Книга: Высотки сталинской Москвы. Наследие эпохи

Дома-макеты на строительстве МГУ

Дома-макеты на строительстве МГУ

Вот уже 60 лет на территории Ботанического сада Московского государственного университета существует строение, способное поразить взгляд любого внимательного человека. Одноэтажное каменное здание, в котором сегодня находится одно из подразделений Ботанического сада, имеет необычные торцевые стены. При строительстве этих стен были использованы крупные облицовочные панели – такие же, какие применяли московские строители при отделке корпусов МГУ на Ленинских горах. Находится этот странный домик в непосредственной близости от высотки МГУ. Однако увидеть его непросто: он скрыт за деревьями, и для этого сначала необходимо пройти на территорию Ботанического сада.

Первая мысль, приходящая в голову обывателю, что перед ним удивительное архитектурное недоразумение, невоплощенная фантазия, рожденная эпохой экономии строительных материалов. Кажется, вывод напрашивается сам собой – облицовочные плиты для университетской высотки оказались изготовлены с избытком, часть их осталась на складе, и эти излишки вполне могли пойти на строительство разных вспомогательных строений. В действительности перед нами один из двух макетных домиков, которые использовались в качестве демонстрационных павильонов в период строительства университетского здания. Как известно, комплекс на Ленинских горах включает в себя большое количество корпусов: главное здание, химический и физический корпуса, студенческие общежития, жилые секции для профессоров и преподавателей и многие другие. Строительство всех этих сооружений заняло без малого четыре года. Грандиозная стройка с самого начала стала одной из главных достопримечательностей не только Москвы, но и всего Советского Союз а. А что было показывать на огромной стройке, где в сетях каркаса люди копошились, словно муравьи, где пыль стояла столбом и сыпала искры электросварка? Вот для демонстрационных целей на стройплощадке и были созданы два домика-макета.


Макетный домик на территории Ботанического сада МГУ. 2007 г.

Впервые о существовании макетов автору этих строк стало известно несколькими годами ранее из книги «Дворец науки», изданной ВЦСПС в 1952 году. Книга представляет собой сборник воспоминаний людей, принимавших участие в строительстве университета. В рассказе архитектора М. Андрианова говорилось:

«…На самом видном месте на территории строительства стоят два небольших домика-макета. Представьте себе, что вы пришли осмотреть жилище студентов, точно воспроизведенное в одном из них.

Вы ступаете на мягкую ковровую дорожку, покрывающую натертый до блеска паркет. Справа и слева от прихожей – две светлые комнаты. На окнах – шторы. Около окна – письменный стол с лампой. Слева, у стены – другой стол, поменьше, и два мягких кресла. В углу – книжный шкаф. Еще один шкаф с отделениями для одежды и продуктов вделан в стену. Справа – диван-кровать с белоснежной постелью. На паркетном полу коврик. Комнаты радиофицированы, в передней – телефон.


Макет студенческой комнаты. Планировалось, что в здании МГУ будет более шести тысяч таких комнат. 1952 г.

Откроем дверь туалетной комнаты. Над умывальником висит зеркало, полочка для мыла. Стены душевой кабины облицованы глазированной плиткой.

Будущие хозяева Дворца науки – студенты и профессора университета – задолго до окончания строительства могли посмотреть, в каких прекрасных комнатах и квартирах они будут жить. Побывали здесь стахановцы московских предприятий, гости из зарубежных стран, выдающиеся борцы за мир Жолио-Кюри и Эжени Коттон. После осмотра студенческих комнат Эжени Коттон сказала:

– Какое счастье учиться и жить в этом прекрасном университете, в городе солнца – Москве!»[111]

Как известно, цоколи главного здания МГУ и окружающих его корпусов облицовывались мрамором и гранитом. Домик-макет на торцевых стенах тоже имел такую облицовку, которая должна была подчеркнуть грандиозность будущего высотного сооружения. Благородный вид этих гранитных цоколей придает домику-макету гротескную монументальность.



Фредерик Жолио-Кюри и Эжени Коттон – лауреаты международных Сталинских премий «За укрепление мира между народами». 1950 г.

В постановлении № 803 от 15 марта 1948 года «О строительстве нового здания для Московского государственного университета» указывалось, что облицовку фасада следует выполнить естественным или искусственным камнем или керамической плиткой. В начальный период строительства высотных зданий их разработчики колебались в выборе облицовочного материала и, судя по всему, больше склонялись в пользу естественного камня. Предлагалось использовать либо плиты известняка, либо керамические облицовочные блоки, которые еще в начале XX века успешно применялись при отделке американских небоскребов, а в СССР – при отделке многоэтажных зданий во второй половине 30-х годов. Практический опыт облицовки подобными блоками многоэтажных зданий имелся у советских специалистов. Внедрение керамики еще до войны планировалось и при облицовке Дворца Советов. В соответствии с буквой постановления при проведении сравнительного анализа материалов следовало рассмотреть оба варианта облицовки и, смоделировав их, выбрать более удачный. Таким образом, домик и тут нашел свое применение. Одну его стену выполнили из плиты, облицованной известняком, противоположную облицевали керамикой. Элементы декора в экспериментальных целях изготовили из литого камня. Кратковременная эксплуатация сооружения позволила не только показать в сравнении оба предлагавшихся типа облицовки, но и проверить на практике их эксплуатационные и эстетические качества. Выбор был сделан в пользу керамики. Из нее же, а также из литого камня решили изготавливать и элементы декора.


Гранитный цоколь макетного дома. 2007 г.

За годы эксплуатации макетный дом постарел. Керамическая облицовка растрескалась, хотя еще держалась, сквозь трещин ы в гранитных плитах цоколя пробивались и обеги растений. Местами от стен отвалилась штукатурка, обнажив кладку из красного кирпича. Однако в 2011–2012 годах домик был серьезно реконструирован, что нанесло значительный ущерб аутентичности сооружения. В рамках реконструкции был надстроен второй этаж, которого не было первоначально, а торцевые стены здания, облицованные керамикой, получили неестественную аляповатую раскраску.

На строительстве МГУ макетный дом расположили по соседству со зданием дирекции строительства, чтобы приезжающие гости сразу знакомились и с бытом будущих студентов и с тем, как университет станет выглядеть.

«Непосредственным начальником строительства был Александр Васильевич Воронков – громадного роста, спокойный и распорядительный человек, – вспоминал ректор МГУ А.Н. Несмеянов. – Он разместился со своим штабом в специально построенном двухэтажном бревенчатом доме на территории будущего ботанического сада.

Этот дом в оштукатуренном и приведенном в порядок виде и сейчас стоит там. Я стал частым гостем в этом доме. Подчас возникали споры между авторами проекта и строителями такого, например, порядка: ставить при главном входе цилиндрические колонны или колонны с квадратным сечением (их было гораздо проще делать, и AM. Комаровский настаивал на квадратных). Я не придавал таким разногласиям большого значения. В данном случае решение было паллиативным – поставить и те и другие»[112].

Массивные студенческие столы в макетной комнате служат и сегодня, только уже не студентам и заезжим экскурсантам, а научным работникам дендрария. Конечно, история макетного дома не является новостью для работников Ботанического сада, которые сегодня продолжают трудиться в этом уникальном строении. Без их помощи было бы гораздо труднее восстановить подробности его истории. Не менее интересной представляется судьба второго дома-макета, о котором говорилось в статье архитектора М. Андрианова. Он находится совсем рядом с первым, но, в отличие от него, совершенно неприметен. Это одноэтажный кирпичный, об шитый досками барак с окнами, выкрашенный в синий цвет. Хотя дубовые входные двери со стильным бронзовым доводчиком сразу развеивают возникающие сомнения. Второй макет демонстрировал, в каких квартирах скоро будет жить столичная профессура. Через всю квартиру идет широкий коридор, в котором можно ездить на велосипеде. Взору посетителя последовательно открываются три большие комнаты, которые условно можно определить как гостиную (столовую), спальню и кабинет. По другую сторону коридора находятся санузел, ванная комната, за ними помещение кухни, рядом с кухней небольшая комната для прислуги. Эта комната самая маленькая в квартире – сегодня в ней умещаются один стол, стул и небольшой шкафчик.

До сих пор, несмотря на незначительные изменения интерьеров, помещения сохранили былые солидность и благородство, которые чувствуются практически во всех мелочах. В дубовой музейной мебели, в классических люстрах, даже в белом глазурованном кафеле, смотрящем на нас со стен макетной кухни. Ни одной мелочи, кажется, не упустили советские строители. Даже макет балкона есть в этом макетном доме, балконная дверь находится в профессорской спальне. Сегодня там, конечно, уже не спальня, вместо кровати стоят шкафы и столы, на столах несколько компьютеров. Теперь в этом доме размещается отдел флоры. К сожалению, сегодня судьба второго домика почти решена – ему, как временному сооружению, угрожает снос, и никакие доводы в пользу сохранения памятника, которым он формально не является, не принимаются в расчет университетским руководством.


Интерьер профессорского кабинета во втором макетном доме. 2007 г.

О назначении второго домика также писал в своей книге воспоминаний А.Н. Несмеянов. «Центральная, самая высотная часть МГУ была окружена четырьмя 20-этажными башнями, соединенными с центральной башней более низкими частями здания, в свою очередь, эти четыре башни соединялись опять-таки более низкими частями с четырьмя 12-этажными корпусами, в которых помещались профессорско-преподавательские квартиры (200 квартир). Это профессорско-преподавательское жилье было отделено от студенческого. В названных четырех 20-этажных башнях и примыкавших к ним «переходных» частях располагалось 6000 комнат студентов (7 кв. м) и аспирантов (12 кв. м), которые были запроектированы на проживание одного человека каждая. Удобная и компактная мебель в этих комнатах была предусмотрена с самого начала. Поэтажно были запроектированы холлы, чтобы дать возможность студентам собираться группами. Что касается профессорско-преподавательских квартир (2, 3, 4 и 5-комнатных), то после тщательного обсуждения с архитекторами проект, на котором мы остановились, был осуществлен в натуре (этот домик и сейчас стоит в глубине ботанического сада), и мы пригласили жен профессоров осмотреть и покритиковать его. Критика была учтена при выборе окончательного варианта. Квартиры получились при их компактности (необходимой в высотном здании) очень удобными»[113].

Осталось выяснить, когда именно были созданы макеты на строительной площадке МГУ. К сожалению, соответствующие архивные документы труднодоступны, поэтому определим примерную дату постройки по имеющимся фотографиям.

В 2006 году увидела свет книга «Ботанический сад Московского университета. 1706–2006». В этом юбилейном издании дается краткая информация о том, что проект дендрария на Ленинских горах был разработан к весне 1951 года, а основные посадки деревьев произведены в 1952–1954 годах. В книге приводится и фотография, сделанная со строящегося высотного здания. Авторами книги снимок датируется 1950 годом. На нем отчетливо видны два существующих макетных дома, а за ними (рядом с опорой ЛЭП) третий дом.

Благодаря помощи работников Ботанического сада автору удалось отыскать еще более раннюю фотографию макетных домов. Она также была сделана человеком, который находился на каркасе строящегося высотного здания, возможно, даже сидел в кабине башенного крана УБК. Точка съемки располагалась гораздо ниже, чем на фотографии из книги. Очевидно, данный снимок был сделан несколькими месяцами ранее, в начале или середине лета 1950 года. Известно, что работы по сооружению фундамента главного корпуса начались в мае 1949 года. К концу 1950 года строительство каркаса высотной части было практически завершено.

Таким образом, можно полагать, ч то макетные дома появились вблизи высотной стройки в числе первых вспомогательных сооружений. Это подтверждает опубликованный генеральный план территории МГУ, где, согласно экспликации, три рассматриваемых дома названы «сохраняемыми временными сооружениями»[114].


Территория будущего дендрария. 1950 г.

И наконец, вот еще одно документальное свидетельство, показывающее, что поводом для строительства макетных домов являлись не только внешний вид и интерьеры. «Для изыскания лучших методов внутренних отделочных работ на площадке были построены в натуре ячейки-секции аспирантских и студенческих общежитий, а также профессорская квартира. В этих сооружениях, в частности, практически проверены готовые железобетонные плиты, отлитые в матрицах, готовые гипсовые блоки стен, санитарные узлы и т. д. Здесь же велись зимой опытные штукатурные, малярные и другие отделочные работы. Горячий воздух от наружных калориферов подавался по воздуховоду диаметром 280–300 мм. В помещениях создавалась температура плюс 22–25 °C, а в ночное – нерабочее время до плюс 30–35 °C. Независимо от калориферов использовали еще и отражательные электрические печи для сушки углов и стен у пола. Опыт показал, что в зимних условиях сушка помещения в 14–15 кв. м может быть произведена в течение весьма короткого времени без потери качества произведенных работ»[115].


Территория будущего дендрария. Начало лета 1950 г.

Это небольшое свидетельство подтверждает, что макетные дома действительно сооружались зимой 1949/50 года и именно на них были опробованы новые индустриальные методы строительных и отделочных работ в условиях суровой зимы. Макетные дома являлись, вероятно, первыми строениями, в которых нашли применение железобетонные шатровые плиты междуэтажных перекрытий, механизированное производство которых было организовано перед началом зимы в специально построенном цеху. Конечно, после окончания строительства макеты потеряли былую актуальность. Но с течением лет они обрели ценность уже иного качества. Тот факт, что они не только существовали, но и сохранились до наших дней, может стать настоящим открытием для архитекторов, специалистов-строителей и историков. В наши дни дома-макеты являются уже историческими сооружениями, уникальными в своем роде.

Выражаю благодарность Галине Андреевне Новицкой, Ульяне Украинской, а также всем сотрудникам Ботанического сада МГУ за помощь в работе над этой главой. (Авт.)

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Похожие страницы

Генерация: 0.046. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз