Книга: Крестовский, Елагин, Петровский. Острова Невской дельты

«Остров опять горит…»

«Остров опять горит…»

С таким заголовком вышла одна из петербургских газет в начале 1900-х гг. Газета обращала внимание на тот факт, что с началом дачного сезона возобновились пожары на Петровском острове, причём редко когда огонь удавалось локализовать до приезда пожарной команды. Обычно языки пламени под воздействием сильного ветра методично поглощали одну дачу за другой. Газета иронизировала, что острову вообще не везёт до крайности: осенью заливает нагонной волной, так что и за всю зиму дом не высушить, а летом, когда сухость наконец приходит, жди другого испытания – огня. Рассказывали про одного несчастного владельца дома, который осенью от прибытия воды спасался на крыше, а летом, когда вспыхнули и его, и соседский дом, вынужден был уже искать спасения в воде – в Малой Невке.

Да, если для центра Петербурга самое пожароопасное время начиналось с началом отопительного сезона, когда деревянные дома в сочетании с неисправными печами превращали в пепелище десятки домов за сезон, то на Островах и, в частности на Петровском, горело в основном летом. Кроме дачников, свою лепту вносили лесопилки и склады леса, работавшие в летние месяцы на полную мощность. В жару штабеля быстро высыхали, и достаточно было малой искры, чтобы превратить всю территорию в море огня. Городская управа требовала оснащать складскую территорию противопожарными средствами – песком, глиной, ёмкостями с водой, но куда там – если уж загоралось, то те, кто пытался тушить, погибали первыми.

В 1899 г. горел бывший химический завод Ждановых на Петровском пр., 1, принадлежавший в то время купцу Рыкаткину. После пожара план починки помещений пришлось даже согласовывать с Городской управой, которая мало того что затребовала денег за утверждение проекта, так ещё и заставила снести несколько опасных с точки зрения пожарной безопасности сараев.

В начале 1900-х гг. сгорела обойная фабрика, располагавшаяся на самом берегу Ждановки (Петровский пр., 3), после чего она фактически прекратила своё существование. Часто полыхала и канатная фабрика Гота, особенно её деревянные корпуса. Пакля, из которой делали канаты, загоралась ещё быстрее, чем лес на складах, а смола, если вспыхивала, очень трудно поддавалась тушению. Несколько раз фабрика выгорала почти дотла, а после сильнейшего пожара 1900 г. пришлось заново отстраивать несколько корпусов.

Упоминавшийся нами пожар 1912 г. – один из самых крупных в истории Петербурга – уничтожил не только множество дач в районе Петровской площади и сам Петровский дворец времен Екатерины II, но и унёс немало жизней. Воспоминания тех лет расходятся в определении причин пожара. Кто-то говорит, что сначала загорелось на складах леса купца Любищева, а потом распространилось по всей островной территории, а кто-то утверждает, что первоначально вспыхнуло далеко от Петровского острова – у Литейного моста.

Вот как вспоминает этот жаркий, во всех смыслах, день М.И. Григорьев: «На левом берегу Невы, выше Литейного моста, загорелась одна из многочисленных барж с сеном. Сильный ветер стал далеко разносить горящие клочки сена, вспыхнули другие барки, поднялась паника. Пока вызывали пожарный буксир, огонь уже разлился вдоль всей набережной. Баржевые матросы прыгали в воду, увлекаемые проходящим здесь фарватером. Тут же, по несчастной случайности, стояла полная баржа с нефтью. Кто-то, потеряв голову, открыл люки, чтоб баржа не загорелась, выпустил нефть в воду. Широкое поле нефти поплыло вниз по течению. Вдруг она вспыхнула в одном месте, в другом, третьем. Её подожгли горящие клочки сена, которые разносил по воздуху ветер…».

Вот эта-то горящая нефть и поплыла по рукавам Невы, поджигая причаленные барки. Вспыхнул наплавной Исаакиевский мост, который, впрочем, был быстро потушен пожарными. В этом рукаве Невы нефть выгорела довольно быстро и более не принесла вреда, а вот в Малой Неве за Тучковым мостом наделала много бед. «За Тучковым мостом, – продолжает М.И. Григорьев, – где течение замедляется, горящая нефть дошла до множества барок, стоявших здесь не то что рядами – целыми кварталами. Некоторые из них были загружены пенькой для расположенной по соседству Канатной фабрики, другие привезли тюки дубильной коры для кожевенных заводов, третьи – лес и дрова. Барки вспыхнули, и начался огромный пожар на Неве. Ветер перебросил огонь на Петровский остров. Горели легкие постройки увеселительных аттракционов, сложенные на берегу дрова, заборы, деревья…»

Сгорели склады леса Любищева, несколько дач, дворец Петра I, однако ветер гнал огонь дальше на запад, к Петровской косе, где располагались склады нефти купца Ропса. Если бы и они вспыхнули – сгорел бы весь Петровский остров дотла. Но пожарным, на помощь которым пришли войска и самоотверженные жители острова, удалось локализовать огонь, остановив его вблизи завода Ропса.

Известно, сколько народа погибло от стихийного бедствия на Петровском острове, – приблизительно 10 человек, но общий счет не известен, ибо никто не вёл учёта людей, находившихся на баржах.

* * *

Вероятно, из-за высокой пожароопасности острова ещё в конце XIX в. Пригородное пожарное общество разместило на Петровском острове свой отдел – Петровское пожарное депо. Оно находилось в районе Петровской площади, на Топольной улице (ныне – территория завода «Алмаз»). Любопытно, что своей земли депо не имело, поэтому наравне с купцами и дачниками арендовало землю у императорского Кабинета. Согласно плану 1880 г., на территории депо размещались двухэтажное здание с высоченной каланчой, позволявшей пожарной команде далеко обозревать окрестности, пристань на сваях на берегу Малой Невы, а также служительский дом. Рядом с пожарным депо размещалась Пограничная стража.

Петровскому депо вменялось в обязанность следить за обстановкой не только на Петровском острове, но и вообще на всех Островах и особенно на Крестовском. Дело в том, что Крестовский остров, ещё более населенный, чем Петровский, имел одну отягчающую особенность: почти сплошь деревянные особняки стояли здесь впритык друг к другу.

Проблемы Пригородного пожарного общества заключались в том, что оно располагало небольшим бюджетом (около 30 000 руб. в год), имея на своем балансе несколько отделов в окрестностях Петербурга – в Удельной, Лесном, Новой Деревне, Коломягах, на Малой Охте и Петровском острове. То есть в тех дачных местах, которые были подвержены частым пожарам. Денег не хватало, однако, несмотря на справедливые претензии к оснащению пожарных команд, в мужестве и самоотверженности пожарникам отказать было никак нельзя. Сейчас страшно, когда горят квартиры в каменных многоэтажных зданиях, а каково было, когда пылал огромный деревянный особняк? Или несколько рядом стоящих?


Петровский отдел Пожарного общества. 1900 г.

Как вспоминают авторы книги «Милый старый Петербург» П.А. Писарев и Л.Л. Урлаб, выезд пожарной команды на пожар выглядел очень эффектным и одновременно зловещим зрелищем: «Впереди скакал на лошади скачок, днем – со свистом, вечером – с горящим факелом. За ним – линейка, по обе стороны которой сидели пожарные в касках, начищенных до предельного блеска. Одеты они были в брезентовые костюмы с широким ремнем, на котором висел сбоку топорик… Один из пожарных был горнистом, который резкими звуками горна оповещал прохожих о проезде пожарной команды по мостовой улицы, предупреждая об опасности перехода улицы… За линейкой следовали бочки с водой на колесах. Ведь водопровод и пожарные краны были не везде. А уж про рабочие окраины и говорить нечего. Вот и приходилось пожарной команде таскать за собой бочки с водой. Вслед за бочками – насос на колесах, ручной или паровой, который топился на ходу. Последней шла огромная складная лестница на огромных колёсах. При подъёме она достигала до пятого, шестого этажа.

Проезд пожарной команды по улицам города создавал много шума: тут и грохот колес по булыжной мостовой, и топот копыт, и резкий свисток скачка, и звуки горна, и звон колокола – всё это сливалось в какой-то грохочущий ураган…».

Подручных средств у пожарного, кроме лома и топора, не существовало, а запас воды исчерпывался почти моментально. Выручали сноровка и умение рисковать. Легче стало после того, как в начале XX в. появились первые пожарные автомобили, но их мощности, чтобы возить достаточное количество воды, всё равно не хватало.

Оглавление книги


Генерация: 0.060. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз