Книга: Вокруг Кремля и Китай-Города

Эпилог

Эпилог

Император вселился в Михайловский замок, едва там просохла штукатурка. Но судьба Павла I была уже предрешена. Ровно через сорок дней (в ночь с 11 на 12 марта 1801 года) он был убит именно здесь. Наутро сын его Александр Павлович вышел к придворным и дрогнувшим голосом промолвил: «Батюшка скончался апоплексическим ударом. При мне всё будет, как при бабушке».

Парадной резиденцией замок больше не являлся, и через несколько лет в нём открыли инженерное училище, что и дало строению новое название – Инженерный замок. Сейчас он стал филиалом Русского музея.

Царицыно при Павле пребывало в запустении. При Александре I там были разрешены прогулки, и с тех пор усадьба стала у москвичей любимым местом для гуляний и пикников. Дворцы же, не приглянувшиеся никому из самодержцев, медленно разрушались. Не используемое и не приносящее дохода имение было в 1860 году передано из Дворцового ведомства в Департамент уделов, то есть перестало принадлежать царской семье. Земли понемногу разошлись под дачные участки, тем более что вскоре здесь проложили линию Курской железной дороги и появилась станция Царицыно-Дачное.

А вот желающих купить дворцы так и не нашлось, и в 1880 году, когда в Большом дворце обрушилась часть кровли, решено было разобрать и остатки крыши, и готические верхушки башен.

В советскую эпоху ничего хорошего здесь не происходило, попытки реставрации носили очень локальный характер. Район назывался Ленино, и хотя от станции метро до парка всего десять минут ходьбы, там было тогда очень немноголюдно.

В XXI веке в истории Царицыно была поставлена финальная точка, больше всего похожая на контрольный выстрел в голову. По решению тогдашнего мэра Москвы Юрия Лужкова дворцовый комплекс был достроен – с применением современных технологий и материалов, с добавлением инженерных систем, с изменением планировочных решений… Всё это выводило проект из сферы реставрации в какую-то иную плоскость, для которой даже трудно подобрать название.

Подобно тому как «нельзя починить то, что не сломано», невозможно отреставрировать то, что не было завершено. Трагическая, но ключевая часть истории Царицынского дворца как раз и состоит в том, что он не был достроен. Под крышами этих зданий никогда никто не жил, если не считать Третьего Кавалерского корпуса, в XIX веке сдававшегося в аренду под гостиницу и трактир. И превратить Царицыно в развлекательно-прогулочный комплекс – это как раз продолжить историю трактира, а вовсе не историю Баженова. Светомузыкальные фонтаны и спортивная площадка, шашлычные и устройства для производства сахарной ваты – всё это даже хорошо, но оно «из другой оперы».

И теперь, когда от баженовских руин с их таинственной притягательностью не осталось и следа, когда исчезла атмосфера того заброшенного парка, наполнявшая душу печальным умиротворением с какой-то неуловимой драматической нотой, Царицыно превратилось в обычный городской парк – старательно прибираемый и охраняемый, очень многолюдный и оставляющий совершенно равнодушным.

Самым везучим из творений Баженова оказался созданный им макет Большого Кремлёвского дворца – он дожил до наших дней. Несколько перевозок с места на место, выпавшие на его долю за двести лет, могли бы иметь печальные последствия – как известно, «один переезд равен двум пожарам». Но нет – как ни странно, из множества составляющих макет деталей почти ничего не потеряно и не сломано. Баженовское творение можно увидеть в экспозиции Музея архитектуры на Воздвиженке – правда, пока не целиком, над некоторыми частями ещё работают реставраторы.

Оглавление книги


Генерация: 0.070. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
поделиться
Вверх Вниз