Книга: Автостопом через Африку

Глава 8-я

Глава 8-я

Первое знакомство с египтянами. — «Египет не для всех?!» — Снова в Иорданию. — «О!Москвичи! А мы ваши земляки из Грузии!» — Наконец-то в Египте. — Через Синайский полуостров.


К 11-ти часам приехали в порт. Пришлось прибегнуть к платному транспорту — парому за 22 доллара из Акабы в Нувейбу. Больше по Красному Морю ничего не ходило и переправится «гидростопом» не было никакой возможности. Кроме билета, тем из нас, кто пробыл в Иордании больше пяти дней, пришлось покупать еще специальную бумажку «депарчер-такс» за шесть динаров. В обменном пункте для иностранцев на витрине красовалась целая коллекция денег разных стран. Присутствие за стеклом купюры «1000 билетов МММ» показало нам, что наши впередиидущие друзья уже побывали здесь.


Через час мы разместились на верхней палубе морского парома, а еще через 3,5 часа, при отличной погоде и спокойном море мы причалили к египетскому берегу. Паспорта у нас отобрали еще при посадке.

— Где ваши египетские визы? — Спрашивали иорданские таможенники, ставя выездной штамп.

— Нет проблем. Мы получим визы прямо в порту Нувейбы. — Заверили мы их, ибо в прошлом году именно так и поступили.



За неделю до отъезда из Дубны мне подарили газету «Аргументы и Факты», где со ссылкой на МИД РФ, публиковался список стран, в которые россиянам не нужно делать визы заранее, а можно получать их прямо в порту прибытия. Поскольку виза Египта в Москве делалась один день и 10 долларов, а на границе 1 час и 15 долларов, то мы решили не тратить день в Москве, а сделать ее на границе, как это было, с командой Кротова, в прошлом году.


И вот, когда мы пришли за нашими паспортами в иммиграционный офис к египтянам, неожиданно выяснилось, что визу Россиянам уже пол года как нужно делать только в посольстве. Никакие просьбы, упования на то, что иорданская виза у нас уже закрыта, снисхождения не давали. Но мы не были уверенны в правоте египетских пограничников, и продолжали настаивать на выдаче визы в порту.

На все просьбы предоставить нам возможность самим позвонить в российское посольство в Каире, нам отвечали отказом.


В восемь тридцать нас перевели в другую комнату. Настроение некоторых из нас упало до критического уровня, но Олег Сенов, имевший гитару, устроил небольшие песнопения прямо в полицейском участке, не давая другим впасть в отчаянье и привлекая внимание полицейских к нашему ожиданию неизвестно чего. К девяти часам в комнату зашел иной, до того не известный нам офицер, видимо, сменилась смена.

— Что вы здесь делаете?

— Мы русские путешественники. Ждем, когда нам дадут визу.

— Зачем вы здесь сидите? Вот в той комнате покупайте марки на 15 долларов, наклеивайте их в паспорт, и я вам наклею визы за 10 минут…

— Уже бежим. С удовольствием!

Когда заветные марки уже наклеивались в паспорта, пришел первый начальник и велел отклеивать марки и сдавать их обратно в кассу.

В половине одиннадцатого стали укладываться спать прямо в этой комнате. Через полчаса «сна» появился знакомый нам «плохой» начальник полиции и сказал, что в этой комнате мы спать не можем. Нам предлагается зайти на корабль и спать там. Этот вариант породил среди нас дискуссию:

1. Если мы откажемся подчиниться, то вряд ли полицейские будут тащить насильно по территории порта пятерых белых мистеров. Скандал выйдет за пределы полицейского участка и уж точно станет известен в посольстве. Если правда, все же на нашей стороне — неприятности будут у полиции.

2. Если мы согласимся пойти спать на корабль-паром, то утром нас без визы не выпустят на египетский берег, и мы точно уже ничего не добьемся.

3. Если нас утром отправят на корабле обратно в Акабу, то иорданские визы у нас уже закрыты, и в Акабу без виз нас тоже не пустят.

Дискуссию прервал начальник ночной смены. Он сказал, что если мы не согласимся прямо сейчас отправиться на корабль, то он сделает так, чтобы нас вообще никогда не пустили больше в Египет. Этого варианта нам хотелось меньше всего. Хотя Египет очень паршивая для самостоятельного путешественника страна, но она служит воротами на африканский континент и «закрытие» Египта делает очень трудным попадание в восточную и центральную Африку.

На полицейской машине нас завезли прямо в трюм парома и выделили четырехместную каюту с отдельным душем и туалетом. Света в каюте не было. По очереди помывшись в темноте, четверо улеглись спать на кровати, а я лег на полу при помощи своего коврика и спальника. Было половина второго ночи.


К

11-ти часам умылись в темной каюте, собрались и перебрались в «салун». Для поднятия настроения спели песенку под гитару и пошли завтракать в ресторан.

Добыв у бармена несколько котелков кипятку подряд, заварили чай, геркулес, вермишель и картофельное пюре. Хлеба нам не дали. Когда трапеза была окончена, официант попросил с нас пять динаров. Мы дружно послали его на трех языках, добавив на английском, что арестованных должна кормить египетская полиция. Вернулись в салон и стали наблюдать, как к 13-ти часам пароход стал наполняться пассажирами. Данный салон, оказалось, предназначен для совершения мусульманами святых молитв. На полу расстилались соломенные циновки, самые старые люди первыми начинали молитву, обратившись на ту стенку, за которой, по их предположениям, была Мекка. Молодые арабы, проходя по салону, иногда тоже пристраивались в задний ряд молящихся, некоторые оставались, некоторые уходили. За их спинами сидели на диване русские путешественники и пили чай из солдатского котелка, закусывая подаренными булочками.


Когда пароход тронулся, направление на Мекку изменилось. У молящихся молодых мусульман возник спор, надо ли передвигать коврики вслед за Меккой, а если надо, то как часто и в каком направлении? Как разрешилась проблемы мы не уяснили, ибо спор был на арабском языке. Старики в спор не вступали, видимо полагая, что главное начать молитву «в правильную сторону», а потом уже можно крутиться вместе с кораблем, по воле Аллаха, в любом направлении.


По мобильному телефону одного из пассажиров позвонили нашему консулу в Каир.

Оказалось, что визу россиянам в порту перестали давать месяц назад. Консул посоветовал обратиться в египетское посольство в Акабе, куда мы сейчас и направлялись.

В Акабе нас ждал один приятный сюрприз: египетский эмиграционный чиновник, путешествующий с нами на пароходе, смог договориться с иорданцами, чтобы наши иорданские выездные штампы были аннулированы путем простого перечеркивания(!) и нас впустили в Акабу по старым иорданским визам.


Радостные и потные от волнений мы выскочили из здания порта «пока они не передумали». Но было полшестого вечера и египетское посольство уже закрылось. Решили, что все едут на море, а я поехал автостопом в город, чтобы на пять долларов купить побольше еды и отпраздновать наше освобождение. Водитель, подвозивший меня в город, не только довез до пекарни, но даже и подарил монетку в два динара. Я не стал отказываться, «все равно завтра отдам ее иорданцам, ведь снова придется платить шесть динаров за „выездную визу“» — рассуждал я.

Купив на все деньги больше трех килограммов сладких булочек, консервов и другой вкусной еды, вернулся автостопом на «наше привычное место», на пляже Красного моря. Ребята насобирали пляжного мусора, использовав его как топливо, разожгли огонь прямо в мусорном бачке и сварили котелок супа. Пир удался на славу!

Проснулись, искупались. Антон Кротов всегда отличался быстротой сборов и он первым пошел на трассу, чтобы раньше остальных уехать и занять очередь в египетское посольство.

Когда я упаковывал в палатке спальный мешок, то услышал автомобильный гудок прямо на пляже.

— Грил, давай скорей! Угадай что случилось?! — крикнули мне снаружи.

— А что тут угадывать? — Отвечал я из палатки. — Кротов вернулся за нами на такси.

— Не просто на такси, а на автобусе! Сейчас все уедем!

Выглянув из палатки убедился, что Антон застопил на трассе маршрутку-микроавтобус.


В арабских странах все маршрутки согласны возить нас бесплатно — это мы уже знали. Но этот водитель, когда узнал, что на пляже остались еще четыре «сияхи мин руси», сам вызвался заехать к морю, чтобы забрать всех и бесплатно отвезти в египетское посольство. Мои товарищи подхватили вещи и загрузились, а я остался собирать палатку и доехал до посольства на другой машине. Египетское посольство в Акабе без проблем изготовило нам визы за 33 минуты и двенадцать динаров.


В три часа дня мы вернулись в порт с египетскими визами в паспортах. Но следующий паром-пароход обещали не раньше 19–30! Решили ждать в «зале ожидания для иностранцев», ибо здесь работали кондиционеры, а выходить за дверь на улицу было убийственно жарко.

Должно быть, и в этот день электронное табло возле здания главпочтамта в Акабе показывало +43 градуса.


Около пяти вечера в порт приехал автобус с грузинскими номерами. На всемирный фестиваль танцевальных коллективов едет грузинский ансамбль народного танца. Около двух десятков детей и взрослые музыканты проехали на автобусе из Грузии, через Турцию, Сирию, Иорданию и сейчас вместе с нами переправляются в Египет на пароме. От устроителей конкурса у них были специальные бумаги для проезда на пароме без очереди (грузовики стояли неделями) и на безвизовый въезд в страну. Взрослые грузины охотно общались с нами на русском языке, а вот у детей русский язык вызывал бОльшие трудности, чем английский.

Девочки с длинными загорелыми без умолку щебетали на английском с почтенными арабами, в их длинных белых халатах и платках-арафатках.


Когда взрослые грузины узнали что мы русские, то со словами: «О! Москвичи?! А мы ваши земляки из Грузии!» стали жать нам руки. Вот уж действительно, «На чужой сторонушке рад своей воронушке!».

Снова заплатили по шесть динаров «за пребывание в стране больше шести дней» и 22 доллара за пароход. Олег Сенов купил в «магазине беспошлинной торговли» шоколадку на оставшийся динар. (получилось, за 45 рублей!) и уже на ночной прохладе мы разъедали сей безумно дорогой шоколад, ожидая погрузки на пароход. Грузинские дети тоже устали


бездельничать в зале ожидания, взрослые достали инструмент и устроили танцы прямо возле автобуса, на погрузочной площадке порта. Хотя танцевали они без костюмов и в кроссовках, танцы были настолько зажигательны, что не только все автостопщики и пассажиры парохода, но и многие работники порта встали в большой круг и громко хлопали в ладоши в такт лихой грузинской мелодии… конкурс был выигран заочно!

Вот мы и поднялись на третий пароход за последние два дня. Этот отличался конструкцией от первых двух. Пассажиров было немного, мы растелились на самой верхней палубе, а в туалете все желающие смогли воспользоваться бесплатным душем.

В половине третьего ночи нас впустили-таки в долгожданный Египет. Упустив грузинский автобус и отбиваясь от назойливых таксистов, мы пошли пешком километра четыре, убедились, что дальних машин нет. Проспали прямо на обочине до шести утра.

На рассвете занялись автостопом, разбившись 2+2+1. Здесь уместно напомнить, что египетскими законами, иностранцам запрещено ездить автостопом, так же как и ночевать где бы то ни было, кроме гостиницы. Но уже за первые часы пребывания в стране, мы нарушили все эти законы! (Вот и ответ на один из любимых вопросов журналистов: «Часто ли приходилось нарушать закон?») Первой моей египетской машиной оказалась такси. Но водитель охотно согласился подвезти до поста ГАИ и уехал обратно в город. ГАИшники, вопреки своему обыкновенному египетскому поведению, не стали вписывать меня в платный автобус. Вместо этого офицер полиции разрешил мне умыться и почистить зубы, а потом стал выпрашивать у меня фотографии голых женщин. Но обрадовать его мне было не чем. Хотя на всех таможнях нас ни разу не обыскивали, в альбоме у меня были лишь фотографии Дубны и русской природы. Уйдя пешком от назойливых домогательств полицейского, выбрал позицию для голосования в 300 метрах за постом.

Пост египетского ГАИ представляет собой небольшой белый домик без стекол и дверей. Позади него находиться туалет и емкость с пресной водой. Вместо знака «STOP» и шлагбаума используются металлические бочки, наполненные камнями и разукрашенные в яркие цвета. На столбах и бочках сверху надеты разрезанные пластиковые канистры желтого или красного цвета, внутри них располагается электролампочка и все они ночью светятся как китайские фонарики. Когда машина подъезжает к посту, офицер проверяет документы и груз, высматривая, не провозит ли водитель иностранцев. Потом вооруженный до зубов солдат отодвигает одну бочку и машина проезжает. С крыши домика за досмотром наблюдает еще один солдат, вооруженный пулеметом и мощным прожектором.

Дороги на Синайском полуострове хорошо асфальтированы, гораздо лучше чем в России.

Через пол часа от поста отъезжает пустой грузовик. Типичный разговор.

— Здравствуйте. Я из России. — Сообщаю водителю по-арабски.

— Велком. — Коротко приглашают меня.

— Можно с вами в сторону Каира, сколько по пути?!

— Сейчас будет автобус.

— У меня проблемы с автобусами и такси. У меня нет на них денег. Можно с вами бесплатно в кузове? — Показываю жестами на пустой кузов.

— Можно. Залезай.

— Без денег. Нет проблем? — На всякий случай спрашиваю я.

— Залезай. Денег не нужно. До Суэца довезу.

— Спасибо. Вон там, впереди, мои друзья. Они тоже русские путешественники. Мы едем через всю Африку на бесплатном транспорте. Можно их тоже в кузов?

— Окей. Ноу проблем.

— Спасибо большое.


Так, все пятеро, мы оказались в кузове этого грузовика, в котором и проехали через весь Синайский полуостров. Сначала дорога шла по красивому горному ущелью (вади) — руслу пересохшей реки. Мы глазели из кузова на окружающие нас горы и радовались прохладному ветру. Но вскоре сквозняк стал нас доставать и мы перебрались поближе к кабине, чтобы она защищала нас от ветра. Олег Сенов вытянулся на дне кузова, чтобы попасть под прикрытие его низких бортов и вскоре уснул. К полудню солнце стало припекать, нужно было как-то от него укрыться, чтобы избежать солнечных ожогов. Некоторые из нас использовали коврики, а я накрылся с головой накидкой от дождя (дождя не было ни одного, от самой Дубны). Но таким образом не удавалось укрыться от глаз любопытных полицейских на постах. Очень часто у офицеров возникало желание высадить нас и посадить на платный автобус. Но после того, как мы заявляли о нашей безденежности, у полицейских пропадало желание быть спонсорами нашего проезда на автобусе, и нас оставляли в покое до следующего поста.


Время от времени, я высовывался из укрытия и обозревал окружающий мир: верблюды, пасущиеся в песчаных долинах, одинокая финиковая пальма, согнувшаяся под знойными ветрами, небольшие деревньки-оазисы возле источника воды — в них было 4–5 жителей и столько же ослов-верблюдов. Иногда на дорогу смотрели черными амбразурами долговременные огневые точки, оставшиеся здесь со времен арабо-израильской войны.

Большую часть сожженной советской техники уже убрали, но в некоторых труднодоступных местах еще виднелись останки танков и бронетранспортеров. Наконец, горы кончились и мы приехали к Суэцкому тоннелю. Перед въездом в тоннель был еще один огромный пост ГАИ, создававший автомобильную пробку из почти сотни машин. Не дожидаясь конфликта с полицией мы решили покинуть грузовик (все равно он ехал лишь в Суэц) и пройти к тем машинам, которые уже миновали полицейский досмотр.

Неожиданно для нас, водитель нашего грузовика стал просить денег, уповая на то, что потратил 20 фунтов на взятки ГАИшникам, из-за провоза нас. Мы его круто обломали, заявив что не было такого договора, чтобы он платил за нас взятки. Водитель еще долго возмущенно кричал нам в след, но мы ушли вперед мимо колонны машин, а бросать грузовик в очереди водитель не рискнул. «Ничего, будет ему наука на будущее, чтобы не раздавал взятки, когда его не просят!» — рассуждали мы. «И нам будет наука на будущее — чтобы предупреждать водителя на каждом посту о нашей безденежности!» — говорили другие из нас. Так, рассуждая о коварстве египетского автостопа дошли до поста. Упредив вопросы полицейских, я сам попросил у них воды. Кратко рассказав свою сущность мы вписались в кузов другого грузовика, который осматривался полицией. Прямо в кузове мы и проехали под Суэцким каналом, попав таким образом на африканский континент! УРА!


Оглавление книги


Генерация: 0.229. Запросов К БД/Cache: 1 / 1
поделиться
Вверх Вниз