Книга: Крестовский, Елагин, Петровский. Острова Невской дельты

Шпалерное прошлое дома № 3

Глядя на жилой дом № 3 по Петровскому проспекту, и не заподозришь, насколько содержательную историю он имеет. Кажется, что перед тобой типичный доходный дом начала XX в., однако он старее, чем кажется, и первоначально имел вовсе не жилое предназначение. Была здесь некогда шпалерная, или, говоря современным языком, обойная, фабрика. Причём весьма успешная, так как дом по мере наращивания производства буквально рос на глазах: начинал с двух этажей, а закончил четырьмя.

Первым владельцем участка № 1407, простиравшегося от фабрики Ждановых почти до Ольховой (Ремесленной) улицы, значился купец Иван Вендт. В 1847 г. Общее присутствие округа путей сообщения выдало ему разрешение на строительство двухэтажной шпалерной (обойной) фабрики. По-видимому, из-за необходимости использовать в производственном цикле большое количество воды фабричное здание расположили на самом берегу Ждановки, а рядом пристроили служебные помещения. Кроме фабрики, на участке находились два жилых дома, один из них весьма ветхий, и деревянные службы. Большую же часть участка протяженностью около 300 м занимал сад.

Судя по всему, дела на фабрике шли хорошо, поскольку следующий владелец участка, гамбургский подданный временный санкт-петербургский купец Николай (Иоганн) Михайлович Деринг, не только сохранил профиль, но и затеял её расширение. В 1850 г. фабричное здание нарастили одним этажом, архитектором выступил А.Ф. Зантфлебен. Согласно плану здания, на каждом этаже имелось по три огромных производственных помещения, разделённых перегородкой.


Петровский пр., 3. В XIX в. здесь находилась обойная фабрика

Однако и трёх этажей оказалось мало. В 1857 г. возводится четвёртый, а в 1859 г. справа к зданию пристраивается одноэтажная прачечная, сохранившаяся до наших дней. Таким образом, за десять лет обойная фабрика выросла вдвое, принося хозяину неплохой доход. Что же представляло собой шпалерное производство в середине XIX в.?

Конечно, это уже было не то, что в XVIII в., когда искусство шпалеры достигло своего пика, а художники золотыми и шелковыми нитями выписывали на стены целые картины: библейские, мифологические и исторические сюжеты, пейзажи и пасторали. Нет, в XIX в. шпалера в значительной степени утрачивает свои декоративные принципы, превращаясь в обычные обои, однако сохраняется и высокохудожественное направление. Используются как тканевые (штофные) обои, так и бумажные; на них воспроизводятся сложные сюжеты, но чаще применяются простые узоры. Дешёвые обои пользуются повышенным спросом, так как без них в Петербурге теперь не обходился ни один дом, даже тот, что прежде обивался простыми досками.

Обойные мануфактуры процветают, процветает и фабрика Деринга. Для продажи изделий в центре города, на Садовой улице в доме Ильина, он открывает специализированную лавку В 1862 г. Деринг берет кредит в Городском кредитном обществе на сумму 14 700 руб. и возводит ещё одно здание для рабочих. Лес на пустующей части земли вырубается, и фабрика «продвигается» в сторону Ольховой (ныне – Ремесленной) улицы. Сам Деринг в деле Кредитного общества именуется не иначе, как «обойный фабрикант», при этом любопытно, что подписи в документах он везде ставит на немецком языке. Как это водилось за купцами, выходцами из Гамбурга или Баварии, говорить по-русски они ещё как-то выучились, а вот писать – не очень.

После смерти Деринга-отца дело его продолжил сын, Карл Николаевич. Статус его по сравнению с отцом повышается: он купец 2-й гильдии. Известно, что К.Н. Деринг одалживает в мае 1879 г. московскому купцу Ивану Ивановичу Мохову на покупку дома с участком по улице Рылеева, 27, значительную сумму в 27 000 руб., т. е. больше половины из требуемых 43 000 руб. Но то ли рессорная мастерская в этом доме не приносила Мохову необходимого дохода, то ли по причине невозможности отдать вовремя долг, дом на Рылеева, 27, вместе с участком переходит в 1887 г. в собственность К.Н. Деринга. Однако пользовался он им недолго, в мае 1887 г. Деринг скончался. Наследниками как дома, так и фабрики на Петровском острове остались его вдова Софья Фёдоровна, сын Карл-Николай-Александр, дочери Ольга-Луиза и Юлия-Екатерина Деринги.

Оглавление книги


Генерация: 0.122. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз