Книга: Золотой треугольник Петербурга. Конюшенные: улицы, площадь, мосты [Историко-архитектурный путеводитель]

Дом А.Ф. Корсаковой (Я. Ф. Сахара)

Дом А.Ф. Корсаковой (Я. Ф. Сахара)

С территорией участка на Большой Конюшенной улице, 17, произошло больше всего изменений. Площадь его неоднократно сокращалась. Сначала он отделился от двора по набережной Мойки, затем лишился угловой части по Волынскому переулку. Наконец, от него отрезали боковое ответвление, выходившее в тот же переулок под № 4, сократив одновременно длину двора. Правда, упомянутые дома вплоть до начала XX века принадлежали семье Корсаковых.

В начале XIX века в нынешних границах участка существовали только продольный флигель по северной меже и поперечный в глубине. Трехэтажный лицевой дом был построен по проекту архитектора Г.А. Боссе в 1841 году для жены полковника А.Ф. Корсаковой. Вместе с ним сооружался правый пятиэтажный флигель.

Согласовал проект «в должности» председателя Комитета строений видный инженер, генерал-лейтенант А.Д. Ботман. Сопроводительная записка дает ясное представление о правилах частновладельческой застройки той поры. В ней сообщалось, что проект «одобрен с тем чтобы за прочным производством сих построек имел надзор и ответственность избранный владелицею архитектор Боссе. При постройке же соблюсти следующее: 1, крыши сих строений сделать железные, 2, брандмауэры оных к соседским дворам устроить совершенно глухими и превышающими крыши на 1 аршин, 3, лестницы, отхожие места, перемычки окон и дверей сделать все каменные, 4, во весь проезд ворот сделать каменный свод и спуска в тротуар при оных не делать, 5, дверными ступенями не касаться плит тротуара, а учредить их в отмостке оного, 6, печи в жилых этажах устроить по утвержденному образцовому чертежу, а в подвалах по причине наводнения печей и жилья не иметь, 7, дымовые трубы сделать круглые, прямые, согласно Высочайше утвержденному для них чертежу, 8, если сказанные постройки окончены будут в одно лето, то недозволять их штукатурить ни внутри, ни снаружи тем же годом и соблюдать надлежащее правило по архитектуре для просушки новых стен и 9, двор вымостить камнем»[283].

Гаральд Боссе вошел в историю отечественной архитектуры как блестящий интерпретатор исторических стилей и автор новаторских объемно-планировочных решений. В то же время на раннем этапе творчества он разрабатывал некий усредненный вариант постклассицизма. Примером этого переходного стиля был и дом А.Ф. Корсаковой (впоследствии полностью перестроен).

Первый этаж здания выделялся арочными проемами и горизонтальной рустовкой. Окна второго-третьего этажей были заключены в рамочные наличники с прямыми и треугольными сандриками. Композиция строилась на спокойном метрическом ритме.

В 1842-1844 годах Боссе возвел два одинаковых дома по сторонам Финской церкви на другой стороне Большой Конюшенной улицы, 6 и 8. Они родственны по композиции дому Корсаковой, который можно считать их прямым предшественником. Как бы перекликаясь через улицу, они намечали в ее застройке ансамблевые связи.


Большая Конюшенная улица, 17. Фото 1910 г.

До 1870-х годов хозяйкой участка оставалась А.Ф. Корсакова. В ее доме жил архитектор К.К. Руска, ведавший дворцами и домами князей Юсуповых. Потом владельцами числились Г.С. Корсаков и Л.А. Корсакова. По заказу последней в 1901 году академик архитектуры В.А. Пруссаков возвел в глубине двора пятиэтажные флигели. Следом он построил лицевой доходный дом Л.А. Корсаковой в Волынском переулке, 4, с выразительным позднеэклектическим фасадом и оригинальным разнообъемным эркером. Учитывая узость переулка, архитектор поставил здание с отступом от красной линии.


Большая Конюшенная улица, 17. Деталь фасада. Фото 2016 г.

Василий Агатонович Пруссаков был значительной фигурой в архитектурной среде Петербурга. Он служил в высших государственных учреждениях, преподавал в Институте гражданских инженеров, проектировал судебные здания для городов России. В 1880-1900-х годах создал в Петербурге ряд заметных жилых домов (Невский проспект, 64/11, Литовский проспект, 49, улица Рылеева, 3 и другие), здания Ремесленного училища (Черниговская улица, 5). Участвовал в реконструкции особняка А. Д. Шереметева (набережная Кутузова, 4).

Тот пятиэтажный дом на Большой Конюшенной улице, 17, который мы видим, является произведением архитектора М.А. Сонгайло. В 1910-1911 годах он произвел капитальную реконструкцию старого здания с надстройкой двух этажей. Работы выполнялись по заказу нового владельца, нотариуса Я.Ф. Сахара.


Большая Конюшенная улица, 17. Деталь фасада. Фото 2016 г.

Михаил Александрович Сонгайло, окончивший Академию художеств в 1903 году, построил в Петербурге несколько интересных зданий, в том числе доходный дом С.И. Пенякова (5-я Советская улица, 4) и Сельскохозяйственные курсы (Каменный остров, Большая аллея, 22). Самое известное его произведение – доходный дом А.И. Нежинской на Захарьевской

улице, 23 (1911-1913 годы), оформленный по мотивам древнеегипетского искусства. С 1920-х годов Миколас Сонгайла жил в Каунасе, где стал лидером неоклассического направления в архитектуре независимой Литвы.

Согласно проекту дома Я.Ф. Сахара, принятому в апреле 1910 года, в нижней части фасада размещались крупные арки, между ними, посередине, – пара дорических колонн, в простенках второго этажа – многофигурные рельефы, слева, асимметрично, – трехгранный эркер, увенчанный полуротондой, в завершении фасада – полуфронтон[284].

Затем Сонгайло внес в композицию существенные коррективы. Две витрины в правой половине фасада сделаны прямоугольными (возможно, по примеру соседнего дома № 19/8, сооруженного ранее Ф.И. Лидвалем). Портал с дорическими колоннами смещен левее, а трехэтажный эркер, наоборот, передвинут к центру. Перераспределен и рельефный декор.

Дом Сахара – показательный пример модернизованной неоклассики. Это стилевое течение охватило петербургскую архитектуру в конце 1900-х – начале 1910-х годов, когда происходил поворот от новаций модерна к освоению классицистических традиций. Фасад здания получил распространенную в практике неоклассицизма трехъярусную композицию. (Его современное колористическое решение не совпадает с историческим.)

Нижний ярус с витринами, порталом и воротами трактован как ряд мощных гранитных пилонов. Дорические колонны портала высечены в нижней части из красного, а в верхней, каннелированной, – из серого гранита. Над этим ярусом проходит непрерывный фриз с чередующимися рельефными маскаронами, пальметтами и изображениями дельфинов.




Большая Конюшенная улица, 17. Вестибюль. Фото 1910 г.

Второй ярус объединяет три жилых этажа. Эркер скрепляет их вертикальным стержнем. Трехгранной форме эркеров отдавалось в те годы явное предпочтение. Поверхность стены разграфлена тонкой графичной сеткой рустовки. На эркере и крайней левой оси фасада вставлены рельефные панно с крылатыми путти и тритоном, плывущим на дельфине. Филенки под окнами третьего и четвертого этажей заполнены геометрическими орнаментами, которым раньше вторили переплеты оконных фрамуг.




Большая Конюшенная улица, 17. Двор. Фото 2016 г.

Над дорическим фризом и карнизом возвышается простой по оформлению пятый этаж. Этот третий ярус решен по типу аттикового. Сочетание тройного окна и фронтонного завершения близко напоминает исторические образцы, но отличается от них прежде всего очертаниями полуфронтона, слитого с плоскостью стены.

При постройке здания Сонгайло отказался от асимметрии, задуманной в проекте. Однако внес в композицию дисимметрию, расширив левую крайнюю ось с воротами и двумя балконами. Этот нюанс придает фасаду малозаметный крен. Рисунок железных ворот варьирует мотивы петербургского ампира, оригинальные решетки балконов утрачены.


Большая Конюшенная улица) 17. Фото 1990-х гг.

Гранитный портал ведет к парадной лестнице. Плафон декорирован кессонами и розетками. Полный динамики скульптурный фриз на тему битвы амазонок опоясывает стены вестибюля. Античные сюжеты нередко включались в убранство неоклассических зданий.

Сонгайло позаботился об архитектурной обработке тесных дворов.

Стены флигелей покрыты геометрическими узорами фактурной штукатурки. В глубине второго двора Сонгайло выстроил флигель сложной конфигурации. Его композиция построена на столкновении разных объемов. Круглый и граненый выступы, похожие на башни, вносят в обыденную внутриквартальную среду резкую экспрессивную ноту. Здесь дают о себе знать приемы модерна.

С 1911 года дом принадлежал наследникам Я.Ф. Сахара. На первом этаже находился магазин Русского акционерного общества «Фиат», некоторые помещения нанимали представительства других крупных фирм. В 1913-1914 годах здесь жил гражданский инженер Гавриил Васильевич Барановский, который к тому времени уже занял почетное место в анналах отечественного зодчества. (Раньше его основным петербургским адресом был дом на набережной Фонтанки, 66/12.)

Барановский больше всего известен как «придворный» архитектор знаменитого купца Г.Г. Елисеева. Для него он возвел доходные дома (набережная Фонтанки, 64, улица Ломоносова, 14), создал великолепную усадьбу в Тойлу (Эстония), театр с магазином на Невском проспекте, 56. Барановский не гнался за количеством, зато каждое его произведение становилось заметным событием. Это относится и к собственному доходному дому архитектора (улица Достоевского, 36), и к зданию Русского географического общества, и к Буддийскому храму.

Чрезвычайно широк был диапазон деятельности этого зодчего-энциклопедиста. Он выпустил ценнейший справочник о гражданских инженерах, издавал журнал «Строитель», создал уникальный труд – многотомную «Архитектурную энциклопедию второй половины XIX века». Барановский много занимался вопросами строительного законодательства, состоял членом Техническо-строительного комитета Министерства внутренних дел – высшего контрольно-экспертного органа по строительству в Российской империи.

Четкие очертания главного фасада исказила сооруженная в 2000-х годах стеклянная мансарда. К счастью, она не слишком заметна.

Оглавление книги


Генерация: 0.043. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз