Книга: Суздаль. История. Легенды. Предания

Спасо-Евфимиев монастырь

Спасо-Евфимиев монастырь

Спасо-Евфимиев монастырь, расположившийся на высоком левом берегу речки Каменки, окружают мощные крепостные стены и башни XVII века. Только его соборный храм виден издалека, да и то не весь, а лишь верхняя часть его. Во время пожара 1501 года монастырь весь выгорел, но вскоре старанием архимандрита Константина был отчасти возобновлен. Восстановление обители продолжалось и при преемнике его — архимандрите Кирилле, который был рассудителен и в иноческих делах, и в земных. При нем в начале 1509 года начали разбирать каменную церковь, построенную преподобным Евфимием, но к тому времени ставшую уже тесной и ветхой. Решили братии соорудить более обширный храм, и начинание это совершалось по промыслу Божию, так как при разборке северной стены (более других повредившейся от пожара) обрели они нетленные мощи преподобного Евфимия — на том самом месте, где он был погребен, и в том же каменном гробу, который он сам для себя устроил[52].

Братии радостно поспешили к архимандриту Кириллу, который с той же великой радостью поспешил в город к епископу Симеону. А потом все духовенство, весь освященный собор, пришли поклониться гробу преподобного Евфимия Суздальского. А когда открыли гроб, то все увидели просветленное лицо праведного старца, а ризу будто только вчера надетою, хотя прошло более ста лет после его смерти. Отпев панихиду, опять покрыли гробницу досками и поставили ее в стене, а со временем начали возводить большой храм во имя Преображения Господня, который сооружался как мемориальный памятник над местом погребения первого игумена монастыря — преподобного Евфимия.

В 1511 году Спасо-Преображенский собор, который возводили по образцу Успенского собора Кремля, был закончен и освящен. Прежний храм отреставрировали и поставили в нем престол во имя преподобного Евфимия; с этого времени монастырь стал называться Спасо-Евфимиевом. У раки преподобного Евфимия, на южной стороне храма, впоследствии была поставлена икона Преображения Господня с золотым венцом старинной работы — вклад князя Д.М. Пожарского. Рядом хранились медный крест; железный посох, вериги и митра преподобного Евфимия.

А у самой раки преподобного, вскоре после открытия его мощей, стали совершаться чудеса. Так, от беснования был исцелен один из бояр великокняжеских, который после выздоровления принял постриг с именем Авраамий. Другому боярину в такой же болезни виделись страшные бесы, и его даже силой подвели к целебной раке. Но он бежал от нее, так как невидимая сила как будто отталкивала его, а бесы в это время кричали: "Кто спасет тебя от рук наших?". Но тут явились к больному святитель Николай и преподобный Евфимий и обещали ему совершенное исцеление. Припал боярин к гробу чудотворца и сразу же почувствовал некоторое облегчение, а через несколько дней по молитвам преподобного Евфимия и полное исцеление получил.

Вскоре вести о чудесах, совершавшихся в Спасо-Евфимиевом монастыре, распространились по всей округе, и в обитель потянулось множество паломников — даже и из дальних мест. Расслабленные и иступленные, с верой и усердием молившиеся у раки преподобного Евфимия, возвращались домой здоровыми. Но монастырский келарь Киприан стал возноситься перед братиями, оскорблять их и нарушать монастырские обычаи, не дозволявшие ничего вкушать, кроме как на трапезе. И явился ему в сонном видении преподобный Евфимий с жезлом в одной руке и горящей свечой в другой и угрожал наказать его. В ужасе покаялся келарь, но наутро забыл о своем обещании, и тогда во второй раз явился ему преподобный Евфимий и наказал расслаблением всех членов. И только после того больной получил исцеление, как с покаянной молитвой припал к целебным мощам святого чудотворца.

В "Житии преподобного Евфимия Суздальского", написанном архимандритом Досифеем, рассказывается и об одном из поселян, страдавшем такой изнурительной лихорадкой, что родители уж не чаяли и видеть его в живых. Слышал больной о многих исцелениях в Спасо-Евфимисвом монастыре и послал в обитель брата своего, чтобы тот принес благословленного квасу. Тот пришел вечером в церковь и просил монахов, чтобы отслужили они молебен о здравии больного, а потом взял для него квасу. Но как только вышел он из монастырских ворот, пришло ему на ум дьявольское искушение: "Может ли произойти какое чудо от этого кваса? Лучше призову я кудесника, он и исцелит брата моего". А потом, томимый жаждой, дерзнул он попробовать квас и в ту же минуту впал в исступление. Предстал перед ним седобородый белоризец в митре и гневно сказал: "Как смел ты пренебречь дар Божий, ради коего Христос хочет исцелить брата твоего, во имя раба Своего Евфимия? Возвратись в церковь и приложись к раке, чтобы самому исцелиться, а потом поспешай к брату твоему".

Сказав это, белоризец скрылся, а юноша, придя в чувство после видения, со слезами раскаяния устремился в церковь к цельбоносным мощам преподобного Евфимия, у которых и получил исцеление. А потом принес домой благословленный квас, и больной брат его сразу же приложился к сосуду, призвав на помощь преподобного Евфимия. И тотчас представилось ему, что находится он в Спасо-Евфимиевом монастыре рядом с ракой преподобного, и некий благообразный старец положил ему на голову руку и сказал: "Не скорби, потрудился ты в немощи, но отныне буди здрав по вере твоей". Очнулся больной и, почувствовав себя совершенно здоровым, в неизреченной радости стал повсюду рассказывать о своем чудесном исцелении.

Развернувшаяся на рубеже XV–XVI веков борьба стяжателей и иосифлян не обошла стороной и эту обитель. Стяжательство вызывало большое озлобление крестьян, которые при всем своем благочестивом уважении к монастырям, постоянно спорили и судились с ними. Нередко крестьяне поджигали принадлежавшие им угодья, даже прогоняли монахов (особенно вновь появлявшихся отшельников) и не дожидались, чтобы вокруг них собирались такие же страстные любители смиренной жизни. Так, в 1503 году Спасо-Евфимиев монастырь возбудил судебное дело против Михалка Жука Насонова, который два года жил в деревеньке Ильинское, принадлежавшей обители. За год до суда он вышел вон, и монастырский старец взял с него две полтины денег, а поле его яровое засеял рожью. В ответ Михалко сжег всю деревню — с житом и прочим имуществом. Когда его привлекли к суду, он чистосердечно во всем сознался, и суд постановил "монастырскую гибель доправить" (возместить причиненные убытки. — Н.Н). Но у Михалка не оказалось ни денег, ни поручителей, и его выдали монастырю с головой до "искупа вины".

К XVI веку Спасо-Евфимиев монастырь сделался одним из самых крупных не только в Суздале, но входил в число самых богатых монастырей России. Он владел целой "армией" крепостных крестьян (10 000 человек), а также прекрасными пастбищами, земельными и водными угодьями. Благодаря своей экономической мощи обитель в XVI–XVII веках развернула на своей территории интенсивное каменное строительство.

Стены святой обители были свидетелями многих событий русской истории. Так, в Смутное время в монастыре стоял лагерь польского пана Лисовского, о чем уже говорилось ранее. Некоторое время в монастыре скрывался беглый инок Григорий Отрепьев, а впоследствии здесь же оплакивала злосчастную судьбу свою Ксения Годунова.

В начале XVII века польско-литовские захватчики уничтожили деревянные стены и башни монастыря, и вместо них во второй половине того же столетия была воздвигнута мощная каменная стена с двенадцатью башнями. Главная (проездная) башня была обращена к городу. Квадратная в плане, она расположена весьма необычно — под углом к стене. Верх этой 22-метровой башни почти сплошь покрыт узором и украшен изразцовым поясом.

В 1689 году соборный храм был расписан внутри дружиной костромских иконописцев, которую возглавлял знаменитый мастер Гурий Никитин. Фрески, покрывающие все стены и свод собора, похожи на громадный ковер. Главным является цикл росписей, изображающих страсти Христовы и апофеоз Спасителя по Вознесении.

После Октябрьской революции в здания Спасо-Евфимиева монастыря планировал заселиться Суздальский комитет партии большевиков, но по каким-то причинам заселение это не состоялось. В первые числа февраля 1923 года обитель, в которой тогда оставалось всего 15 монахов, была закрыта.

В середине июля монастырь был превращен в изолятор для политических заключенных, и первые узники в нем появились осенью того же года.

Через шесть лет политизолятор прекратил свое существование, и в Спасо-Евфимиевом монастыре разместилась тракторная школа, учащиеся которой часто устраивали здесь погромы. Когда А.Д. Варганову, выдающемуся исследователю истории Суздальской земли, удалось проникнуть на территорию обители, он увидел удручающую картину. В постановлении прокуратуры отмечалось: "Проверкой установлено, что областная тракторная школа и общежитие, находящиеся в бывшем Спасо-Евфимиевом монастыре, обеспечивались дровами недостаточно для столь морозной зимы, что вынуждало курсантов… таскать для более лучшего отопления общежития деревянные постройки, находящиеся на территории монастыря". И многие древние деревянные детали и фрагменты старинных памятников (вплоть до дверей и окон храмов и кровель монастырских стен и башен) были сожжены…

Восстановление обители началось только в 1968-м и продолжалось до 1985 года. За это время были подняты один за другим Спасо-Преображенский храм, Никольская и Успенская церкви и др.

За въездной башней Спасо-Евфимиева монастыря открывается внутренний дворик, который замыкается надвратной Благовещенской церковью. Точная дата ее возведения неизвестна, но в описи начала XVII веке она значится уже как каменная. Убранство фасадов этого храма весьма разнообразно, особенно же красивы стены его паперти с большими окнами, украшенными килевидными наличниками. В нижнем ярусе ее находятся ворота, ведущие в обитель, и таким образом церковь эта выполняет функцию Святых врат. С какой стороны на нее ни посмотришь — все она разная: каждый придел ее — словно маленькая церковка со своим куполом и главкой, для богослужения индивидуального предназначенная.

Основой монастырской звонницы является девятигранник в основании колокольни. В XVI веке сверху был построен храм во имя Рождества Иоанна Предтечи, возведение которого связывается с рождением будущего царя Ивана Грозного. При последующих перестройках храма к нему была пристроена полая стена с тремя арками, куда и были помещены колокола, которые сначала помещались в третьем ярусе храма. Фасады звонницы обработаны декоративными деталями — лопатками, кокошниками, поребриком, балясинами.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.083. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз