Книга: Автостопом через Африку

Глава 19-я

Глава 19-я

Японец — первый встреченный в Эфиопии «белый человек». — Холод по пути в Азеза. — Вписка в общежитии в Гондере. — Устройство города. — Гид-экскурсовод.

— Обмен денег в банке. — Достижения технологий в эфиопском городе.

Здесь мы встретили японского геодезиста на «джипе». Первый «белый человек» в Эфиопии!

Японец был удивлен не меньше нашего, тем более, что мы, оказалось, стояли не на том выезде — эта трасса только строилась. Поблагодарили японца за научные сведения и вернулись в деревню. Ю-юкал стало еще больше. Один ребенок в толпе кусал на бегу вареную картошку. Я протянул руку в ответ на его «ю-ю» и поучил картошку в подарок.

— Глядите, какой фрукт у меня в руке!

— Не может быть, первый картофель в Африке! Наверное, здесь достаточно холодно, как у нас в тамбовской волости, даже картошку выращивают!

— Надо узнать, где он продается, тогда сможем купить на ужин.


Толпа вокруг недоуменно уставилась на замешавшихся белых людей. Уже тянуться несколько других рук с картофелинами. Спрашиваем детей, перебирая возможные названия:

«Потейто, потейтос, … черт, как же на ихнем языке будет „картошка“?» «Картошка!

Картошка!» — наперебой закричали дети, оказалось, что это слово им знакомо и к ужину на местном рынке мы успешно закупили «картошку». Еще одно слово мы «открыли» стоя в одной из деревень. Как всегда, вокруг нас кольцом толпа любопытных эфиопов.

— Как далеко мы сегодня проехали? — Спросил один из нас.

— Не знаю. Вот карта…

— Карта! Карта! Карта… — Закричали эфиопы, услышав знакомое слово.

Несомненно, с картошкой и картой их познакомили именно русские люди, иначе чем еще объяснить такую энтомологию?


В Айкеле перекусили в кафе, купив жаренного в масле мяса по 4 быра за порцию, хлеба и чая. Во дворике кафе произрастал гигантский банан — куст травы высотой метров в пять, на котором зрели мелкие бледные плоды. Вот такой в горах климат — в одном месте растут и картофель, и банан, и кактусы.


На выходе из города навстречу нам двигался эфиопский священник. Рукой он опирался на длинный посох-крест, изготовленный из арматурного железа. Железкой он отогнал (ненадолго) от нас толпу ю-юкал, за что мы его поблагодарили и сфотографировали.


В двух километрах за городом нас нагнал грузовик, который вез целую гору барахла. К счастью, водитель был нам уже знаком, так как мы проходили мимо него возле Метемы. Тогда грузовик чинил колесо и мы предлагали ему свою помощь. Удивленный водитель не смог забыть таких странных белых людей, и сейчас с удовольствием позволил нам залезть на высоту четырех метров. Верхом на связанных стульях и столах мы поехали по горам, медленно замерзая на холодном влажном ветру. Всего +14 градусов — холод собачий!


В сумерках слезли на землю возле города Azeza. Город находился в долине, и здесь было значительно теплее, хотя и собирался дождик. Кактусы исчезли — по сторонам дороги росли уже такие привычные нам эвкалипты. Не успели мы купить и двух лепешек хлеба, как дальнейшие покупки оказались невозможны, из-за неимоверного количества детей, кричащих «ю-ю!». Мы пробовали разгонять их палками и колючими прутьями, кричали и топали ногами, но «на своей территории» это только привлекало все новых ю-юкал с соседних улиц. К счастью, тут нас спасли полицейские на патрульной «Тойоте», которые отвезли нас прямо в ЛОВД областного города Гондер.


Там «целый битый час» офицер полиции пугал нас мифическими грабителями, которые непременно должны были ограбить белых людей, передвигающихся по стране без машины. Мы, в свою очередь, заявляли, что проехали без своих машин уже почти половину Африки и сами кого угодно ограбим, если будет нужно. Наконец, нас отпустили «искать отель».

Чудеса цивилизации — электрическое освещение, асфальт на улицах. Да здесь, наверное, интернет есть! Надо будет завтра сообщить всему миру об успешном пересечении суданско- эфиопской границы, домашние уже волнуются, наверное.

Общежитие медицинского колледжа показалось нам подходящим местом для ночлега. Один из деканов учился в Ростове, так что вопрос вписки был быстро улажен и нас расселили по свободным койкам в разные комнаты.

Вот только столовая была уже закрыта на ночь. Но мы разожгли костер прямо под окнами общежития чем вызвали великую радость студентов. До поздней ночи варили картошку, чайкаркаде и пели песни под гитару вокруг костра.

23-го сентября, утром, студенты угостили нас чаем из термосов и свежими булками.

Оставили рюкзаки в комнатах до вечера, и пошли гулять в город. Нужно было обменять побольше долларов, сообщить домой о своем проникновении в Эфиопию, а так же и в АддисАбебу, об опаздывании на стрелку по причине медленных скоростей эфиопского автостопа.


По совету студентов, сначала мы посетили древний монастырь, который располагался метров на 300 метров выше города. Однако, монастырь оказался сильно разрушен временем и, к тому же, платен для посетителей. С его стен открывалась просторная панорама на сам город, лежащий на высоте 2 223 метра над уровнем моря, с трех сторон окруженный горами. С четвертой стороны, с юга, находилось озеро Тана, скрытое пока от нас облаками.


Большинство домов на центральных улицах были из камня, высотой максимум в три этажа.

Эти же центральные улицы имели асфальт и ливневые канавы. Все прочие улочки и проулки изгибались самыми неимоверными путями, пересекали ручьи и речушки, овраги и холмы…

Мусор и нечистоты выносились из домов прямо на дорогу и смывались дождями в ручьи и низины. На перекрестках сидели нищие, больные и инвалиды войны, которые протягивали руки к прохожим в ожидании милостыни. Трудоспособное население пыталось что-либо продать:

огурцы и помидоры кучками по три штучки, орешки-семечки в маленьких кулечках, толстые и маленькие бананы, намного слаще тех, что привозятся в Москву из Финляндии. Апельсины, лимоны, прочие тропические витамины тоже продавались самыми разными расфасовками, степенью зрелости и потертости.

К счастью, мы быстро избавлялись от назойливых попрошаек, благодаря тому, что у нас был собственный гид-экскурсовод. Малый лет 14-ти, сам подошел к нам прямо у ворот общежития:

— Доброе утро, господа иностранцы. Хотите я помогу вам в нашем городе?

— В твоих услугах не нуждаемся. А где ты так хорошо выучил английский?

— В наших институтах и колледжах все преподавание ведется на английском языке, т. к. у Эфиопии еще нет своих учебников и пособий. Так что я буду раз пообщаться с вами, а на оплате я и не настаиваю.

— Учти, ты не получишь от нас денег. Без обид.

— Хорошо. Подарите мне несколько сувениров, если моя помощь вам понравиться. Куда вы хотите пойти в первую очередь?

С помощью проводника быстро пересекли рынок и зашли в местное отделение банка, с вооруженной охраной у дверей. Решили, что Mr. Krotov обменяет 50 долларов, а потом произведет мелкий обмен для остальных. Нас предупредили, что процедура обмена в банке очень бюрократична и продолжительна.

— Доброе утро. Мы иностранцы и хотим обменять на эфиопские быры американские доллары.

— Добро пожаловать в Эфиопию. Давненько у нас никто деньги не менял. Сколько вы хотите обменять? 50 долларов?! Сумасшедшие!!! Зачем вам столько денег?!

— Дело в том, что нас шестеро и мы держим путь в Аддис-Абебу, дорога нелегкая, денег нужно много…

Банковские служащие стали звонить в столицу, чтобы узнать курс покупки доллара. Один доллар сегодня оценивался в 8,25 эфиопских быра. По просьбе Кротова они спросили и курс продажи, но обменять, в случае чего, обратно «быры на доллары», отказались категорически.

Потом Антон заполнял анкеты и расписывался в различных бланках, потом его паспорт уносили куда-то в недра банка на двадцать минут, потом снова звонили и зачитывали его паспортные данные, потом опять бегали с кучей бумажек по разным кабинетам и собирали всю наличность в банке. Наконец, в кассе выдали целый килограмм потрепанных мелких купюр, и еще полкило Антон попросил выдать новыми блестящими десятикопеечными монетками.

Далее, посетив главпочтамт, пошли в единственное в городе интернет-кафе. Два компьютера через модем созванивались с …Аддис-Абебой. Неудивительно, что при здешнем качестве телефонных линий, отправка даже коротенького письма превращалась в целую эпопею. Мы пересчитали стоимость одного часа в американские деньги и получилось 15 долларов! Таких денег, местные жители, должно быть и за год не зарабатывают.

В конце концов, сторговались на 10 бырах за одно небольшое сообщение. Потом зашли в кафе-кондитерскую и выпили 16 чашек чая с различными сладкими булочками. Интересно, что в эфиопских кафе нет никаких чайников для приготовления кипятка. Вместо самовара там стоит огромный агрегат, который выдает по стальной трубке горячий пар. Нацедив заварки и воды, продавец чая вставляет трубку в чашку, нажимает педаль и агрегат начинает выть и рычать на весь дом, а горячий пар бурлит в чашке, заваривая чай. Проехав всю Эфиопию, мы ни разу не видели ни газовой, ни керосиновой плитки, нет у них ни самоваров, ни автоклавов. Все разнообразие приспособлений для получения кипятка колеблется от подставки с древесным углем в деревне, до рычащего автомата с паром в городских кафе.


Оглавление книги


Генерация: 0.061. Запросов К БД/Cache: 1 / 1
поделиться
Вверх Вниз