Книга: Золотой треугольник Петербурга. Конюшенные: улицы, площадь, мосты [Историко-архитектурный путеводитель]

Дом Мельцеров

Дом Мельцеров

Одно из самых примечательных зданий Большой Конюшенной улицы расположено на углу Волынского переулка (№ 19/8). Этот пятиэтажный дом, возведенный в 1904-1905 годах Федором Ивановичем Лидвалем для семьи Мельцеров, относится к лучшим образцам северного модерна. В перспективе улицы воспринимается угловая часть здания, наделенная почти скульптурной экспрессией. Ударным объемным и силуэтным акцентом служит цилиндрический угловой эркер, увенчанный двойным куполом.

Пластически насыщенный фасад по улице отличается малой шириной. Намного более протяженный второстепенный корпус отходит под тупым углом вдоль переулка. Длинный тесный участок застроен почти целиком, свободной осталась только узкая полоска двора.

Этот участок – самый мелкий на Большой Конюшенной улице. В первой трети XIX века он составлял общую территорию с нынешним домом № 17, но затем был выделен в самостоятельное домовладение. По красной линии Волынского переулка с конца XVIII века существовало сильно вытянутое каменное строение в один-два этажа.

История участка неразрывно связана с деятельностью ведущих петербургских фирм декоративно-прикладного искусства. Сначала здесь обосновалась мебельная фабрика А.И. Тура, основанная в 1811 году. Предприятие прославилось изготовлением стильной мебели. Придворный фабрикант А.И. Тур, работая с К.И. Росси и В.П. Стасовым, выполнял заказы Императорского двора.


А. А. Бонштедт. Особняк А.И. Тура. Фасад. 1849 г.

Со временем совладельцем фабрики стал сын ее основателя, К.А. Тур. Другой сын, архитектор Е.А. Тур, активно работал в конце 1850-х – начала 1860-х годов. В ряду его построек – особняк А.Б. Фитингофа (набережная Кутузова, 4, перестроен), дома А.И. Тура (Казанская улица, 45/17) и К. А. Тура (Большая Морская улица, 21). В 1849 году А.И. Тур заказал академику архитектуры Л.Л. Бонштедту проект дома-особняка на углу Большой Конюшенной улицы, а также проекты реконструкции старого флигеля по переулку где находились мастерские[285].

Один из крупнейших зодчих Петербурга середины XIX века Людвиг Людвигович Бонштедт учился в Берлине, затем в России получил звания академика и профессора архитектуры. Он построил или перестроил несколько особняков и доходных домов, среди них – великолепный особняк З.И. Юсуповой на Литейном проспекте, 42 (1852-1858 годы). Участвовал в строительстве церковных и общественных зданий, а также промышленных предприятий, в том числе – Калин-кинского пивоваренного завода. Служил архитектор в Министерстве путей сообщения. Особая его заслуга – организация архитектурного кружка, из которого затем выросло Санкт-Петербургское общество архитекторов. После 1863 года Бонштедт жил и работал в Германии. Выполненные им проекты крупных общественных зданий для разных стран принесли ему общеевропейскую известность.

Особняк А.И. Тура принадлежал к ранним и лучшим постройкам зодчего[286]. Фасады трехэтажного здания были выдержаны в характере неоренессанса. Это течение, одно из основных в эклектике, было призвано создавать образы, вызывающие ассоциации с палаццо эпохи Возрождения.

Рустовка под камень, арочные формы и особенно двойные окна-бифории напоминали мотивы флорентийской и венецианской архитектуры. Нижний ярус с двумя порталами и массивом стены решен как мощное основание. Среднюю часть главного фасада, раскрытую тесными рядами окон и наполненную изящной деталировкой, фланкировали грузные боковые звенья с укрупненными арками и небольшими парапетами.

Длинный производственный корпус в переулке Бонштедт надстроил до трех этажей. Строение простого утилитарного вида составляло контраст импозантному особняку.

В 1867 году участок приобрел у наследников А.И. Тура купец 1-й гильдии Н.Ф. Штанге. Владелец бронзолитейной и ламповой фабрики, он имел статус поставщика Императорского двора. В мастерских сразу были произведены переделки, пробиты дополнительные окна. Здесь изготавливали осветительные приборы для дворцов императорской фамилии, создавали бронзовые скульптуры и кабинетную пластику. Кроме того, Штанге наладил производство мебели. С адресом на углу Большой Конюшенной улицы связан высший расцвет его фирмы.




Ф.И. Лидваль. Проект дома М.Н. Мельцер. Фасад и план участка. 1904 г.

Большая Конюшенная улица, 19/8. Фото 1900-х гг.

Ближайшими сотрудниками Штанге работали братья Мельцеры. В 1875 году предприятие разделилось, и мебельное производство возглавил Ф.А. Мельцер, а бронзовое – А.А. Мельцер, женатый на дочери Штанге. Позднее он стал владельцем фабрики, но фирма и магазин художественной бронзы на Большой Конюшенной улице сохраняли до начала 1900-х годов вывеску «Н. Штанге»[287].

Мебельная фабрика «Ф. Мельцер» оформилась как самостоятельное предприятие в 1882 году. Вскоре она перебралась на набережную Карповки, 27. Крупнейшая мебельная фирма России конца XIX – начала XX века работала для Императорского двора, разных учреждений и состоятельных слоев населения, создавала комплексную отделку интерьеров. Совладельцем и художественным руководителем фирмы был архитектор Р.Ф. Мельцер – один из пионеров петербургского модерна.

После смерти потомственного почетного гражданина А.А. Мельцера в 1896 году домовладение на Большой Конюшенной улице, 19/8, перешло его вдове М.Н. Мельцер (дочери Н.Ф. Штанге). В начале 1900-х годов ее сын, инженер-электротехник Н.А. Мельцер, ликвидировал остатки бронзового производства на участке. На месте особняка и мастерских решено было возвести доходный дом.

Наверное, М.Н. Мельцер могла бы по-родственному обратиться к своему племяннику Р.Ф. Мельцеру, престиж которого подкреплялся званием архитектора Высочайшего двора. Однако выбор заказчицы пал на перспективного архитектора Федора Ивановича Лидваля, который заканчивал возведение большого доходного дома Лидвалей на Каменноостровском проспекте, 1-3, и начинал работы по дому Шведской церкви на Малой Конюшенной улице, 3.

Проект дома Мельцер подписан Лидвалем 20 февраля 1904 года и утвержден Городской управой 8 апреля[288]. После окончания постройки владельцем участка числился сын заказчицы, германский подданный Н.А. Мельцер. В строительстве и оборудовании дома участвовали архитектор С.В. Беляев и гражданский инженер С.В. Баниге, специалист по отоплению и вентиляции. На первом городском конкурсе лучших фасадов, проведенном в 1907 году, здание было отмечено серебряной медалью.

Дом Мельцеров – одно из ключевых произведений северного модерна. Этот вариант нового стиля сложился в Петербурге под воздействием архитектуры национального романтизма Швеции и Финляндии. Постройка дома Лидвалей, а затем домов Мельцеров и Шведской церкви утвердила за их автором роль основоположника и лидера северного модерна.


Фасад по Большой Конюшенной улице. Фото 1910 г.

Пятиэтажный дом Мельцеров состоит из двух разных частей: углового массива и линейного корпуса в переулке. Решение каждой из них соответствует средовой ситуации. Основные средства выразительности сконцентрированы на фасаде по улице и на углу здания, занимающего ответственное, хорошо обозримое место.


Деталь фасада по Большой Конюшенной улице. Фото 1910 г.

Угловой массив подчеркнуто асимметричен, его отличает подвижность объемов и живописная свобода форм. Три эркера разного сечения и размера, множество типов окон, включая двойные и овальные, отвечают тяге раннего модерна к индивидуализации элементов. Контрастные сочетания фактурной штукатурки с грубооколотой или гладкотесаной каменной облицовкой порождают острый декоративный эффект, дающий ощущение осязаемости материалов.


Деталь фасада по Волынскому переулку (портал). Фото 2016 г.

Горшечный камень – талькохлорит – и зернистая штукатурка были излюбленными в палитре Лидваля. Талькохлоритовая отделка выполнена Финляндским акционерным обществом разработки горшечного камня (город Вильман-странд), которое участвовало в строительстве дома Лидвалей, а также изготовило порталы дома Шведской церкви. К штукатурным работам архитектор вновь привлек опытного мастера А.И. Иванова, известного отделкой фасадов в разные тона без окраски.

Сильную романтическую ноту вносит в композицию угловой цилиндрический эркер с двойным куполом, отдаленно напоминающий башни скандинавских замков. Подобные объемы с ярусным купольным завершением нередко встречались в постройках шведских и финских архитекторов конца XIX – начала XX века. Впрочем, округлые угловые эркеры вошли в петербургское строительство еще в период поздней эклектики. Они расширяли пространство комнат, улучшали их освещенность и открывали широкий внешний обзор. В доме Мельцеров весомый эркер-башня скрадывает тупоугольный стык фасадов, образуя приметный ориентир. Силуэт его перекликается с главкой стоящей напротив Финской церкви. Верхняя часть двойного купола восстановлена в 2008 году.

Структура основной части здания соответствует делению на общественную и жилую зоны. Два нижних этажа, где находились конторы и магазины, раскрыты большими окнами-витринами. Такая схема была унаследована модерном от доходных домов поздней эклектики.

Простенки между витринами, закованные светло-серым горшечным камнем, кажутся внушительными пилонами, несущими тяжелый груз верхних этажей, облаченных в коричневую штукатурку. Эркеры снизу тоже одеты в камень, что подчеркивает весомую прочность их оснований. Проходящий под крышей талькохлоритовый пояс придает композиции ясную завершенность.

Пластическая сила и структурная четкость убедительно сочетаются с изысканными комбинациями отделочных материалов, с утонченной графичностью и рафинированностью деталировки. Богатая оттенками разнофактурная поверхность насыщена трепетной игрой светотени. Оригинально декорированы каменные столбики и миниатюрные колонки.


Башни универмага Гвардейского экономического общества и дома Мельцеров. Фото 1910 г.

В резьбе по камню прекрасно выполнены розетки и овалы, геометризованные волюты пилонов, маски-капители импостов. Стилизованные классицистические детали – лепные венки и гирлянды – органично вплетены в общую канву модерна. Вместе с тем, здесь демонстрируются чисто конструктивные элементы – обнаженные металлические балки в проемах первого этажа и в основаниях эркеров.


Большая Конюшенная улица, 19/8. Фото 1990-х гг.

Косоугольной формой угловой части здания обусловлена сложная иррегулярная планировка этажей. Жилые комнаты неправильной конфигурации расширены тремя эркерами. Парадная лестница выступает граненым объемом во двор. Открытые металлические конструкции поддерживают ее площадки и марши с мраморными ступенями. Решетка ограждения с мотивом «бегущей волны», декоративное остекление окон и легкие лепные рельефы составляют ее сдержанное убранство.

Корпус, вытянутый вдоль Волынского переулка, отличается скромным уплощенным фасадом. Темной шероховатой поверхности оштукатуренной стены противопоставлены светлые объемы эркеров и горизонтальная полоса верхнего этажа. В портале из горшечного камня помещена дата окончания постройки: MCMV. Нижняя часть выложена силикатным кирпичом – это один из первых примеров использования данного материала в петербургском строительстве. В отделку экономно введены стилизованные классицистические детали: венки, картуши, гирлянды.

Подчиненное, фоновое значение этого фасада объясняется тем, что он обращен не на респектабельную улицу, а в узкий проезд, и обзор его резко ограничен. До 1908 года Волынский переулок был вдвое уже – около 6,5 метров, и продольный корпус дома Мельцеров был зажат в тесном «коридоре». Правда, на другой стороне переулка находилось тогда низкое двухэтажное строение, не затенявшее ориентированные на юг квартиры доходного дома.

Ситуация, однако, вскоре кардинально изменилась. В 1908-1909 годах на противоположном углу Большой Конюшенной улицы и Волынского переулка был возведен многоэтажный универмаг Гвардейского экономического общества. Несмотря на то что переулок расширили до семи саженей, громада универмага заслонила и подавила дом Мельцеров. Эркер с куполом лидвалевского здания, претендовавший на роль главного вертикального акцента улицы, уступил эту роль башне со шпилем универмага (нынешнего ДАТ).

В результате здесь образовалась новая силуэтная связка. Две башни фланкируют створ Волынского переулка и фиксируют углы кварталов. Пару вертикальных акцентов дополняет небольшая главка Финской церкви. Эта триада создает мощный пространственный узел посередине Большой Конюшенной улицы.

Несуразно узкий внутренний двор дома Мельцеров замыкается в торце трехгранным объемом парадной лестницы. Этот двор не превратился в темное каменное ущелье лишь потому, что соседний участок не застроили вплотную по ближней межевой линии. Смежные дворы домов № 17 и 19/8 слиты теперь в общее пространство.

Нижнюю часть здания со стороны улицы до революции занимали главная контора и магазин фотопринадлежностей «Кодак». Тут же снимали помещения контора по продаже автомобилей и другие коммерческие предприятия.

Гранитная мемориальная доска с барельефом, установленная в 1985 году (архитектор А.А. Левешко, скульптор А.С. Чаркин), напоминает о том, что здесь жил с 1929-го и умер в 1939 году художник А. А. Рылов.

Дом № 19/8 завершает фронт застройки Большой Конюшенной улицы между Конюшенным и Волынским переулками. На этом отрезке улицы находятся, в основном, жилые дома. Нижние этажи зданий занимают магазины разного профиля, офисы, кафе и рестораны.

Оглавление книги


Генерация: 0.111. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз