Книга: Золотой треугольник Петербурга. Конюшенные: улицы, площадь, мосты [Историко-архитектурный путеводитель]

Дома И.А. Жадимировского

Дома И.А. Жадимировского

Большая Конюшенная улица берет начало от Конюшенной площади. Вместе с тем ее преддверием служит короткий Конюшенный переулок, отходящий от набережной Мойки. Он смыкается с трассой улицы под тупым углом.

Необычная форма переулка похожа на двойную воронку. Сильно сужаясь посередине, он раскрывается широкими раструбами к реке и к площади. Первоначально это был замощенный проезд, проходивший под углом к западному корпусу Придворных конюшен. Криволинейное очертание одна из его сторон получила, когда в 1817-1823 годах по проекту В.П. Стасова возвели дугообразный корпус конюшен с мощной колоннадой.

Конюшенный переулок долгое время не мог обрести самостоятельность. В XVIII – начале XIX века он являлся продолжением Мошкова переулка, который начинается от Дворцовой набережной. Проезды соединялись деревянным мостом через Мойку, который в 1828 году заменили чугунным – Большим Конюшенным. Существующее название переулка, закрепившееся к концу XIX века, лучше отвечает его местоположению.

Участки на стыках Конюшенного переулка, Большой Конюшенной улицы и набережной Мойки имели косоугольные очертания с внутренними изгибами. С 1780-х годов три смежных домовладения (ныне – № 6 и 8 по набережной, № 1 по улице и переулку) принадлежали семье богатых купцов Жадимировских. К тому времени они сменили уже нескольких хозяев.

Угловой участок (№ 6/1) наследники сахарных дел мастера Шредера в 1745 году продали купцу И.Р. Чиркину, а тот через пять лет – купцу И.М. Щукину. Соседние места на Мойке принадлежали сначала кухмистеру Ю.А. Патону и графине Скавронской. С 1749 года они стали единым владением графа М.К. Скавронского (№ 8). На его участке стояли дом с «фронтошпицем» и хозяйственные строения, а со стороны улицы (№ 1) – две избы[256]. По переулку место пустовало, во дворах располагалась группа флигелей.

Капитальная застройка трех участков сформировалась при Жадимировских. Первым из них был глава богатейшего рода предпринимателей Я.И. Жадимировский. Позднее его место занял «купеческий сын» И.А. Жадимировский, получивший статус коммерции советника.

На набережной Мойки участки были застроены во всю ширину к концу XVIII века. Угловое здание (№ 6/1) носило черты раннего классицизма с характерными деталями – прямоугольными и круглыми филенками между верхними этажами. В начале XIX века вдоль переулка построили одноэтажные каменные службы, а в точке начала Большой Конюшенной улицы стояло угловое деревянное строение. Двор дома № 8 имел внутренний излом, которому вторили очертания дворовых флигелей.

В 1842 году архитектор Е.И. Диммерт приступил к реконструкции смежных участков И.А. Жадимировского. Сначала он перестроил и надстроил дом № 8, а в 1844 году – дом № 6/1[257]. Внутри перепланированного общего домовладения образовались три замкнутых двора. Один из них, на углу переулка и улицы, приобрел необычную пятиугольную форму, отвечающую повороту уличного фронта.


Набережная Мойки, 6/1. Фото 1926 г.

Оба четырехэтажных доходных дома на набережной Мойки решены Е.И. Диммертом в нейтральных упрощенных формах, свойственных рядовой экономичной застройке периода заката классицизма. Архитектурный облик зданий, по определению А.Л. Пунина, свидетельствует о «компромиссе между эстетическими нормами классицизма и стремлением домовладельцев получить наибольшие доходы при наименьших затратах. <…> При этом присущие классицизму свойства унификации и лаконизма архитектурных форм оборачивались монотонностью… »[258]

Дома Жадимировского на набережной сомкнуты в цельный блок под единым карнизом. Фасад дома № 8 оформлен в нижней половине рустом, на фасаде дома № 6/1 выделяются крупные наличники третьего этажа. Непритязательная простота выдает их фоновое значение рядом с монументальным зданием Придворных конюшен.

В 2001 году угловой дом оказался жертвой развернувшейся с недавних пор «мансардизации» исторического центра Петербурга. Полукруглые мансардные окна явно диссонируют со строгим рисунком фасада. Этот пример в очередной раз показывает, насколько чужды мансарды классицистическим композициям.

Основное внимание Диммерт уделил проекту нового трехэтажного корпуса на стыке Конюшенного переулка и Большой Конюшенной улицы. Для этого дома он предложил более интересную композицию с плавным скруглением фасада и группой пилястр, объединяющих второй и третий этажи. Десять пилястр, идущих по дуге, стали бы откликом дуговой колоннаде Придворных конюшен. Ордерный фасад дома убедительно замыкал бы панораму Конюшенной площади.

Замысел Диммерта не был осуществлен. Дом на этом месте с иным фасадом построил в 1849 году другой архитектор – Н.П. Гребенка (его проект утвердили 27 апреля 1849 года)[259]. Здесь уместно сказать об этих архитекторах, представителях разных поколений, построивших множество доходных домов.

Егор Иванович Диммерт застал уходящую эпоху классицизма и успел оставить заметный след в петербургской архитектуре на заключительной стадии стиля, перерождавшего в постклассицизм. Он работал с В.П. Стасовым, состоял при военном генерал-губернаторе столицы. Последнее из известных нам жилых зданий, к которому имел отношение Диммерт, находится в том же квартале, на набережной Мойки, 16. К поздним его работам также относится перестройка Крестовоздвиженской церкви на Лиговском проспекте (1842-1852 годы).

Николай Павлович Гребенка – один из самых активных и востребованных строителей периода ранней эклектики. Академик архитектуры (с 1852 года), он служил городским архитектором и был причислен к Министерству путей сообщения. В Петербурге ныне существует около 80 объектов, связанных с его именем. Это общественные здания, церковные сооружения, особняки (в том числе купцов Елисеевых), но в подавляющем большинстве – доходные дома. Один из них, принадлежавший В.Г. Жукову (Садовая улица, 31/34), возвели в 1845 году всего за 50 дней, что стало городской сенсацией.

Показательны для творчества Гребенки дома на улице Маяковского, 48, набережной Мойки, 61, набережной Фонтанки, 52, улице Рубинштейна, 13, проспекте Чернышевского, 17. Манера архитектора постепенно менялась от сдержанной, нейтральной стилистики к более определенным признакам неоренессанса и отчасти необарокко.

Дом И.А. Жадимировского на Большой Конюшенной, 1, относится к ранним постройкам Н.П. Гребенки. Протяженный фасад здания сильно изогнут посередине. Скругленная часть смягчает угол квартала. Бельэтаж над полуподвалом зрительно утяжелен рустовкой. Каждый этаж выделен тягами в самостоятельный ярус. Верхняя часть здания обработана в два яруса рядами лопаток. Они разбивают поверхность на ровные ячейки. В отличие от классицизма, здесь нет глади стены и крупных форм. Многочисленные филенки, включенные даже в лопатки среднего этажа, подчеркивают дробность фасада. Спокойная, ритмически равнозначная композиция, уплощенный рельеф деталей – типичные черты рядовой застройки середины XIX века. Архитекторы ранней эклектики не боялись монотонности, даже возводили ее в художественный принцип.

Дом № 1 с его пятиугольным двором оставался частью общего владения с участками по набережной Мойки, 6/1 и 8. В одном из этих домов в 1845-1848 годах жил писатель М.Е. Салтыков-Щедрин. Позднее, при новых владельцах, на этой территории появлялись только дополнительные дворовые строения.


Большая Конюшенная улица, 1. Фото 2017 г.

Во дворе дома № 8 в 1861 году А.Л. Бонштедт построил двухэтажные службы[260]. Это была одна из последних петербургских работ выдающегося зодчего до его отъезда в Германию. Как видим, маститый профессор архитектуры не чурался утилитарного строительства. Хозяином этого участка был в то время почетный гражданин Г.А. Марк.

К следующему десятилетию владельцем трех домов стал купец, потомственный почетный гражданин А.М. Ушаков, занимавшийся огородничеством и садоводством. Он был крупным домовладельцем и щедрым благотворителем, на его средства, в частности, построили Ушаковскую больницу за Нарвской заставой (отсюда – название Ушаковской улицы, переименованной в улицу Зои Космодемьянской).

Во дворах, прилегающих к Большой Конюшенной улице и Конюшенному переулку, Ушаков устроил в 1874 году оранжереи. Проект этих роскошно оформленных сооружений со стеклянным верхом составил инженер-архитектор А.А. Докушевский, который по количественному вкладу в застройку Петербурга мало уступал Н.П. Гребенке. Однако уже через два года Докушевский по требованию владельца превратил одну из оранжерей в обычный двухэтажный флигель. Та же прозаическая метаморфоза произошла в 1890-х годах и с другой оранжереей, располагавшейся в пятиугольном дворе[261]. (Строения внутри дворов не сохранились.)

В начале XX века участки перешли детям купца Н.А. Ушакову, М.А. Валенковой и А.А. Кияновской. Помещения доходного дома на Большой Конюшенной улице, 1, использовались для самых разнообразных надобностей. Здесь, в частности, находились фирма мебели и столярно-строительных изделий поставщика Императорского двора Н.Ф. Свирского, представительство финляндских писчебумажных фабрик, стеклянных заводов и строительных материалов «И. Пальмгрен и К?», художественно-строительно-слесарная мастерская Г.Я. Мяги, изготавливавшая ворота, балконы, решетки и фурнитуру.

В октябре 1941 года дом был частично разрушен при бомбардировке города. На фасаде здания в 1970 году установили гранитную мемориальную доску (архитектор Ж.М. Вержбицкий), напоминающую, что здесь в 1944-1968 годах жил народный артист СССР В.И. Честноков.

Оглавление книги


Генерация: 0.067. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз