Книга: Суздаль. История. Легенды. Предания

Князь Юрий Долгорукий

Князь Юрий Долгорукий

В X — начале XII века Суздальская земля была составной частью Киевской Руси, Суздаль же (наряду с Ростовом) — главным городом этой земли. Сто лет уже существовал Суздаль — вотчина великих князей киевских, его лет горожане исповедовали веру христианскую. Киевские князья заботились об этих землях, но сами приезжали сюда редко, присылая для управления Залесским краем своих наместников. Отдаленная от Киева, покрытая дремучими лесами земля Суздальская никого не привлекала. Всем нравилась сторона южная, все тянулись к стольному граду Киеву. Но здесь уделов было немного…

В 1125 году Суздальские земли обособились от Киева, так как князь Владимир Мономах еще при жизни отдал их своему младшему сыну Юрию Долгорукому. Когда тому достался в удел Суздаль, князь с горечью сказал: «Неужели мне нет и удела в Русской земле?» Он вынужден был долго жить в этих краях, но жизнь в Суздале казалась князю Юрию печальной; он не любил эту землю, скучал по веселому, полному движения югу и всю жизнь хотел стать великим князем в Киеве. Стольный град этот по своим жизненным удобствам, фамильным преданиям и как церковно-административный центр был заветной мечтой для любого древнерусского князя.

Залесская земля в начале деятельности Юрия Долгорукого хоть и считалась далекой окраиной, но к тому времени она уже имела большое хозяйство и культурную историю.

Тысяцким в Ростово-Суздальском княжестве был при нем боярин Георгий Симонович — сын варяжского князя Шимона Африкановича, у которого был еще брат Фрианд. В нашем дальнейшем повествовании читатель еще не раз встретится с родом князя Шимона, поэтому подробнее расскажем о его появлении на Руси.

«После смерти отца молодые князья Шимон и Фрианд были изгнаны из отечества своего (из Скандинавии) дядей Якуном Слепым, сторонники которого отняли у них и наследство предков. У Шимона после отца остался только большой крест с Распятием, украшенный золотым поясом, а на голове Спасителя был золотой венец. Оставляя родину, Шимон захватил эти реликвии с собой и однажды услышал голос, говоривший ему: „Человече, не возлагай венца этого на голову свою, но снеси его на предназначенное ему место“. Вскоре после этого Шимон сел на корабль и по Балтийскому морю отправился на Русь.

Во время плавания началась сильная буря, и Шимон подумал, что она послана в наказание за то, что он взял украшения от Христова образа. Он стал горько раскаиваться, но тут увидел на облаках изображение церкви и услышал глас небесный: „Вот церковь, которая должна быть создана Преподобным во имя Божией Матери, и ты будешь положен в ней. Отдай Преподобному в руки венец, и пусть повесит его над жертвенником. Поясом же размерь величину церкви: 20 локтей в вышину, 30 — в длину и 30 — в ширину“.

Буря утихла, и Шимон благополучно прибыл в землю Киевскую. Однако он не выполнил данного ему повеления и оставил венец и пояс у себя. В Киев варяжский ярл Шимон перебрался со своей дружиной, с ее семьями, священниками, и стал он служить у князя Всеволода — брата великого князя Изяслава. В это время на Русскую землю напали половцы, и тогда братья-князья — Изяслав, Святослав и Всеволод — объединили свои дружины, чтобы идти на врагов. Перед выступлением в поход они поехали в Киево-Печерскую обитель, чтобы просить себе благословение великого старца Антония. Тот благословил князей, но предсказал им неудачу и великую потерю на поле брани.

За князьями подошел к старцу и Шимон, поклонился ему в ноги и стал молить, чтобы миновали его в предстоящем походе беды и несчастья. И тогда прозорливый Антоний сказал ему: „Сын мой, многие падут от острия меча, многие будут поражены и изранены, ты же останешься жив. Тебе суждено лежать в Печерской церкви, которая здесь воздвигнется“.

Князья, как и предсказывал преподобный старец, понесли сильное поражение на реке Альте, много воевод было убито и ранено. Шимон тоже был сильно ранен, лежал в поле среди мертвых и умирающих, но взмолился он Богу и был исцелен от ран.

Вернувшись в Киев, он поспешил в Печерскую обитель к преподобному Антонию и отдал ему венец и пояс. Старец принял дары и сказал: „Отныне, сын мой, ты не будешь больше зваться Шимон, а назовешься Симон“».

В дружине князя Всеволода ярл Шимон был тысяцким, потом русский князь перевел его тысяцким в Суздаль. Чтобы обезопасить восточные рубежи Суздальского княжества от постоянных грабительских набегов татар, князь Юрий Долгорукий вместе с воеводой своим Георгием Симоновичем (сыном ярла Шимона) ходил походом на Болгарское царство[3]. Важную роль в этом походе должны были сыграть славянские поселения, располагавшиеся на правом берегу Каменки ниже устья Нерли (Ярополч, Гороховец и др.), которые в правление «долгорукого» князя превратились в города.

В XII веке Суздаль по размерам своим был таким же, как Лондон и Париж; город сделался столицей огромного княжества, границы которого на севере простирались до Белоозера, на востоке — до Волги, на юге граничили с Муромо-Рязанскими землями, а на западе и северо-западе — со Смоленскими и Новгородскими. На окраинах княжества были укреплены или заново основаны города — Переславль-Залесский, Плёс, Юрьев-Польской, Дмитров, Москва и др.

Строя в Суздальской земле города и знакомя суздальцев с общественной жизнью, князь не упускал из виду и их образование. Отовсюду выписывал он умных учителей веры христианской, и то, чем Киев был в отношении образованности для Южной Руси, тем Суздаль сделался при князе Юрии Долгоруком для Восточной. Из Суздаля распространял равноапостольный князь Владимир веру христианскую, отсюда же князь Юрий Владимирович начал распространять просвещение. Прежде управляемый наместниками князей киевских, Суздаль при Юрии Долгоруком сделался самостоятельным княжеством.

Могущество глухой суздальской окраины все возрастало, все больше людей селилось вдоль здешних рек. Но не замечал князь Юрий перемен в своем княжестве, все думы его были обращены к Киеву. Недаром народ прозвал его Долгоруким за то, что он хотел из своих дальних городов занять великий киевский стол. Ни укрепление границ Суздальского княжества, ни обширное строительство в этих краях не отвлекали Юрия Долгорукого от борьбы за киевский стол.

После смерти отца князь Юрий Долгорукий начинает «сторожить» Киев. В 1132 году он бросает Суздальскую землю, переселяется в Городец (близ Киева) и, чтобы быть еще ближе к Киеву, в 1135 году отдает Суздаль и Ростов своему брату Ярополку в обмен на Переславль (южный). В Лаврентьевской летописи об этом сказано следующее: «Испроси у брата своего Ярополка Переславль, а Ярополку вда Суждаль и Ростов и прочую волость свою, но не всю». Однако в то время сил у него было не так много, чтобы он мог удержаться на юге, поэтому через пять лет Юрий Долгорукий вынужден был вернуться в Ростово-Суздальскую землю, где он проводит целых 12 лет, накапливая силы и зорко следя за делами в Южной Руси.

И как раз в это время в Ростово-Суздальскую землю переселялось южнорусское население. Юрий Долгорукий принимал в свои владения всех переселенцев, среди которых было немало промышленных и богатых людей. Раздавая им земли, князь пополнил свою казну и уже смог нанимать и содержать многочисленную дружину. В 1149 году он начал свой поход в южные земли и овладел киевским столом. Правда, был великий князь для киевлян чужим; он привел с собой из Суздаля многих дружинников и челядь, которые вели себя в Киеве как завоеватели и часто оскорбляли и грабили тамошних бояр, купцов, ремесленников и посадских людей. Почти каждый день князь пировал то у одного дружинника или боярина, то у другого; часто выезжал в ближние леса и степи на охоту.

Храбрый Изяслав Мстиславич воспользовался беспечностью Юрия Долгорукого (своего дяди), заручился подмогой других князей, тайно собрал войско и за пять дней подобрался к Киеву. Горожане открыли ему ворота, и Юрий Долгорукий был изгнан из Киева. Он возвратился в Суздальскую землю, однако не оставил своих честолюбивых замыслов снова завладеть киевским столом. Но понял, что для этого снова надо копить силы и исподволь готовиться к будущим походам.

На свои суздальские владения Юрий Долгорукий стал теперь смотреть по-другому: он начал еще больше укреплять границы княжества, в противовес местным боярам привлекал на свою сторону «служилых» людей, стал зазывать в свои земли переселенцев и селил их на новых местах. Русский историк В.Н.Татишев писал: «Не малую ссуду давал он и в строении и другими подаяниями помогал». Так что среди множества честолюбивых замыслов и непрерывных войн князь Юрий Владимирович не забывал своего наследственного удела. Он стал первым самостоятельным Суздальским удельным князем и весьма много сделал для этого края; при нем Суздаль сделался главным городом всей Ростово-Суздальской области и резиденцией великого князя.

Значение князя Юрия Долгорукого для Ростово-Суздальской земли определяется в первую очередь его энергичной деятельностью: он призывал сюда переселенцев, строил новые города и расширял и укреплял старые. По словам историка В.Н. Татищева, к князю Юрию Долгорукому кроме русских людей приходило много болгар, мордвы и венгров. При частых походах князя на юг оттуда с ним могли приходить в Суздальскую землю разные «сходцы». Привлекал он и «большихъ людей» Новгорода, которые держали его сторону, и переселял в Суздаль их семейства. Так, во время смуты в Новгороде после бегства князя Святослава Ольговича (постоянного союзника Юрия Долгорукого) в 1139 году в Суздаль бежали его сторонники — Судила Нежатич и Страждка. Посадника Якуна и брата его Прокофия (главных пособников бегства Святослава Ольговича) новгородцы отправили в Чудь. Князь Юрий Долгорукий освободил их и привел к себе, а семьи их еще раньше призвал в Суздаль и держал в почете и милости.

Эти случаи, конечно же, становились известными в Новгороде, и уже «молодшие люди», недовольные частыми смутами, искали у Юрия Долгорукого защиты.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.105. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз