Книга: Исторические здания Петербурга [Прошлое и современность. Адреса и обитатели]

Дом Волконских (наб. реки Мойки, 12)

Дом Волконских (наб. реки Мойки, 12)

История дома началась в далекие петровские времена. В 1727 г. тайный советник статс-секретарь государя Иван Антонович Черкасов въехал в каменный дом на «высоких подвалах» «за Мьею речкою». Во дворе дома из камня выложили служебные постройки в виде аркад.

Когда именно этот участок достался Черкасову, точно неизвестно. До него здесь проживал архитектор Доменико Трезини – на берегу реки стоял деревянный дом, который зодчий занимал до 1710 г.

Службу в Санкт-Петербурге И. А. Черкасов начинал в 1712 г. канцеляристом при Алексее Васильевиче Макарове, заведовавшем секретными бумагами царя Петра I. Чиновничий опыт Черкасов накопил к этому времени солидный – он служил во Владимире, Козлове, Угличе и Архангельске. В течение года был подьячим в Оружейной палате в Москве.

В Петербурге Черкасова быстро заметил государь и начал брать его с собой в поездки квартирмейстером. В 1722–1723 гг. И. А. Черкасов сопровождал царя во время Персидского похода. Петру, очевидно, нравился расторопный и надежный служащий, и в 1723 г. государь в знак благодарности пожаловал ему 280 душ крепостных.

После смерти императора Черкасов продолжил государственную службу у императрицы Екатерины I и даже получил высокую должность тайного кабинет-секретаря. Недолго прожил Иван Антонович в своем новом доме, так как уже 30 июня 1727 г. юный император Петр II, не без участия светлейшего князя А. Д. Меншикова, отправил бывшего кабинет-секретаря в ссылку в Москву.


Наб. реки Мойки, 12. Фото 2010-х гг.

С падением Меншикова и смертью царя положение Черкасова не изменилось – ему не разрешили вернуться в столицу, а отправили служить вначале в Архангельск, а затем в Астрахань.

Жизнь И. А. Черкасова поменялась после прихода к власти императрицы Елизаветы Петровны, вызвавшей его в 1741 г. в Санкт-Петербург, где он занял должность кабинет-секретаря, то есть руководителя личной канцелярии императрицы. Судьба вновь благоволила Ивану Антоновичу, сделав его одним из самых могущественных людей государства. К должности посыпались звания и титулы: в 1742 г. он возведен в баронское достоинство, а в 1745 г. стал тайным советником. К 280 душам крепостных добавились еще крестьяне Дорогобужского уезда Смоленской губернии.


Наб. реки Мойки, 12. Двор. Фото 2010-х гг.

Примерно в это же время, то есть в 1742–1746 гг., дом на Мойке перестраивают и подновляют в голландском стиле.

После кончины Черкасова в 1758 г. участок со строением переходит по наследству детям, скорее всего, старшему сыну Александру Ивановичу Черкасову, ставшему позднее президентом Медицинской коллегии. В 1759 г. он женится на Гедвиге Елизавете Бирон – дочери Э. И. Бирона, гостившего однажды в доме Черкасовых.

В 1762 г. дом покупает казна, но как его используют, нам неизвестно. Он обретает хозяина в 1785 г. – императрица Екатерина II дарит постройку обер-гофмаршалу и президенту Придворной конторы Григорию Никитичу Орлову, который приходился двоюродным братом фавориту государыни Григорию Григорьевичу Орлову.


А. И. Черкасов

С конца XVIII в. собственницей дома выступает графиня Екатерина Петровна Шувалова, но затем права на постройку переходят к купцу 1-й гильдии Алексею Петровичу Жадимеровскому, который его перестраивает в стиле раннего классицизма. В течение XIX столетия здание еще несколько раз перестраивалось.

Центральная часть трехэтажной постройки выделена ризалитом и украшена шестью пилястрами на уровне второго и третьего этажей. Первый этаж декорирован рустом. Прямоугольные оконные проемы второго этажа дополнены наличниками и простыми сандриками, наружные подоконники поддерживают консоли. Пространство под окнами третьего этажа заполнено повторяющейся лепниной, окна первого этажа выделены замковыми камнями. Над высокими арочными проездами во двор, расположенными в боковых частях здания, устроены балконы с чугунной решеткой ограждения.

В большом внутреннем дворе дома Волконских находится и вход в здание. Здесь же сохранились конюшня и каретный сарай, сооруженные еще при И. А. Черкасове. Они расположены в глубине двора прямо напротив дома и выделяются открытыми аркадами (верхняя имеет остекление). Они носят название «Бироновых» конюшен, но какое отношение к ним имеет герцог Э. И. Бирон и имеет ли вообще, точно не установлено. Хотя известно, что к лошадям и верховой езде он имел особую страсть. В 1950 г. во дворе открыт памятник Александру Сергеевичу Пушкину работы скульптора Н. В. Дыдыкина при участии архитектора Ю. Н. Смирнова. Бронзовая статуя высотой 1,7 метра установлена на высоком круглом постаменте из песчаника.

На фасаде самого дома в 1880 г. установили мемориальную доску А. С. Пушкину работы архитектора Н. Л. Бенуа. В 1920-е гг. она была утрачена и открыта заново в 1937 г. со следующим текстом: «В этом доме 29 января 1837 года скончался Александр Сергеевич Пушкин».

В 1806 г. купец А. П. Жадимеровский продал дом княгине Александре Николаевне Волконской, урожденной Репниной. Здесь прошло детство ее сына Сергея – будущего декабриста, лишенного в 1826 г. всех званий и привилегий и осужденного на каторгу. В 1834 г. княгиня умирает, и дом переходит к ее дочери и сестре Сергея, Софье Григорьевне Волконской, которая с 1827 г. бо?льшую часть времени проводила за границей. В те же годы Волконские начали сдавать в доме квартиры внаем, а среди арендаторов оказалась семья А. С. Пушкина. С 1833 г. квартиру на втором этаже занимала семья государственного деятеля тайного советника Федора Петровича Лубяновского.


Княгиня С. Г. Волконская

Свою новую квартиру из 11 комнат, с кухнею, подвалом, конюшней, сараем и сеновалом А. С. Пушкин снял в сентябре 1836 г. Причем поэт заключил с доверенным лицом С. Г. Волконской официальный договор:

«<1 сентября 1836 г.>

Получ. 24 февр. 1837 г.

Тысяча восемьсотъ тридцать шестого года Сентября Перваго дня, я нижеподписавшийся Двора Его Императорскаго Величества Камеръ-Юнкеръ Александръ Сергеевичь Пушкинъ заключилъ сей контрактъ по доверенности Госпожи Статсъ Дамы Княгини Софии Григорьевны Волконской, данной Господину Гофмейстеру Двора Его Императорскаго Величества, Сенатору и Кавалеру Льву Алексеевичу Перовскому въ томъ: 1-е. Что нанялъ я Пушкинъ въ собственномъ Ея Светлости Княгини Софьи Григорьевны Волконской доме, состоящемъ 2-й Адмиралтейской части 1-го квартала подъ № 7-мъ весь, отъ однихъ воротъ до другихъ нижний этажъ изъ одинатцати комнатъ состоящий со службами, какъ-то: кухнею и при ней комнатою въ подвальномъ этаже, взойдя на дворъ направо; конюшнею на шесть стойловъ, сараемъ, сеноваломъ, местомъ въ леднике и на чердаке, и сухимъ для винъ погребомъ, сверхъ того две комнаты и прачешную взойдя на дворъ на лево въ подвальномъ этаже во 2-мъ проходе; срокомъ впередъ на два года, то есть: по первое число Сентября, будущаго тысяча восемъ сотъ тритцать восмаго года. 2-е. За наемъ оной квартиры съ принадлежностями, обязываюсь я Пушкинъ заплатить Его Превосходительству Льву Алексеевичу Перовскому въ годъ четыре тысячи три ста рублей ассигнациями, что составитъ въ два года, восемъ тысячь шесть сотъ рублей, которыя и имею вносить по три месяца, при наступлении каждыхъ трехъ месяцевъ впередъ по тысячи семидесяти пяти рублей, бездоимочно. 3-е. Въ какомъ виде теперь нанимаемыя мною комнаты приняты, какъ то: полы чистые, двери съ замками и ключами крепкия, рамы зимния и летния съ целыми стеклами, печи съ крышками тарелками и заслонками, въ такомъ точно виде, по выезде моемъ и сдать я обязанъ; а если что окажется изломано, разбито и утрачено, то за оное заплатить или исправить мне какъ было Пушкину своимъ коштомъ. 4-е. Буде я пожелаю во время жительства моего въ квартире сделать какое-либо неподвижное украшение, то не иначе какъ на свой счетъ и то съ позволения Его Превосходительства Льва Алексеевича но отнюдь не ломая капитальныхъ стенъ. 5-е. Въ нанятой мною квартире соблюдать мне должную чистоту: не рубить и не колоть въ кухне дровъ, на лестницахъ не держать нечистоты также и на дворе ничего не лить и несыпать, но всякую нечистоту выносить въ показанное место. 6-е. Отъ огня иметь мне Пушкину крайнюю осторожность; а дабы со стороны моего жительства никакого опасения не было, обязываюсь я наблюсти, что бы люди мои не иначе выносили огонь на дворъ, какъ въ фонаре. 7-е. Чищение печныхъ трубъ и прочая Полицейская повинность зависитъ отъ распоряжения Его Превосходительства Льва Алексеевича. 8-е. О всякихъ приезжающихъ ко мне и отъезжающихъ отъ меня, долженъ я немедленно давать знать Управляющему домомъ; безъ паспортныхъ же съ непрописанными въ квартале и просроченными билетами людей обоего пола ни подъ какимъ видомъ не держать, а если паче чаяния, сие и случится, то вся ответственность падаетъ на меня. 9-е. Въ случае продажи дома, Его Превосходительство Левъ Алексеевичь со стороны своей обязывается уведомить меня объ оной заблаговременно, дабы – если покупщикъ несогласенъ будетъ хранить – контрактъ въ сей силе то могъ бы я приискать для жительства моего въ иномъ доме квартиру; равно и я Пушкинъ если более означеннаго въ семъ контракте срока, нанять квартиры не пожелаю, то долженъ уведомить Его Превосходительство Льва Алексеевича, до истечения срока за месяцъ; и наконецъ 10-е. Сей контрактъ до срочнаго время хранить съ обеихъ сторонъ свято и ненарушимо для чего и явить его где следуетъ, подлинному же храниться у Его Превосходительства Льва Алексеевича, а мне Пушкину иметь съ него копию. А что на второй странице, на третий и на четвертой строкахъ почищенному написаны слова: месяцевъ впередъ по тысячи семидесяти пяти рублей, то считать верно.

Гофмейстеръ и Сенаторъ Перовский.

№ 155. 1836 года Декабря десятаго дня, въ Спетербурге, въ Конторе Нотариуса, Сия Копия при подлинномъ контракте явлена, и въ книгу подъ № сто пятьдесятъ пятымъ записана.

Нотариусъ Григорей Сидневъ.

Получено по контракту отъ Госпожи Пушкиной съ 1-го Сентября по 1-е Декабря сего 1836-го года тысячу рублей ассигнациями.

Смотритель дома Захаръ Шумовъ».

О рабочем кабинете А. С. Пушкина в новой квартире вспоминал начинающий поэт Облачкин: «Кабинет Пушкина состоял из большой узкой комнаты. Посреди стоял огромный стол простого дерева, оставлявший с двух концов место для прохода, заваленный бумагами, письменными принадлежностями и книгами, а сам поэт сидел в уголку в покойном кресле. На Пушкине был старенький, дешевый халат, какими обыкновенно торгуют бухарцы в разноску. Вся стена была уставлена полками с книгами, а вокруг кабинета были расставлены простые плетеные стулья. Кабинет был просторный, светлый, чистый, но в нем ничего не было затейливого, замысловатого, роскошного, во всем безыскусственная простота и ничего поражающего, кроме самого хозяина, поражавшего каждого, кому посчастливилось видеть его оригинальное, арабского типа лицо, до невероятности подвижное и всегда оживленное выражением гениального ума и глубокого чувства».[42]

Кстати, с соседом Ф. П. Лубяновским поэт имел добрые отношения и часто бывал у него в гостях. Федор Петрович одно время занимал должность гражданского губернатора Подольской губернии, но после назначения в Сенат переехал в Санкт-Петербург и поселился в доме Волконских.

Как оказалось, квартира на Мойке стала последней в жизни великого поэта, а в историю Петербурга дом Волконских навечно вошел как главный пушкинский адрес. Здесь поэт работал над «Капитанской дочкой», историей Петра Великого и редактировал свой журнал «Современник». Отсюда 27 января 1837 г. Александр Сергеевич выехал на дуэль с Дантесом, и сюда же на следующий день его привезли раненого. К поэту приехали друзья (В. А. Жуковский, В. И. Даль и другие). Невыносимо страдая от пулевого ранения, великий поэт скончался в своей квартире в 14 часов 45 минут 29 января.

В 1925 г. (по другим данным, в 1927 г.) в квартире А. С. Пушкина, вернее, в той части дома, где предположительно размещались его жилые комнаты, работала пушкинская выставка, а уже к 100-летию со дня гибели Александра Сергеевича в доме открыли мемориальный музей.

В наши дни дом Волконских занят Всероссийским музеем А. С. Пушкина. В 1960-е гг. (работы велись и в 1930-х гг.) квартиру поэта восстановили в том виде, в каком она была в последние дни его жизни.

После кончины А. С. Пушкина его вдова с детьми уехали в имение брата в Калужской губернии, а квартиру, где они жили, решил занять Григорий Петрович Волконский, служивший чиновником по особым поручениям при министре просвещения. Об этом владелице дома княгине С. Г. Волконской писал в Рим князь П. М. Волконский: «Ожидаю, милый друг, вашего ответа о квартире для Грегуара (Г. П. Волконского. – А. Г.) в первом этаже вашего дома, освободившейся со смертью Пушкина, который в ней жил, и оставленной вдовой, которая уехала в деревню – чтобы не терять времени для нужного ремонта в начале весны и закончить его в течение хорошего сезона».[43]

Позднее дом арендовали не только частные лица. Одно время здесь размещался Контроль Николаевской железной дороги, а здания во дворе занимала англо-русская конюшня К. К. Андерсона. В начале XX столетия (до 1908 г.) дом Волконских служил местом расположения Санкт-Петербургского охранного отделения (охранки) – политической полиции Российской империи.

Большие реставрационно-восстановительные работы велись в доме с 1984 по 1986 г., в результате чего восстановили планировку пушкинского периода, парадной лестнице вернули ее первоначальный облик и даже фасад здания окрасили в желтый цвет, характерный для 1830-х гг. Мемориальный музей торжественно открыли 10 февраля 1987 г.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.094. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз