Книга: Золотой треугольник Петербурга. Конюшенные: улицы, площадь, мосты [Историко-архитектурный путеводитель]

Участок Шведской церкви

Участок Шведской церкви

Когда в 1745 году финский и шведские приходы разделились, шведы устроили на своей половине молитвенный дом. В 1767-1769 годах вместо него возвели каменную церковь, освященную во имя св. Екатерины, соименной с царствовавшей императрицей. Это было первое церковное сооружение Юлия Матвеевича (Георга Фридриха) Фельтена, одного из крупнейших зодчих раннего классицизма.

Прямоугольный в плане храм располагался посередине южной стороны Шведского переулка. Главный фасад, обращенный в переулок, был решен в виде портика с четырьмя пилястрами коринфского ордера. Крупный фронтон заполняли лучи и лики херувимов. Венчала здание миниатюрная главка. Церковь освещали два ряда полуциркульных окон.

В композиции Шведской церкви Фельтен придерживался универсальных приемов классицизма. Он обошелся без традиционных для лютеранских храмов башни со шпилем. Между тем, этот зодчий выступил одним из основоположников неоготики в русской архитектуре. Впоследствии постройка Ю.М. Фельтена послужила ориентиром для Г.Х. Паульсена при проектировании соседней Финской церкви.

Первая Шведская церковь простояла почти столетие. Рядом в 1771 году был сооружен каменный дом на углу переулка и Малой Конюшенной улицы. Позднее, в 1781, 1792-1793 и 1821 годах, шведская община построила лицевые корпуса в одну линию вдоль Малой Конюшенной (не сохранились).

Г-образный в плане шведский участок был изолирован от финского глухой межевой стеной и служебными строениями. В каменных домах жили священники и служители, часть помещений сдавалась внаем. При церкви действовали школа (с 1824 года), детский приют и богадельня.

В 1860-х годах здесь произошли коренные преобразования. В это время приход возглавлял пастор Г.Ф. Цандт. Все строительные работы вел петербургский швед Карл Карлович (Карл-Фредерик) Андерсон.


Первая Шведская церковь. Гравюра XVIII в.

Будущий архитектор приехал в Петербург пятилетним в 1831 году и был зарегистрирован в шведском приходе св. Екатерины. Учился Карл Андерсон в Академии художеств у А.П. Брюллова, в 1846-1849 годах работал помощником Г.А. Боссе. Очевидно, он участвовал в перестройке дома Финской церкви на Большой Конюшенной улице, 4/1. В 1858 году получил звание академика архитектуры.

Видный мастер эклектики, Андерсон варьировал мотивы разных исторический стилей. В формах неоренессанса он построил дом А.Б. Финингофа (1855-1856 годы, набережная реки Мойки, 100) и особняк Аюдвига Нобеля (1873-1875 годы, Пироговская набережная, 19), необарокко – дом А.Д. Ржевуцкой (1857-1858 годы, улица Марата, 14), «стиля Аюдовика XVI» – дома Н.А. Булычевой (i860 год, Галерная улица, 32) и А.А. Ломача (1875 год, Большой проспект В. О., 5). Рационалистические принципы реализованы в сооружениях завода Аюдвига Нобеля на Выборгской стороне, новый тип здания представлял Народный театр на Васильевском острове. Это наиболее значимые примеры творчества архитектора[147]. Кроме того, в 1871 году он выполнил реконструкцию Финской церкви св. Марии.

16 августа 1862 года получил утверждение составленный Андерсоном проект четырехэтажного дома Шведской церкви. Под эту постройку отводилось две трети длины Шведского переулка (дом № 3). Стоявшая там церковь св. Екатерины предназначалась к слому. Проект корректировался весной 1863 года, включая перестройку углового корпуса на Малой Конюшенной улице и надстройку зала для гимнастики[148].


Генеральный план участков шведского и финского приходов. 1827 г.

Новое здание в Шведском переулке примкнуло вплотную к угловому дому Финской церкви, реконструированному в 1847 году Г.А. Боссе. Фасады корпусов шведского прихода Андерсон трактовал сдержанно, без особых претензий. Они обработаны лопатками, вверху декорированы поясами аркатуры и мелких зубчиков. Эти пояса – намек на мотивы романской архитектуры, созвучные зданию Шведской церкви на Малой Конюшенной улице.

Существующая евангелическо-лютеранская церковь св. Екатерины возведена Андерсоном в неороманском стиле. Есть сведения, что первый проект церкви составил архитектор К.К. Циглер фон Шафгаузен[149], построивший в 1859-1860 годах Эстонскую евангелическо-лютеранскую церковь св. Иоанна (улица Декабристов, 54). Проект Андерсона был утвержден 8 марта 1863 года Общим присутствием правления I округа путей сообщения, а 18 апреля – императором Александром II[150]. Строительство начали 28 июля 1863 года, освящение храма состоялось 28 ноября 1865 года.


Шведская церковь с соседними домами. Фото 1900-х гг.

В отличие от Финской кирхи, Шведская церковь расположена по красной линии Малой Конюшенной улицы. Она входила в сплошную периметральную застройку (разрыв слева образовался уже в 1900-х годах). Любопытно, что все три храма лютеранского квартала, включая Петрикирхе, ориентированы в разные стороны (а не сохранившаяся церковь, сооруженная Ю.М. Фельтеном, была развернута в четвертом направлении). Такая ситуация объясняется тем, что главные фасады церквей обращены к противолежащим улицам.

Постройка Шведской церкви св. Екатерины стала центральной вехой в творческой биографии Андерсона. Выбор неороманского стиля отвечал, по идее, духу протестантизма. В этом архитектор последовал примеру своих наставников – А.П. Брюллова и Г.А. Боссе. Автор проекта Петрикирхе, Брюллов положил начало неороманскому течению в Петербурге. По проекту Боссе 1862 года была воздвигнута Немецкая реформатская церковь на берегу Мойки, представлявшая иную версию того же стиля (перестроена в 1930-х годах).

В рамках этого течения Андерсон разработал другой тип храма – без башни. Трехчастный фасад трехнефной базилики завершен в центре внушительным треугольным шипцом. Вертикальные членения подчеркнуты уступчатыми контрфорсами. Рустованный цоколь разорван высоким арочным порталом с приземистыми колонками и двускатным шипцом. Над ним – круглое окно-«роза», которому вторят малые круглые окна боковых частей. По сторонам от портала стену прорезают большие проемы в виде двойных арок на колонках. Верхний ряд окон вписан в крупный аркатурно-колончатый пояс. Тройные проемы фланкируют среднюю пятичастную группу, которая ступенчато повышается по оси шипца. Мелкая аркатура обегает шипец изнутри, карнизы унизаны цепочками зубчиков. Силуэт здания довершал водруженный на вершине фасада крест.

Композиция храма и все ее элементы происходят из романской архитектуры. Естественно, Андерсон опирался и на новейший европейский опыт неороманского стиля. Черты сходства можно найти, например, с церковью Блазиехольм в Стокгольме – родном городе Андерсона (построена в 1860-е годы, архитектор Г. Шеберг, не сохранилась). Храм св. Екатерины отличают массивность, сильная пластика, резкость очертаний. Видимо, Андерсон желал добиться впечатления суровой «нордической» мощи, передать дух старины. Слитности форм отвечает монохромная окраска охристого оттенка.

Продольные боковые стороны здания раскрыты арочными окнами – узкими внизу, широкими вверху. Высокий молитвенный зал на 1200 человек опоясан аркадой на чугунных колоннах. Алтарь помещался в глубокой экседре. Запрестольный образ «Распятие» работы эстонского художника И. Келера обрамляла декоративная арка со щипцом.


Шведская церковь ев. Екатерины. Боковой фасад. Фрагмент

В зале установили орган фирмы В. Цауэра.

В отзыве о Шведской церкви, помещенном в 1871 году в одной из стокгольмских газет, отмечалось, что она выстроена «в одну линию с рядами домов по улице, и лишь когда окажешься напротив нее, сможешь охватить всю ее взглядом и осознать, насколько же она действительно прекрасна, но тогда она произведет на тебя большое впечатление. Внутренность церкви, начиная от поистине великолепного вестибюля, выдержана в строгом византийском стиле[151]. Он повсюду прост и чист, лишен всяких излишеств и вычурности, однако и не создает ощущения пустоты. Все деревянные части окрашены под дуб. Колонны по обе стороны широкого, выстланного коврами прохода, ведущего от входных дверей прямо к алтарю, отлиты из железа, но покрыты составом, удивительно напоминающим гранит»[152].

К концу XIX века шведский приход насчитывал около семи тысяч человек. Большинство из них составляли финляндские шведы. Среди известных прихожан разных периодов числились художники Б. Патерсен и К.П. Мазер, ювелиры Э. Болин и А. Тилландер, архитекторы К.К. Андерсон и Ф.И. Лидваль, промышленники Нобели. Здесь венчался К.Г. Маннергейм. Церковь посещали шведские короли.


Шведская церковь св. Екатерины. Интерьер. Фото 1900-х гг.

После революции деятельность прихода постепенно угасла, и в 1936 году церковь закрыли. Впоследствии в ней работал Дом физической культуры имени Героя Советского Союза В .Я. Мягкова. В 1960 году зал разделили междуэтажным перекрытием.


Шведская церковь св. Екатерины. Фото 2010-х гг.

Богослужения возобновились в конце 1991 года, но возрожденный храм еще 14 лет делил помещения со спортивной детско-юношеской школой олимпийского резерва. Ныне здание полностью возвращено верующим. На втором этаже проходят службы, а на первом – собрания и другие культурные мероприятия.


«Шведский дом». Фото 2017 г.

Угловое здание при церкви преобразовано в «Шведский дом» (при участии Министерства финансов Швеции). В 1996-1997 годах по проекту архитектора Р.М. Даянова фирмой «Сканска» проведен его реставрационный ремонт. Здесь разместились представительства ряда иностранных фирм, сюда же переехало Генеральное консульство Швеции.

На участке Шведской церкви не удалось создать симметричную архитектурную композицию. Слева от храма до начала XX века стоял длинный четырехэтажный дом, отдельные части которого были построены еще в 1792, 1793 и 1821 годах. Элементарно простой фасад с голой стеной и одинаковыми ячейками окон выглядел откровенно скучным.

Перестройку устаревшего здания инициировал пастор Г. Каянус. Новый доходный дом достойного вида и большего объема должен был увеличить приток средств в общину. 26 января 1903 года церковный совет уже рассмотрел два варианта проекта и выбрал из них более экономный. Работы решили поручить архитектору Ф.И. Лидвалю, «который с неутомимым старанием помогал строительной комиссии в ее трудах по выработке строительных проектов»[153].

Федор Иванович (Юхан Фредрик) Лидваль, швед по национальности и подданству родился в Петербурге, окончил здесь Академию художеств, активно работал в течение двух десятилетий, но в 1918 году был вынужден уехать в Стокгольм. Весь петербургский период его жизни неразрывно связан со шведской колонией. Архитектор происходил из семьи выходца из Швеции, портного мастера И.П. Лидваля. Торговый дом «И.П. Лидваль и сыновья» (пошив мужского платья и ливрей) пользовался в столице широкой известностью, имел статус придворного поставщика, что обеспечивало обширные связи и знакомства. Начальное образование Федор Лидваль получил в школе при петербургской Шведской церкви, до 1918 года он оставался архитектором этой церкви. Заказчиками многих построек зодчего выступали его родственники или представители шведского и немецкого землячеств.

Имя Лидваля стало символом, а его произведения – эталоном петербургского модерна. Именно он выступил основоположником и являлся лидером северного модерна в Петербурге – регионального варианта нового стиля, развивавшегося под воздействием и в плодотворных контактах с национально-романтическим направлением в архитектуре Скандинавии и Финляндии. Постройки мастера внесли в архитектурную среду Петербурга новые черты, оттенив ее северный колорит. В русле того же направления работали крупные столичные зодчие Р.Ф. Мельцер, Н.В. Васильев. А.Ф. Бубырь, И.А. Претро, А.Л. Лишневский. Однако их обращение к северному модерну было обусловлено скорее внешним влиянием. У Лидваля же эта линия творчества естественно произрастала из его национальных и культурных корней.

Ключевым образцом северного модерна общепризнан доходный дом матери архитектора И.Б. Лидваль на Каменно-островском проспекте, 1-3 (1899-1904 годы). За ним последовали дома Шведской церкви на Малой Конюшенной улице, 3, Н.А. Мельцера на Большой Конюшенной улице, 19/8, Ю.П. Коллана на Большом проспекте В. О., 92 (все постройки 1904-1905 годов), А.Ф. Циммермана на Каменноостровском проспекте, 61/2 (1906-1907 годы) и Э. Нобеля на Лесном проспекте, 20 (1910-1911 годы).

Со второй половины 1900-х годов в творчестве Лидваля нарастали классицистические интонации. Программными произведениями модернизованной неоклассики стали возведенные в 1907-1909 годах здания Второго общества взаимного кредита на Садовой улице, 34 и Азовско-Донского банка на Большой Морской улице, 3-5 (последнее расширено им же в 1912-1913 годах). В том же ряду – здание Товарищества нефтяного производства «Братья Нобель», реконструированное архитектором в 1909 году. Расположено оно на набережной канала Грибоедова, 6/2, – в визуальной зоне Конюшенных улиц, в створе Чебоксарского переулка.

Острая модернизация классицистических приемов характерна и для более поздних сооружений Лидваля – доходного дома графа М.П. Толстого на набережной Фонтанки, 54, (1910-1912 годы) и гостиницы «Астория» на Исаакиевской площади (1911-1912 годы). Архитектор участвовал также в формировании крупных комплексов: городка Нобелей на Выборгской стороне и «Нового Петербурга» на острове Голодай (Декабристов).


Ф.И. Лидваль. Проект фасада дома по Малой Конюшенной улице, 3

Несмотря на динамичную стилевую эволюцию, все постройки Лидваля отмечены узнаваемым индивидуальным почерком. Благородная сдержанность и строгая элегантность, ощущение свежести и новизны сообщают его произведениям черты рафинированного эстетизма, которые органично соединяются с ясной целесообразностью. Пластичность и живописность композиций подчеркнуты декоративными эффектами естественных и искусственных отделочных материалов, тщательной моделировкой деталей. Высочайшая культура исполнения, утраченная в современном строительстве, представляется сегодня особенно ценной и поучительной.

В Швеции Лидваль вернулся к профессиональной деятельности, но уже далеко не на первых ролях. Если в России архитектор оставался петербургским шведом, то в Стокгольме – шведским петербуржцем. Осуществленные им в 1920-1930-х годах здания и комплексы в общих чертах продолжали предшествующие, российские этапы его творчества.

Доходный дом Шведской церкви занимает важное место в «северном» цикле ранних работ Лидваля.


Малая Конюшенная улица, 3. Фото 1910-х гг.

Проект шестиэтажного лицевого здания с флигелем и зальным корпусом во дворе подписан архитектором 28 ноября 1903 года, одобрен Городской управой 18 декабря и утвержден Техническим совещательным присутствием при градоначальнике 24 января 1904 года[154]. Закладка строившегося дома состоялась 14 сентября 1904 года. Помощниками Лидваля трудились С.В. Беляев и О.О. фон Витте. Здание открылось 13 ноября 1905 года[155]. На фасаде, в порталах, строители поместили натурную датировку: «1904» и «1905». За эту постройку приход «выхлопотал» для Лидваля у Николая II орден Св. Станислава III степени[156].

Здание расположено с промежутком от Шведской церкви. В нем размещались четыре больших магазина и квартиры двухсторонней ориентации (на улицу и во двор), от четырех до восьми комнат. Лестницы были сооружены фирмой инженера И.К. Бредаля. Пять автоматических лифтов кнопочной системы изготовлены в Стокгольме фирмой «Лют и Росен» и установлены петербургской технической конторой А. Герлица.

Протяженный симметричный фасад дома резко делится на выразительный по пластике центр и спокойные суховатоэлегантные крылья. Нейтральный метрический строй боковых частей перебивается трехгранными эркерами, а крайние оси акцентированы плоскими псевдоэркерами, обрамленными лопатками и разорванными фронтонами. Эта комбинированная форма явилась находкой Лидваля. Светлая облицовка нижних этажей стала одним из первых в Петербурге опытов употребления силикатного кирпича. Кирпичная облицовка изображает цокольную часть, а верхний этаж с орнаментированной разделкой стены решен как аттиковый. Получается иллюзорная трехъярусная схема, в который основной ярус (третий-пятый этажи) покрыт фактурной штукатуркой розово-коричневого оттенка. На первом этаже части простенков выложены гранитом грубой фактуры, там же над проемами демонстрируются конструктивные элементы – обнаженные металлические балки. Изысканно прорисованные на фоне шероховатой штукатурки обрамления окон и картуши, завершения боковых эркеров и порталы из горшечного камня, а также средний фронтон служат аллюзиями на мотивы барокко.

В центральной части фасада вырывается из плоскости экспрессивный сгусток сложно сочлененных объемно-пластических форм, выделенных светлым тоном окраски. Два прямоугольных эркера связывает поверху в единой плоскости широкий балкон, с которым сцеплены столбики расположенного ниже балкона-лоджии. В верхние углы этой слитной группы объемов врезаны два цилиндрических эркера, превращенных в башенки с куполами и миниатюрными шпилями. Они фланкируют среднее звено стены со вздымающимся крупным фронтоном прихотливо изогнутого абриса.

Соединение прямоугольных и криволинейных элементов, всеченных друг в друга или вырастающих один из другого, свободная группировка разнообразных проемов придают этой части здания особую скульптурность и живописность.


Малая Конюшенная улица, 3. Фрагмент фасада. Фото 2010-х гг.

Взаимопереходность форм подчеркивает органическую целостность композиции. Силуэт завершения вызывает ассоциации с архитектурой скандинавских замков, привнося в облик дома романтическое звучание.

Следует отметить, что симметричные эркеры-башни, связанные фигурным фронтоном (щипцом), нередко встречались в архитектуре Германии и северных стран конца XIX – начала XX века. Трудно согласиться с сотрудником и первым исследователем творчества Лидваля А.А. Олем, который писал о доме Шведской церкви: «Здесь от модерна почти ничего не осталось, и эту постройку мы склонны рассматривать как симптом постепенного и упорного очищения архитектуры Аидваля от случайных и временных элементов и все большего приближения к формальным признакам классики»[157]. На самом деле – это особая версия «северной» ветви нового стиля, сопоставимая со шведским «бароккизирующим» модерном[158]. Обращение к традиционным мотивам предвосхищало становление модернизованной неоклассики и ретроспективных течений, но для самого модерна также были естественны аллюзии на исторический стиль.


Малая Конюшенная улица, 3. Екатерининский зал. Фото 2000-х гг.

Крытый проход ведет через узкий двор дома Шведской церкви к Екатерининскому концертному залу. Этот зрелищный корпус, скрытый в глубине участка, построен Лидвалем при участии фон Витте по совершенно иным формообразующим принципам. Он отличается не только суровой простотой, но и правдивостью асимметричной композиции. Зрительный зал на 460 мест раскрывается «изнутри наружу» пятью высокими арочными проемами, а лестничная клетка справа – ступенчато шагающими узкими окнами. В то же время малые парные окна нижнего этажа и большие арочные верхней части вторят строению боковых фасадов Шведской церкви.


Малая Конюшенная улица, 3. Екатерининский зал. Лестница

Широкая парадная лестница Екатерининского зала ограждена перилами тонкого геометрического рисунка. Высокий светлый зал, расположенный на уровне второго этажа, декорирован скромной, но изысканной прорисовкой стен. В этой обработке дает о себе знать легкая графичная манера Лидваля.

Екатерининский зал принадлежал не только шведской колонии, он являлся и одним из очагов культурной жизни столицы. Здесь проходили творческие диспуты, музыкальные и литературные вечера, художественные выставки. В зале показывали свои произведения художники объединения «Мир искусства», в 1907 году состоялась большая персональная выставка М.В. Нестерова. В этих стенах выступали Ф.И. Шаляпин, А.Д. Вяльцева, В.В. Маяковский. В 1920-1930-х годах в зальном корпусе Шведской церкви работал Клуб имени В.И. Ленина. С 1947 года здесь размещался Дом культуры трудовых резервов (учащихся профтехобразования), ныне – Дворец учащейся молодежи Петербурга.

В лицевом доме в начале XX века находилась контора акционерного общества «Гранит». Мастера этой фирмы выполнили, в частности, фасадную облицовку зданий фирмы К.Г. Фаберже и Русского торгово-промышленного банка на Большой Морской улице, Дворцового моста, изготовили постамент памятника Александру III на Знаменской площади. В этом же доме жил художник батального жанра X. Бакмассон.

В 2005 году усилиями членов ТСЖ здесь открылся частный музей К.К. Андерсона и Ф.И. Аидваля. Внутри участка оформлены «Дворик Андерсона и Лидваля» и «Дворик Гоголя».

Оглавление книги


Генерация: 0.087. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз