Книга: Крестовский, Елагин, Петровский. Острова Невской дельты

Финансист Фёдор Вронченко

Финансист Фёдор Вронченко

«Учтив как лакей и груб как лакей», – говорили о другом знаменитом арендаторе Петровского острова, министре финансов Фёдоре Павловиче Вронченко (1779–1852). Ещё говорили, что, когда в 1844 г. император Николай I назначал его на эту должность, слышались со всех сторон возражения: Вронченко не имеет ни одного из тех качеств, какие необходимы в занимаемой должности, и познания его «равняются познаниям сборщика податей». Эти высказывания забавно читать по той причине, что и ныне ни об одном министре финансов (и, наверное, ни в одной стране) вы никогда не прочтёте ничего доброго, а уж о «необходимых качествах» и говорить не приходится. Если министр зорко стережёт казну, то его именуют бухгалтером, счетоводом, мешающим развитию экономики, если, наоборот, щедро вливает деньги в экономику – транжирой.


Ф.П. Вронченко

Однако в то время, когда Вронченко обосновался в качестве дачника на острове и не был ещё министром финансов, толковали о нём другое. Что человек он простой и доступный, что выбился в люди, благодаря «канцелярской рутине» и трудолюбию, не имея никаких связей, что неравнодушен к женскому полу….

Участок земли на южном берегу Петровского острова, невдалеке от Петровского дворца, тайный советник Фёдор Вронченко получил в 1833 г., платя за него 100 руб. в год. В это время Вронченко занимал должность одного из ближайших помощников тогдашнего министра финансов графа Е.К. Канкрина. Место, где находился участок Вронченко, ныне огорожено заводом «Алмаз», а тогда это был пустынный берег Малой Невы, тишину нарушали лишь служащие расположенной поблизости брандвахты (пожарной части), да иногда проходили какие-то мероприятия в Петровском дворце, находившимся в прямой видимости от дачи Вронченко.

В отличие от домов других арендаторов, дача Вронченко была относительно скромна. Об этом можно судить по сумме страховки, составлявшей 13 050 руб. Для сравнения: располагавшуюся невдалеке дачу генерал-лейтенанта Карнеева застраховали на 38 800 руб. Кроме дома, Вронченко построил небольшой флигель и разбил возле дома сад.

Очевидно, служба занимала в его жизни главное место. Сын священника, высокий ростом и весьма неказистый, он не был женат и смог посвятить карьере всю свою энергию. Образование Вронченко получил на юридическом факультете Московского университета, по окончании которого с 1801 г. служил в канцелярии Н.Н. Новосильцева, входившего в ближайшее окружение императора Александра I. В дальнейшем служил на разных должностях в Министерстве финансов, а в 1840 г. стал сенатором, с того же года – главноуправляющим Корпусом горных инженеров.

В связи с болезнью графа Канкрина, фактически с 1844 г., Вронченко возглавлял Министерство финансов. Его очень ценил Николай I, и когда Вронченко заявил императору, что не чувствует себя способным стать министром финансов, Николай отвечал: «Я буду министром финансов». Очевидно, царю на этой должности нужен был просто надёжный и проверенный человек.

Вообще критика службы Вронченко в должности министра изрядно отдаёт советской историософией. Это она на дух не принимала эпоху Николая I, симпатизируя бунтовщикам-декабристам, и, следовательно, подвергала обструкции тех, кто верой и правдой служил императору. Мы же глядим на то время несколько иначе, иначе должны взглянуть и на его приближённых. Так, утверждают, что Вронченко оставил страну с долгами: 400 млн руб. в 1852 г., вместо 252 млн руб. в 1844 г. Но разве могло быть иначе, если на Россию в это время легло тяжелое бремя: Кавказской войны, Краковского восстания, Венгерской войны. Содержание войск и съедало значительную часть бюджет государства.

Оппоненты утверждали, что требовались срочные реформы в сельском хозяйстве, которых Вронченко избегал. Но разве могли состояться какие-то реформы без освобождения крестьян? И дело ли министра финансов дерзать на такую политику, если её избегал сам император?

…Участком на Петровском острове Вронченко владел вплоть до своей кончины в 1852 г., незадолго до этого ему пожаловали титул графа. Похоронен в Александро-Невской лавре. Всё своё имущество Фёдор Вронченко оставил брату Михаилу – выдающемуся учёному, военному геодезисту, члену-учредителю Русского географического общества.

Оглавление книги


Генерация: 0.750. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз