Книга: Автостопом через Африку

Глава 23-я

Глава 23-я

Долгое уезжание из Лалибелы. — Утро первое. — Пенсионеры из Кейптауна. — Утро второе.

— Пешком. — Неожиданная помощь от Евросоюза. — От Шены до Велдии.

В начале четвертого часа мы вышли из полицейского участка и сразу направились на выезд из города. Прошагав пешком три километра, сбросили метров 200 высоты и устроились возле асфальтовой трассы готовить на костре еду. Справа от нас было поле, на котором стояло единственно сухое дерево, покрытое птичьими гнездами. Но когда я приблизился к нему с целью наломать дров для костра, то обнаружил, что весь ствол и ветки густо покрыты толстыми трехсантиметровыми шипами. Так что даже ухватиться за ветку было невозможно. Пришлось снова использовать для поиска дров в деревне многочисленных малолетних хелперов. Местные крестьяне были очень удивленны, что белые туристы с помощью детей воруют у них дефицитные дрова. Несколько человек вышло к нам «на разборки», но мы сумели подружиться и даже получили в подарок местное самодельное пиво, изготовленное из неизвестно чего неизвестно как, разлитое по грязным деревянным плошкам. Часть из нас отрицательно отозвалась о полезности такого пива и предпочло пить привычный чай.


Не успели выпить пять литров чая, как самозастопилась маленькая «Тойота» с открытым кузовом. На двери кабины надпись по-английски: «Международная ассоциация планирования семьи».

— Добрый вечер. Далеко едете?

— Нет. Всего четыре километра.

— Что, прямо там будете планировать семью?

— Нет. Мы там живем.

— Может подвезете нас, сколько по пути…

— Залезайте. Нет проблем.

На новой позиции не было ни машин, ни воды, ни дров. Неудачное место не только для планирования семьи, но и жизни вообще.

Под грозовым свинцовым небом вокруг возвышались только камни, поросшие редкими колючими травами и кактусами. Горные хребты на горизонте все сильнее заволакивались тучами, пора было подумать об укрытии от дождя на ночь.


В километре от нас виднелась группа хижин из веток и какой-то каменный сарай с жестяной крышей. Подошли изучить их свойства. Оказалось, что жители хижин живут под почти прозрачной крышей из корявых прутьев, а вот в сарае прячут дизельную мельницу. Нам позволили спрятаться в сарае вместе с мельницей на одну ночь. На очаге в хижине приготовили полкило чечевицы и сели ее с остатками хлеба при свете свечи и громыхания бури над сараем.

В семь утра выбрались из мельницы — утром из Лалибелы должны выезжать автобусы.

Автобус показался в семь-тридцать. Я побежал наперерез через поле и успел застопить длинный, высокий автобус на больших горных колесах. В салоне было полно людей, а на крыше багажа. Пассажиры узнали меня как «осквернителя храмов», да и водитель, несомненно было осведомлен о вчерашних событиях.

— Добрый день. Подбросьте до Shena (первая деревня на «хайвее»)?

— До Велдии 25 быр. — Сурово отвечал водитель.

— Дорого! Давайте за 10 до Шены?

— Мест нет. Отойди от двери!

Водитель сурово закрыл дверь и автобус уехал. Через час приехала еще одна грузовая «Тойота», в аэропорт. Разговорчивый водитель подвез нас до развилки, где на мосту через реку кончается асфальт.

— Ну что, путешественники, прославились вчера?! Теперь вас никто не подвезет!

— Это мы еще посмотрим. Наука все равно победит!

— Давайте по 15 быр с носа, и я вас отвезу в Шену (на трассу).

— Нет уж, спасибо. Мы здесь постоим, подождем бесплатный транспорт.

— Ну-ну. Стойте. Я сейчас в аэропорт, а через пол часа в Шену поеду. Подумайте.

Через полчаса у нас так и не возникло желание уехать с ним за деньги. Но, когда он появился на мосту с другими пассажирами, то и цена почему-то возросла. Сначала он предложил «подвоз» почему-то за 20, а потом даже за 25 быр с человека. Мы распрощались с таксистом.

В 8-50 проехал «Джип» и не взял, даже не спросив о деньгах. В 13–30 еще один «Джип», на этот раз даже не остановился, как будто на этом мосту каждый день голосуют белые люди с рюкзаками. Видимо, церковники инструктируют каждый выезжающий из Лалибелы транспорт относительно нашей сущности.


Набрали в речке воды, варим гороховую кашу, развлекаем местных зевак. Зрителей становиться все больше: пастухи, забывшие пасти своих коров, мальчишки с вязанками дров, девочки в рваных платьях и с большими крестами на шее, целые семьи, возвращающиеся с воскресной ярмарки к себе домой, в далекую деревню. Все останавливаются возле нашего костра и смотрят: как мы варим кашу, Антон Кротов читает в литературном переводе английский путеводитель по Кении и Танзании, я учу английский язык по транскрипциям карманного словаря, переспрашивая у товарищей непонятные слова, Сергей Лекай бренчит на гитаре, Олег Сенов пишет письма. Так проходит целый день.


Вечером приехал «Lend Rover» из ЮАР. Белые бабушка и дедушка. На дверце нарисован маршрут из Кейптауна до Парижа. Наивные южноафриканские пенсионеры думают, что смогут проехать на нем от Гондара до Галабата. Мы немножко попугали их, рассказав, как вытаскивали из грязи грузовики во время дождей, а потом еще добавили что в южном Судане передвигаться можно только на тракторе. На последок, обрадовали их еще и тем, что единственный пароход Вади-Халфа — Асуан машины брать не может, а сухопутная граница с Египтом закрыта и, говорят, даже заминирована. Старички, в свою очередь, обнадежили и нас, заверив, что от Найроби до Кейптауна замечательные асфальтовые дороги, последний грунтовый участок будет на севере Кении, но там ездит много грузовиков.

Мы подивились, как богатые пенсионеры проводят свои преклонные дни. Их машина была оборудована всем необходимым, (кроме крыльев для облета Судана): фильтры и опреснители воды, раскладная мебель, массивная аптечка (а может даже операционная?), набор запчастей, запас топлива, средства спутниковой связи… На приборной панели укреплен массивный спутниковый навигатор GPS, и картой они пользуются самой подробной, такой же как и у нас, фирмы «MISHLEEN-Travel».

На прощанье, мы обменялись на память визитками и пожелали друг другу проехать, соответственно, нам хотя бы до Кейптауна, а им хотя бы до Хартума.

Еще через час из Лалибелы проехал открытый «джип» с двумя белыми(!!) тетками(!) и не остановился! Вот это да! Эти то что про нас продумали?! Как не стыдно!


В сумерках опять собиралась гроза. Сфотографировали красивые закатные виды гор и пошли искать ночлег в ближайшие строения с железной крышей. Группа каменных сараев на склоне горы оказалась военным складом. Охранники, перекрикивая вой ветра, показали нам пустой сарай и разрешили ночевать на бетонном полу. Окон в складах нет, закрыли дверь изнури и разлеглись в полной темноте. На улице бушевала гроза и ливень. Все же, сезон дождей — не самое удачное время для путешествий в горах.


Наступил второй день «уезжания из Лалибелы». Когда мы вышли на мост, нас догнали вчерашние охранники складов и стали просить деньги за ночлег, но мы их послали подальше, ибо военный склад не отель, и жаловаться в полицию они не побегут.

В начале девятого проехал очередной ежедневный автобус из Лалибелы и даже не остановился. Я догнал его и на ходу вцепился сзади в лесенку, по которой поднимают на крышу багаж. Водитель остановился. В то время как я закреплялся на крыше, мои товарищи торговались с билетером: Сначала нам предложили по 25 быр, потом 60 за четверых, потом 80 за каждого. По какой системе здесь происходит торг — совершенно непонятно. Потом водитель заявил что мест нет, автобус уезжает. Но я сказал, что поеду на крыше и снять меня раньше Шены будет не просто. Тогда водитель вышел из машины и сказал всем: «Автобус дальше не поедет, пока он не слезет с крыши» Высыпали рассерженные пассажиры и мне пришлось подчиниться. Со скандалом автобус уехал.


Хлеб у нас кончился еще позавчера, а на сегодня кончались уже и остальные продукты. На дне своего котелка я нашел остатки египетских макарон. Насобирали по горам дикого гороха и налущили желто-зеленых горошин котелок. Заправили это все суповым пакетиком из бездонного рюкзака Олега и сварили отличный суп. Больше сидеть здесь не имело смысла. До Шены 35 километров по горам, причем на последних восьми километрах — набор высоты с 2250 до 3000 метров над уровнем моря. И все это под дождями и магазинов с продуктами по пути нет. Решили пойти пешком сколько получиться, по крайней мере, можно будет угощаться инжерой в попутных деревнях.


В 10–30 попрощались с нашими «наблюдателями» и пошли пешком. По горной грунтовой трассе, преодолевая затяжные подъемы и крутые спуски, за два часа прошагали шесть километров. Больше всего утомляли не горы, а африканская жара и отсутствие питьевой воды.

В 12–30 дошли до реки. Мутный поток извивался на дне глубокого ущелья, отскакивая от одной скалы к другой, временами совершенно пропадая в темных прижимах, которые сверху даже не были видны. Через реку трасса проходила по мосту в самом узком и высоком месте.

Чтобы не упустить редкую машину, решили купаться по очереди. Сенов и Лекай пошли искать пляж первыми. Мы с Антоном насобирали хвороста для костра, чтобы сделать чай (больше из еды ничего уже не было). Но как достать воды со дна пятиметрового каньона? Тут как раз помогли эфиопские зрители. У низкорослого, сухого как кость пастуха, я одолжил веревочный кнут, которым он погонял горных коз. К восторгу всех зрителей, привязал котелок к концу веревки, нагнулся над пропастью и зачерпнул воды прямо из бешеного потока. Со словами «ямесЕгенЕллу» («спасибо» по-амхарски) кнут вернул владельцу. Котелок уже закипал на костре, когда к мосту подъехал из Лалибелы «LEND ROVER DEFENDER» с эмблемой «европейского союза». После «планирования семьи» среди скал и грязи, мы уже ничему не удивились, а вот два цивильных черных господина в кабине — удивились очень. Вкратце объяснив свою проблему с автостопом, мы получили согласие на подвоз (все равно бензин оплачивает евросоюз!) и побежали искать наших водоплавающих товарищей. Быстро загрузили в заднюю дверь рюкзаки и радостных себя. Оказалось, что на деньги евросоюза в этих местах построено несколько школ и мостов. Задача сих людей объездить два десятка глухих деревень с инспекцией и фотографированием.

Машина повышенной проходимости была предназначена для самых экстремальных авторалли типа «Париж-Дакар». Мы ехали со скоростью 60–70 километров в час по сыпучим кручам, карабкались по огромным камням, где и пешком то тяжело было бы пробраться. Дороги этой машине совершенно ни к чему — ехали по траве, по колючим зарослям, снова по скалам, по руслу ручьев… Единственное что омрачало нашу «экскурсию» — возле задней стенки сильно укачивало. Во время коротких остановок пассажиры фотографировали деревни, мосты, школы, потрясающе красивые горные пейзажи, а я просто лежал пластом, раскинув руки по земле, радуясь короткой передышке в тряске по ухабам.

Только в 15 часов нас вывезли в желанную деревню Shena и разговора о деньгах даже не возникло. Теперь мы окончательно уверовали в наше освобождение и тут же устремились в ближайший магазин-кафе, купили хлеба, крупы. Отпраздновали освобождение фантой и местным пивом.

Оранжевый самосвал довез нас до следующей деревушки в пяти километрах. Только сегодня в полдень, в горной долине, мы изнывали от тропической жары, а здесь, на высокогорном плато, на высоте 3085 метров холод и сырость запускали свои мерзкие щупальца под наши дырявые одежды. Местные жители подбегали к нам и демонстрировали свои босые ноги, еще более дырявые одежды и следы различных болезней на своих телах. Как они здесь выживают без отопления, горячей воды и обуви?!


Два эфиопа, завернутые в невообразимые лохмотья из различных кусочков того, что некогда было тряпками, стали жестами уговаривать меня подарить хоть что-нибудь из рюкзака, когда я стал вынимать свитер и шарф. Уже несколько тысяч километров я вез с собой рваную футболку. Эту футболку несколько лет носил мой отец, потом, когда она износилась, он отдал ее мне «для походов» и еще года четыре я ходил в ней на байдарке. Теперь же верх футболки порвался окончательно и я подарил ее замерзшему эфиопу. Малый тут же скинул с себя грязно- черные лохмотья и надел на костлявое тело белую футболку с надписью «Футбольный клуб „Динамо“ и Лев Яшин приглашает всех своих друзей…» После чего счастливый туземец упал на колени и натурально начал целовать мои потрепанные кроссовки! Я сначала опешил, потом поднял его на ноги и сфотографировал на память. Когда ты, читатель, читаешь эти строки, можно не сомневаться что где-то на севере Эфиопии кто-то еще носит эту футболку, старательно зашивая кусочками кожи и брезента все новые дырки. Ибо в Эфиопии ничего не выбрасывается! Ни в одной деревни мы не видели ни одной свалки мусора — все используется и носиться «до полного изнашивания», в прах очевидно.

Через час мы залезли в крытый брезентом кузов очередной «Тойоты» и к вечерним сумеркам уже скупали сладкие бананы по три быра за килограмм, на улицах города Weldiya.


Город был чуть крупнее Лалибелы, но меньше Гондара. Такие же кривые и крутые улочки, но по городу проходит самая главная магистральная трасса, связывающая мятежную провинцию Эритрея с Аддис-Абебой и остальным миром. На эту трассу-улицу выходят большинство кафе и магазинов, но покупателей в вечерний час было немного. Пересытившись «эфиопским православием» по самое нехочу, с радостью обнаружили на одном из кафе арабские надписи и мусульманскую картинку. Хозяин не знал никаких арабских слов кроме «Ассалам алейкум!» и молитвы. Но это нас не смутило, и мы заказали у него ведро кипятку для чая, а так же множество сладких булок. Как скучали мы теперь по арабским странам! Пожалуй, даже сильнее, чем по Родине. И даже ненавистные египетские полицейские казались нам отсюда «образцом гостеприимства» по сравнению с эфиопскими священниками.

Употребив большое количество чая, булок и бананов, пешком идем по темной дороге на южной окраине города, в гордом одиночестве, радуясь что отделались от хелперов и ю-юкал.

Вдруг из темноты выныривает одинокий мальчик лет 14-ти. Ребенок изумлен, встретив на ночной дороге четырех белых людей с огромными рюкзаками и гитарой. Опешив от неожиданности, он уже через десять секунд пришел в себя и принял единственное доступное ему решение — робко, вполголоса, сказал одно единственное «ю!» и протянул к нам руку. Тут уже мы решили «отыграться» на несчастном мальчике — все четверо окружили подростка и с громкими воплями «Ю-ю-ю-ю!» стали тыкать в него пальцами, ладонями и теснить к придорожной канаве. Ни в чем не повинный ребенок вытаращил глаза и попятился спиной в кактусы. Белые мистеры засмеялись и исчезли в темноте.

Остановили пустую маршрутку и попросили воителя «один-два километра прямо бесплатно». Водитель провез ровно два километра по спидометру, и высадил нас неизвестно где. Кругом темнота, с боков — горы, над головой — звезды.


Оглавление книги


Генерация: 0.062. Запросов К БД/Cache: 1 / 1
поделиться
Вверх Вниз