Книга: Крестовский, Елагин, Петровский. Острова Невской дельты

«Рассадник богобоязненности и верноподданичества»

«Рассадник богобоязненности и верноподданичества»

Слава о Земской учительской семинарии разнеслась по Петербургу довольно скоро. Уже в 1910 г. в одной из докладных записок императору Николаю II о школе на Петровском острове написано, что она «в будущем станет источником света и рассадником богобоязненности и верноподданичества для сельской молодежи», на что последовала отметка императора: «Это и есть настоящая задача народной школы».

Трудно сказать насчет богобоязненности, но насчет «источника света» – верно! Детям посчастливилось учиться у выдающихся педагогов с университетским образованием, среди которых были Э.Ф. Лесгафт, М.И. Мигай, М.Н. Николаевский, П.А. Знаменский, С.А. Павлович, Е.Н. Медынский, Е.И. Досычева, В.И. Вернадский, П.А. Компанийц и другие. Уже первые выпуски Земской школы показали высокий уровень знания будущих учителей.

Процесс отбора в школу организовали своеобразно: половину учащихся принимали из необеспеченных семей и учили бесплатно; для другой части учеников плата составляла немалую сумму – 11 руб. в месяц. Тем не менее, высокий конкурс при поступлении существовал как на платное, так и на бесплатное обучение. Платное и бесплатное обучение ничем не отличались друг от друга, ибо учащиеся посещали одни и те же классы, жили в одних и тех же квартирах, арендуемых Земской школой у семьи Сан-Галли, вместе питались в одной столовой.

Основное бремя содержания школы несло на себе Санкт-Петербургское губернское земство. К примеру, расходная часть бюджета школы на 1912 г. исчислялась в 152 518 руб. – колоссальная по тем временам сумму. При этом аренда здания школы и квартир для учеников и преподавателей составила 31 100 руб. Сейчас появилось множество статей и даже книг, расхваливающих купца и промышленника Ф. Сан-Галли как большого благотворителя. Дескать, и виллы он запросто построил на Петровском острове, и профилакторий бесплатный рабочим устроил… Благотворительность была в моде у российских предпринимателей – это так, но документы свидетельствуют, что на Петровском острове деньги делались семьей Сан-Галли буквально из всего, включая и Учительскую школу… Школа сполна оплачивала аренду помещений, за свой счет занималась их ремонтом, да плюс к тому снимала несколько десятков квартир для проживания учащихся и учителей. Благотворительностью тут, как говорится, и не пахло.

Однако вернёмся к школе. Конкурс при поступлении составлял около четырёх человек на место. Для примера, в 1909 г. желающих поступить насчитывалось 130 мальчиков и 159 девочек, поступило 35 мальчиков и 35 девочек. Количественное равенство учащихся обоих полов закрепилось с самого начала работы школы. Всего же в школе обучалось около 100 учеников. По социальному положению в основном из крестьян; но были и мещане – 15 человек; из купцов и дворян – 4 человека.

На первый взгляд, программа школы мало отличалась от аналогичных курсов. Тут и Закон Божий, и естествознание, и история, и география – всего около 10 предметов общим временем 31 час в неделю. Но сам процесс обучения являлся оригинальным. Например, чтобы обострить внимание учащихся при проведении физических опытов и заставить их рассуждать, в установке очередного опыта преподаватель мог что-нибудь незаметно изменить так, чтобы опыт не удался, а учащиеся должны сами разобраться в истинных причинах неудачного результата. Повышались внимание и наблюдательность, ученики рвались сами проделать этот опыт.

Повышенное внимание в школе Янсона уделялось эстетическому, культурному образованию и воспитанию. В школе существовал оркестр, составленный из собственных учеников; по праздникам альт, гобой, контрабас, другие классические инструменты при большом стечении публики выводили прекрасные мелодии. Имелся в школе и свой церковный хор. По воспоминаниям одной из учащихся, «в хор отбиралась примерно треть всех учащихся, обладавших слухом и голосом. Посещение хора было обязательным. Так повелось в городке Сан-Галли „испокон веков“, и случаи манкировки хоровых занятий были редкими, тем более что на репетиции нередко приходил сам М.Н. Николаевский (дирижёр), и было видно, что ему, с виду такому суровому человеку, наше пение доставляет большое удовольствие. А мы действительно пели хорошо! Большинство песен исполнялось „а capella“, репертуар подбирался чудесный: русские народные песни, классические пьесы на слова Пушкина, Лермонтова, Кольцова, Некрасова…».

Но более всего поражает программа посещения театров и концертных залов Петербурга. Судя по тому, какой объём занимает в «деле школы», хранящемся в ЦГИА, переписка директора с администрациями театров и концертных залов, можно подумать, что здесь готовили музыкантов или искусствоведов. Бесплатно, с сентября по май, учащиеся посещали лекции по истории музыки, проходившие в помещении Дирекции симфонических концертов графа А.Д. Шереметева (Невский пр., 16), спектакли в Народном доме, концерты в доме Г.Я. Заславского на улице Гоголя… Это свидетельствует, насколько высоко оценивали в учебном процессе общекультурный компонент воспитания.

Представления для учащихся обычно начинались в 8 часов вечера, а заканчивались далеко за полночь, ибо после музыки Чайковского, Генделя или Боккерини в программках неизменно значились танцы до трёх часов ночи. Может быть, ещё и за эти «ночные танцы» ученики так любили свою школу на Петровском острове?

Все бывшие ученики вспоминали и Петровский парк, который стал, по сути, соучастником учебного процесса. В парке гуляли, проводили уроки на природе, участвовали в городских праздниках, проходившись здесь же, а в мае, если вода прогревалась, купались в бассейне и прудах.

О том, как было поставлено патриотическое воспитание, можно судить по датам, которые отмечала школа, готовя к ним соответствующие мероприятия и концерты. Так, в 1909 г. в школе с большим размахом отметили 100-летний юбилей со дня рождения Н.В. Гоголя, чуть позже прошло празднование 300-летия Полтавской победы. (Полтава для той России была, пожалуй, как сегодня – Победа в Великой Отечественной войне.)

В 1911 г. с таким же размахом прошло чествование 50-летия освобождения крестьян. По этому факту можно сопоставить, насколько изменились акценты в патриотическом воспитании за сотню лет, ведь ни Полтаву, ни освобождение крестьян мы сейчас почти не вспоминаем.

Приближение революционных невзгод тоже ощущалось. В 1910-х гг. в семинарию то и дело приходили циркуляры о недопустимости «всякого публичного возбуждения учащихся к прекращению занятий» по политическим мотивам. За принадлежность к революционным организациям, согласно постановлению «О мерах к сохранению государственного спокойствия», учеников следовало отчислять и высылать из Петербурга. Нет сведений, имелись ли подобные «неблагонадежные ученики» в Земской школе, однако, судя по социальному составу, едва ли. Крестьяне не были склонны к бунтам, даже обучаясь в передовом учебном заведении.

Оглавление книги


Генерация: 0.467. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз