Книга: Большая Полянка. Прогулки по старой Москве

В честь святого Андрея

В честь святого Андрея

Андреевский монастырь (Ездаков переулок, 1) основан в XV веке.

Первое время этот монастырь носил довольно странное название – «в Пленницах». Правда, речь тут шла не о каких-то бедных и несчастных пленницах – «пленницами» в России называли связки плотов, а также местности, где их либо сооружают, либо, наоборот, отлавливают.

Так что, никакой таинственности. Все очень мирно и банально.

Именно здесь проживал знаменитый отшельник Федор Михайлович Ртищев, вошедший в историю как домашний учитель в семействе царя Алексея Михайловича и как подвижник, активный участник «Кружка ревнителей благочестия».

Правда, оба эти начинания, увы, триумфом не увенчались. Царевич Алексей, воспитанник Ф. Ртищева, скончался в шестнадцать лет, а «ученое братство» вызвало негодование простых обывателей за сотрудничество с европейцами. «В греческой грамоте еретичество есть», – говорили москвичи. «Кто по латыни научится, тот с прямого пути своротится».

Когда же Ртищев на свои личные деньги отправил в Киев для учебы несколько юных москвичей, народ совсем расстроился: «Поехали они доучиваться у старцев киевлян по-латыни, и как выучатся и будут назад, то от них будут великие хлопоты; надобно воротить их назад».

А в 1667 году здесь побывал один из самых легендарных узников России – протопоп Аввакум. Он отметил этот факт в своем известном «Житие»: «Потом полуголову царь прислал со стрельцами, и повезли меня на Воробьевы горы; тут же священника Лазоря и инока Епифания старца; острижены и обруганы, что мужички деревенские, миленькие! Умному человеку поглядеть, да лише заплакать, на них глядя. Да пускай их терпят! Что о них тужить? Христос и лутче их был, да тож ему, свету нашему, было от прадедов их, от Анны и Каиафы; а на нынешних и дивить нечева: с образца делают! Потужить надобно о них, о бедных. Увы, бедные никонияня! погибаете от своего злаго и непокориваго нрава!

Потом с Воробьевых гор перевели нас на Андреевское подворье, таже в Савину слободку. Что за разбойниками, стрельцов войско за нами ходит и срать провожают; помянется, – и смех и горе, – как то омрачил дьявол! Таж к Николе на Угрешу; тут государь присылал ко мне голову Юрья Лутохина благословения ради, и кое о чем много говорили».

Этот средневековый диссидент ни при каких условиях не терял бодрости духа и верности собственным принципам.

* * *

В 1720-е монастырь закрыли – по личному указу императора Петра Великого. Некоторое время помещения использовали под нужды незаконнорожденных младенцев. А в 1762 году Екатерина Великая подписала премудрый указ: «О помещении безумных до устроения для них особого дома в имеющихся покоях при Новгородском Зеленецком монастыре и Московском Андреевском и с заведениями сего временного устройства для безумных Канцелярии Синодального экономического правления».

Но спустя всего год стало ясно: «оный к собственному содержанию безнадежен».

То ли стены были низкие, то ли еще что не понравилось специалистам Канцелярии.

Впоследствии здесь разместилось сразу несколько учреждений, самым колоритным из которых было содержание женщин-«ленивцев». Под «ленивцами» здесь понимались распутные тетки, которых, в качестве исправительного наказания, на протяжении двух-трех недель приобщали к работе – канаты вязать для военных судов.

* * *

В 1906 году здесь начала свое существование купеческая богадельня. Благотворителей привлекло «положение места, чистый и свободный воздух и близость церкви, куда призираемые без труда и изнеможения могут почасту приходить для славословия Творца Вселенной, все сие будет для них великою заменою терпимых ими недостатков и болезней».

Бытописатель Скавронский о ней сообщал: «К благотворительным же заведениям Замоскворечья принадлежит и помещенная на краю его, в Андреевской слободе, Андреевская богадельня. Она содержится благотворительностью московского купечества и суммами, пожертвованными разными лицами. В последнее время там выстроен огромный корпус, в котором помещаются 800 призреваемых из купеческого и мещанского звания. Цель и названия – прекрасные, но, как угодно, нельзя не подивиться такому обществу, которое, сделав действительно доброе дело, махает потом на него рукой. Нам не раз случалось видеть, как некоторые из нашего купечества, подав копейку, давали не краснея для лобзания бедняку свою благотворящую руку… Старосты Дома градского общества, несмотря на прямую обязанность к своей службе, не обращают на Андреевскую богадельню никакого внимания, а градской голова не находит нужным беспокоить себя… А между тем нередко слышатся вымогаемые настоящим ходом управления и обращения жалобы призреваемых, жалобы, звучащие правотою и искренностию, что престарелых стариков заставляют работать такие работы, которые им уже не по силам и т. п. Больно видеть, как ловкий человек отводит глаза нашему, кажется, во многом проницательному купцу и мудрит над дошедшими до бедности людьми, дошедшими, может быть, потому, что в жизни своей были честны и не имели храбрости играть втемную… Участь и недолгий, хотя бы только сносный покой 800 человек, кажется, стоят того, чтобы обратить на них хотя несколько большее внимание!»

Впрочем, этот господин во многих случаях был чрезмерно строг.

Оглавление книги


Генерация: 0.070. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз