Книга: Кнайпы Львова

Литературный клуб 1939–1944 гг.

Литературный клуб 1939–1944 гг.

Располагался во дворце Бельского на ул. Коперника, 42, где сейчас Дом учителя. Здесь проходили не только собрания Союза писателей, но и балы и банкеты.

Новый 1940 год отмечали в достаточно драматической ситуации. Граф Бельский продолжал жить над клубом, пока его не вывезли в апреле 1940 г., и лично приветствовал гостей и содействовал забаве. Даже радовался, что у него поселились писатели: «ведь говорили, что когда придут большевики, то поставят у меня лошадей во дворце». «Это была особая ночь, — вспоминал писатель Генрик Фоглер. — На первый взгляд, все имело традиционный порядок и ритуал, но на самом деле было чем-то неимоверным. Каждое движение и жест, казалось, имели символическое значение. В нескольких просторных залах установлены поперек и накрест длинные деревянные столы… Буфет был щедро заполнен. Вокруг танцевала густая толпа, среди известных создателей сновало немало неопределенных типов…»

«Клуб имел просторную столовую, — вспоминал Михаил Бажанский. — Это очень скромно можно назвать — столовая. Это была кузница мыслей творческих умов. Именно за кофе или за тарелкой чего-нибудь теплого вели беседы. Плыли воспоминания, разливалось пение. Вы могли увидеть отца прелата Куницкого, Станислава Людкевича, Ивана Багряного, Тодося Осьмачку, Василия Софронова-Левицкого, Николая Шлемкевича… Вы видели, как два приятеля — Остап Тарнавский и Богдан Нижанкивский — строили свои литературные терема, как Шерех с Людмилой Коваленко обсуждали все драмы, как толпились, чтобы подступить к столу, за которым Аркадий Любченко рассказывал что-то интересное…» А Станислав Людкевич «вытаскивал из своего плаща всякие корешки, спрятанные, как клад, еще перед войной, и готовил себе бульон или винегрет».

При немцах Литературно-Художественный клуб сначала помещался на ул. Академической, где был и при Польше, но через несколько дней его заняли немцы, и он переместился на Пидвалля, 3. В ноябре 1941 г. переместился в бывший Масонский клуб на ул. 29 июня (при Польше — ул. Третьего Мая), 8, и был здесь до июля 1944 г.

«Понятное дело, самым популярным местом встреч писателей был клубный ресторан с флигелями, — вспоминал Остап Тарнавский. — В столовую можно было войти отдельным входом, не входя в главное помещение клуба. Сюда заходил каждый — то во время полдника, или на ужин. Клуб получал специальний надел пищи, поэтому была возможность для всей художественной братии хоть раз в день неплохо поесть. Приходили сюда, разумеется, все те наши коллеги, которым удалось перейти во Львов из Украины. В клубе постоянно было людно и шумно. Директором харчевни был актер Василий Сердюк, который считался также работником театра, кухню вела его жена Л. Сердюкова, которая выступала в театре. Официантками были члены какого-то из союзов, среди них — Слава Ласовская. Плата за полдники или ужины были невысокими. Так клубная харчевня стала также и местом встреч художественного мира и пользовалась большой популярностью. В клуб заходили иногда и представители полиции (контролировавшие всю жизнь в стране), особенно шеф СД во Львове д-р Вальтер Шенк, который имел самый высокий ранг подполковника, или капитаны Кольф или Кнорр. Шенк был коллегой с университетских времен Ростислава Ендика (писатель, автор книги о Гитлере. — Ю. В.), который перед войной изучал антропологию в Берлине».

Хроника

3 января 1917 г. Несмотря на военное лихолетье, на Сильвестра в касино и Круге литературно-художественном была пышная забава. Полная зала и прилегающие салоны. Пение, балет, чтение. Забава продолжалась до 3 утра. Оркестр играл вальсы. В конце — лотерея, в которой разыгрывались предметы искусства, а также ветчины и колбасы.

3 января 1917 г. Спокойный Львов. Ночь на Сильвестра выпала на редкость спокойная. В предвоенные времена это была очень горячая пора для полиции, так как била рекорд по количеству скандальных трафунков, нарушений порядка и недоразумений. Зато в этом году было спокойно. Полицейские протоколы зафиксировали лишь 4 случая. Львова просто не узнать.

Январь 1917 г. Отказ от карнавализации. На последнем заседании «Объединения женских христианских обществ», представляющего 50 женских обществ Львова и провинции, принято предложение отменить традиционные карнавалы и балы зимнего сезона: «Когда в прошлом году кобиты (женщины) Кракова с болью и горечью призвали отказаться от традиционных зимних забав, Львов воспринял это с удивлением. Но теперь понимаем, что недопустимо играть во время войны, среди могил и руин».

3 января 1930 г. Прошедшая ночь Сильвестрова была очень нефортунной для владельцев ресторационных локалей. Выручка просто смехотворной. Даже в первостепенных локалях большинство столиков пустовало. Так что и счета были значительно скромнее по сравнению с прошлым годом. Минувшая ночь была на удивление спокойной для Львова, скорой помощи было всего 17 вызовов, из них 13 легко избитых обывателей и 4 мелких автомобильных случая.

15 января 1930 г. Мандаринковый дансинг. Завтра зал Городского касино заполнят тысячи молодежи, стремящейся к веселой и раскованной забаве. В тот день состоится оригинальный «Мандаринковый дансинг». Большинство танцовщиц будут выступать в оранжевых костюмах, а паны обошьют лацканы смокингов материей цвета мандаринки. Доход будет передан для бедных детей и молодежи. Комитет старался, чтобы первая эта карнавальная забава была наилучшей. Два оркестра пана Кордика будут играть до утра. В полночь заангажировано «японское танго» с участием оригинальных японцев. Салоны касино украшены цветами мандаринок и апельсинов. Кто еще не получил приглашение, записывайтесь во вторник и среду с 5 до 7 часов в касино.

10 января 1931 г. Карнавальный календарик.

10 января. Костюмированный вечер с котильоном Круга им. Борелёвского в залах городской Стрильницы по ул. Курковой.

10 января. Бал Братской помощи Высшей школы торговли заграничной в залах касино и Круга литературно-художественного.

10 января. Карнавальный вечер академической секции на Вознесение в зале Педагогического общества (ул. Зиморовича, 17)

10 января. Бал Семьи военной в залах Офицерского касино 40 пехотного полка.

17 января. Армянский бал на доход заведения им. Торосевича в залах касино и Круга литературно-художественного. 17 января. Репрезентационный бал в Стрильнице по ул. Курковой.

17 января. Вечер карнавальный Связи ремесленных цехов в собственных залах по ул. Костельной, 8.

17 января. Раут чиновников городской сберегательной кассы в репрезентационных салонах Ратуши.

18 января. Забава танцевальная общества низших судебных функционеров в Народовом доме.

21 января. Репрезентационный бал корпорантов при Львовском круге международной корпорации в залах касино. 24 января. Бал в залах касино.

3 января 1935 г. Ночь Сильвестровая. Традиционный Сильвестр был во Львове удивительно веселым. Публичные локали были заполнены публикой. Большим интересом пользовались забавы в кино Аполло, Касино и Коллозеуме. Большинство людей все же праздновали Сильвестр дома.

12 января 1935 г. Ярмарка послепраздничная с танцевальной забавой Круга им. Пилсудского состоится 3 января между 14 и 21 час. в залах гостиницы «Империал» на ул. 3 Мая. Вход 10 грошей. Много призов, приятные неожиданности.

16 марта 1932 г. Вечер русской песни. Сегодня в верхних залах «Жоржа» стараниями городского гражданского Комитета по делам безработицы в 18 и 21 час состоятся 2 больших концерта хора русских эмигрантов под управлением Семенова, известного по пластинкам звуковых фильмов и с радио. Песни будут звучать на русском языке, ревю — на польском. Вход 1 зл. 50 гр. Доход пойдет на безработных. Вход через кофейню на ул. Барской.

24 апреля 1935 г. Праздничная масакра. Одним из проявлений популярности изделий спиртовых монополий и темперамента львовских обывателей был целый ряд больших или меньших авантюр, которые записала полицейская хроника в дни праздников. Много лет врачи «скорой» не помнят таких «тяжелых» праздников. Было обследовано или завезено в госпиталь несколько десятков человек. Из тяжелых случаев отметим самоубийство Альфреда Бреннера на ул. Яблоновских, 35, тяжелое избиение и ранение электротехника Приставского на стадионе «Чарных», мотоциклетный случай Марьяна Юркевича на ул. Пекарской, самоубийство служанки Стефании Черной на ул. Красицких, 7, самоотравление Качмариковой и многие другие. Кроме того, «скорая» озаботилась несколькими лицами, которые получили раны во время праздничной стрельбы. Под колесами трамвая погибла на ул. Лычаковской 15-летняя Дора Баган. Под колеса автобуса выскочил на ул. Лычаковской Зигмунт Шмелихт, 50 лет.

Оглавление книги


Генерация: 0.131. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз