дортуары.

Великолепным украшением актового зала служили две высокие угловые печи, облицованные узорными изразцами[126]. Эти многоярусные сооружения ступенчатой формы со сложными карнизами, узкими арками и миниатюрными колонками расписаны синим цветом по белой глазури. Разнообразие орнаментов дополнено в нижнем ярусе сюжетами в прихотливых рокайльных обрамлениях. Уникальные образцы декоративного искусства середины XVIII века носят поистине дворцовый характер и не уступают даже печам Большого Царскосельского дворца. Уже в позапрошлом столетии они почитались достопримечательностями. Как отмечалось в журнале «Зодчий», школьные печи «производят впечатление чего-то импонирующего, грандиозного, причем это впечатление несколько ослабляется непропорциональностью размеров залы, весьма малой для помещения таких масс…»[127]. При последующей перестройке здания их перенесли в новый актовый зал.

Возросший престиж и значение Петрикирхе нашли отражение в указе Екатерины II 1764 года о высочайшем покровительстве и освобождении от городских повинностей. Императрица высказала намерение создать школу, которая «не токмо с наилучшими иностранными сравнится, но в совершенстве оные еще превзойти могла»[128]. В 1783 году заведение получило статус Главного немецкого училища. Рост численности учащихся вызвал потребность расширить здание.

Реконструкцию осуществил в 1799 году архитектор Джакомо Феррари, который одновременно начал возведение Башни Городской думы на Невском проспекте, а ранее построил дом при Петрикирхе (Большая Конюшенная улица, 10). Школьное здание надстроили третьим этажом, в один уровень с центральным ризалитом. Фронтон над ризалитом заменили меньшим по ширине.

В соответствии с новыми вкусами строгого классицизма Феррари решительно упростил рисунок боковых частей фасада, сбил фигурные барочные наличники и убрал малые пилястровые портики. Возник резкий контраст между средним, богатым по пластике, звеном и расходящимися от него гладкими стенами с прямоугольными окнами без обрамлений. В облике здания механистично соединились «дворцовая» пышность барокко и прозаическая лаконичность классицизма. Композиция фасада утратила былую целостность.


Петришуле. Главный фасад здания 1879 г. Реконструкция В.В. Смирнова

В таком виде здание простояло три четверти столетия. В 1876-1877 годах, при директоре школы Г. Графе, последовала еще одна перестройка, поскольку старые стены вновь оказались тесными. Реконструкцию осуществили по проекту и под наблюдением академика архитектуры А.Х. Пеля[129], бывшего питомца Петришуле. Эту объемную работу Пель выполнил безвозмездно, в дар взрастившему его учебному заведению. В перестройке участвовал его зять, архитектор Ю.Ф. Бруни.

Александр Христофорович Пель был на редкость плодовитым строителем, активно практиковавшим в 1830-1870-х годах. Считалось, что он построил в Петербурге более 500 домов[130]. Большинство из них исчезло, но и сегодня в городе насчитывается около 60 возведенных или реконструированных им зданий. Долгое время А.Х. Пель трудился помощником О. Монферрана, но основной самостоятельный вклад он внес в жилую застройку.


Петришуле. Ветибюль и парадная лестница. Фото 1900-х гг.

В начальный период творчества архитектор выступал продолжателем позднего классицизма. Один из многих примеров – особняк С.С. Гагарина на Большой Морской улице, 52 (ныне – Дом архитектора). Для перехода к ранней эклектике показательны его собственные дома на Моховой улице, 22/12, на Литейном проспекте, 44 и 46. В том же ряду – доходные дома Немецкой лютеранской церкви св. ап. Петра на Большой и Малой Конюшенных улицах, 12 и 7 (о них подробнее будет сказано далее). Расширение Петришуле – последняя крупная работа Пеля.

Архитектор и художник Ю.Ф. Бруни не оставил значительного следа. Он служил в дворцовом правлении, занимался загородным строительством. Кроме того, состоял архитектором немецкой лютеранской общины, для которой перестроил дом № 10 по Большой Конюшенной улице.

В результате реконструкции 1876-1877 годов здание школы претерпело кардинальные изменения. Надстройка четвертого этажа увеличила его вместимость, но придала ему большую массивность. Для расширения классов, обращенных на юг, старую фасадную стену разобрали, а новую выдвинули на 2 м вперед. Центральный барочный ризалит, ставший исторической приметой школы, был вроде бы бережно сохранен, но потерял прежнюю объемность, а также лишился боковых колонн и фронтона. Окна его третьего уровня растесаны вверх, а изысканно-стройные колонны нагружены неуклюжими пилонами надстроенного этажа.

Весь фасад Пель наделил наличниками, непременными элементами эклектики. Основной тип обрамлений с «плечиками» напоминал о раннем петербургском барокко. Более сложные наличники по краям фасада вторили очертаниям средней группы проемов с лучковыми сандриками. Это давало намек на трехосевую схему, правда, не столь отчетливо выраженную, как в первоначальном здании.

Композиция, созданная Пелем, была наполнена реминисценциями петербургского барокко. Однако при всем почтении к истории функциональные требования при перестройке взяли вверх. По сути дела, архитектор возвел новое сооружение. Даже включенный в него центральный портик 1760-х годов частично утратил подлинные черты.

Обновление еще больше затронуло внутреннюю структуру школьного здания. На месте прежних вестибюля, лестницы и зала соорудили просторную парадную лестницу. В глубине, перпендикулярно основному корпусу, возвели средний флигель. Здание получило в плане Ш-образную конфигурацию, замкнутую по периметру. В пристроенном флигеле разместились: гимнастический зал внизу, над ним – двусветный актовый зал, а наверху – помещение для педагогического совета и библиотеки.

Среди петербургских школ актовый зал Петришуле выделялся огромными размерами и прекрасной акустикой. Новым словом строительной техники стало его железобетонное перекрытие – монолитная ребристая плита[131]. В зале устроили балкон на чугунных колоннах. Плафон расчертили профилированные тяги, а под карнизом повисли лепные гирлянды. Достойное место в новом зале заняли старинные изразцовые печи.

Модернизация сопровождалась устройством центрального водяного отопления и механической вентиляции. Затем здание было обеспечено электричеством. Все это позволило сделать его комфортным для учащихся и педагогов.

Таким образом, за столетие с небольшим Петришуле претерпела двойную метаморфозу. Первоначальное сооружение 1760-1762 годов, прошедшее промежуточную перестройку 1799 года, вошло в состав более крупного здания после реконструкции 1876-1877 годов. Уже в начале XX века школа была еще раз перестроена, о чем пойдет речь чуть позднее.

Петришуле удерживала ведущие позиции в ряду столичных школ. С 1836 года ее уравняли в правах с государственными учебными заведениями. Школа стала знаменитой благодаря своим педагогам и воспитанникам[132]. Учитывая историко-архитектурный жанр этой книги, ограничимся только упоминанием архитекторов и мастеров изобразительного искусства.

Плеяду петербургских зодчих, вышедших из Петришуле, возглавляет К.И. Росси. В разные годы здесь учились К.А. Тон, А.Х. Пель, Н.Л. Бенуа, А.И. Кракау, В.А. Шрейбер. А.А. Пуаро, Л.Л. Бонштедт, Д.И. Гримм, Ц.А. Кавос, В.Ф. Геккер, Р.А. Гедике, В.А. Кенель, В.А. Шретер, М.Е. Месмахер, А.А. Гимпель, В.В. Шауб, Р.И. Кригер, К.К. Шмидт, В.И. Шене, В.Э. Коллинс. В большинстве они имели немецкие корни. Следует отметить, что некоторые из названных архитекторов строили в районе Конюшенных улиц.

Воспитанниками школы были художник-анималист Н.Е. Сверчков, скульпторы Г.Р. Залеман и Р.Р. Бах.

Особое место среди бывших учеников Петришуле занимает выдающийся картограф и геодезист Ф.Ф. Шуберт. Составленный им в 1828 году «Подробный план столичного города Санкт-Петербурга» («План Шуберта») остается ценнейшим материалом по планировке и застройке города эпохи классицизма.

К концу XIX века в Главном немецком училище св. Петра насчитывалось 1200 учащихся. Количество их все возрастало. По существу, здесь работал целый учебный комбинат. В его состав входили начальная (элементарная) школа для мальчиков и девочек, реальное училище, мужская и женская гимназии.

В 1913-1915 годах учебный комплекс был вновь расширен по проекту и под руководством Владимира Эдуардовича Коллинса. Судьба этого архитектора кровно связана с Петришуле, которую он окончил, и с немецкой общиной Петербурга. Прадед и дед Коллинса были директорами школы. С 1907 года он состоял архитектором управления домами Немецкой лютеранской церкви св. ап. Петра.

Проект В.Э. Коллинса был задуман с размахом[133]. Главное здание Петришуле предполагалось объединить встроенными звеньями с домами по Большой Конюшенной улице, 10, и Малой Конюшенной, 5, надстроив все корпуса пятым этажом. Внутренние дворы школы следовало увеличить за счет сноса старых флигелей. Модернизация планировки (с пробивкой стен и проемов) позволяла устроить просторные и светлые коридоры-рекреации. Учебный комплекс во всю ширину квартала между Конюшенными улицами был рассчитан на 2000 учащихся.

Столь масштабный проект удалось реализовать далеко не полностью. Вероятно, этому помешали события Первой мировой войны. Тем более, что они всколыхнули в российском обществе антинемецкие настроения. (Тогда же школу начали не совсем правильно именовать «Петершуле».)




Петришуле. Общий вид и центральный ризалит. Фото 2017 г.

Коллинс осуществил реконструкцию главного здания и связанного с ним корпуса на Малой Конюшенной, 5. Однако намечавшееся расширение школы в сторону Большой Конюшенной улицы не состоялось. В результате комплекс получился асимметричным. Эта особенность ясно видна на плане. Вместе с тем основной фасад Петришуле остался самостоятельной, законченной композицией, решенной по законам симметрии[134].

Надстроенный пятый этаж отвели под учебные помещения и квартиры, а над актовым залом разместили равный ему по размерам новый гимнастический зал со стеклянной крышей. Два верхних этажа центрального ризалита Коллинс объединил снаружи четырехпилястровым портиком. Эта ордерная композиция вторит в несколько упрощенном виде первоначальному барочному портику продолжая его строй по вертикали. Завершается фасад лучковым фронтоном, как бы перенесенным со старого здания Петришуле.

Коллинс стремился достичь стилевого единства, оттеняя приоритетное значение подлинного фрагмента XVIII века. В этом проявился не только пиетет к истории alma mater. Воскрешение традиций зодчества Старого Петербурга составляло базис мощного ретроспективного движения в архитектуре начала XX века, достигшего апогея в 1910-х годах.

Сочетание форм барокко и необарокко позволило привести разновременные части фасада к общему стилевому знаменателю. Внешний облик здания производит вполне целостное впечатление, несмотря на его многослойность. Таким же многослойным является и присоединенный к Петришуле корпус на Малой Конюшенной улице (правая часть дома № 5). Фасад его также выдержан в характере необарокко.

Еще в 1818-1819 годах на этом месте был сооружен Сиротский приют. Автор этого здания – Александр Егорович Штауберт, видный зодчий периода высокого и позднего классицизма, работавший преимущественно по Военному ведомству. Им построен ряд крупных казарменных, учебных и больничных зданий и комплексов, возведено по проекту К.И. Росси здание Сената и Синода.


Малая Конюшенная улица, 5. Фото 2016 г.

Сиротский приют на Малой Конюшенной улице представлял собой трехэтажное здание с лаконичным фасадом. Рустовка первого этажа (распространенный в классицизме прием) создавала подобие цоколя. Второй этаж выделялся треугольными сандриками над окнами. Крайние оси фасада были акцентированы окнами арочного типа[135].

Позднее этот дом приспособили под женское отделение Петришуле. С главным зданием его связывал переход на уровне второго этажа. (Ранее, с 1760-х годов, пансион и начальная школа для девочек находились во флигеле у Невского проспекта.)

В 1870-1871 годах корпус на Малой Конюшенной перестроил, добавив четвертый этаж, Ю.Ф. Бруни. Существующий вид здание женской гимназии приобрело, как уже говорилось, одновременно с общей реконструкцией Петришуле в 1913-1915 годах. Оформив фасад по мотивам петербургского барокко, В.Э. Коллинс подчеркнул его неразрывную связь с главным зданием.

Наиболее нарядно решен второй этаж фасада женской гимназии. Полуциркульные окна очерчены лучковыми сандриками. Выше проходят ряды наличников с «плечиками» и замковыми камнями. Боковые звенья акцентированы пилястрами большого ордера и дуговыми фронтонами. Все эти элементы корреспондируют главному фасаду Петришуле, но здание на Малой Конюшенной играет в составе комплекса подчиненную, второстепенную роль. Женская гимназия состыкована внутри квартала с основным корпусом Петришуле короткой пятиэтажной вставкой. В расширенный внутренний двор обращены рекреационные коридоры.

Реконструкция Коллинса показательна для своего времени как новизной функциональной организации, так и воссозданием определенного исторического стиля.

После Октябрьской революции Петришуле отделили от церковной общины и включили в систему единой трудовой школы. С 1941 года за ней закрепился запоминающийся № 222. Женская школа до объединения с мужской в 1965 году работала на Малой Конюшенной улице под № 217. Теперь в этом корпусе находится также музыкальная школа № 18. В 1991 году к цифровому обозначению № 222 добавилось возвращенное историческое название – «Петришуле».

В советский период школа отличалась высоким уровнем образования. Из этих стен вышло немало видных деятелей науки и культуры. Среди них – известные архитекторы А.В. Жук, Н.З. Матусевич, М.И. Левин, А.П. Изотко, Н.П. Ульянов (летописец Петришуле), В.В. Смирнов (автор трудов по школьному строительству), историки архитектуры Н.Я. Лейбошиц и А.Л. Пунин. В 1943 году в здании открылось училище мастеров-реставраторов, которым руководил архитектор И.А. Вакс. Затем оно вошло в состав Ленинградского высшего художественно-промышленного училища имени В.И. Мухиной (ныне – Художественно-промышленная академия имени А.Л. Штиглица).

Раньше во фронтоне здания была помещена тройная датировка: «1760 1915 1958». Теперь последняя дата стерта. Наверное, она свидетельствовала о ремонте, в ходе которого могли производиться какие-то переделки.

17 августа 1977 года в школе вспыхнул пожар. При восстановлении парадной лестницы каменные марши пришлось заменить железобетонными, с ограждением упрощенного рисунка. Многолетняя реставрация актового зала закончена в 2005 году.

Здание Петришуле с его уникальной биографией принадлежит к выдающимся архитектурным памятникам, в которых как бы спрессованы воедино разные исторические пласты.

Оглавление книги


Генерация: 0.262. Запросов К БД/Cache: 3 / 2
поделиться
Вверх Вниз