Книга: Суздаль. История. Легенды. Предания

У истоков Суздальского музея

У истоков Суздальского музея

В 1918 году в молодой Советской республике был издан "Декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви". Согласно ему, по всей стране стали закрываться церковно-приходские школы и другие учебные заведения; в Суздале, как о том пишет журналист Ю. Белов, "было ликвидировано Духовное училище, созданное в свое время купцом М. Блохиным и размещавшееся в Архиерейских палатах. В три последующих года в здании разместился уездный Отдел народного образования со своими многочисленными подотделами и службами. Весной при нем был образован подотдел охраны памятников старины и искусства, во главе которого встал школьный работник и художник В.И. Пономарев. Единственным сотрудником вновь образованного подотдела был В.В. Левкоев — бывший преподаватель бывшего Духовного училища.

И вот эти два представителя местной интеллигенции задумали создать музей и даже приступили к осуществлению своего плана, но при отсутствии опыта и из-за нехватки средств попытка их закончилась неудачей. Все дело ограничилось обивкой железом дверей комнаты, в которой стояла старинная изразцовая печь; никаких других экспонатов им собрать не удалось.

Летом 1921 года в Суздаль приехал В.И. Романовский — историк по образованию. Он имел опыт работы во Владимирской ученой архивной комиссии, в 1906 году участвовал в создании Педагогического музея в Москве, в 1913–1917 годах занимал высокий пост директора русских учебных заведений Великого княжества Финляндского. После выхода Финляндии из состава России некоторое время В.И. Романовский жил в Старой Руссе, а потом решил перебраться в другие места. Жить бывшему царскому чиновнику в большом городе было тогда опасно, поэтому он обосновался в маленьком, захолустном в то время Суздале. До приезда в город он заручился поддержкой И.Э. Грабаря заняться изучением архивов Спасо-Евфимиева монастыря (конкретно — историей монастырской тюрьмы), однако на месте выяснилось, что весь архив уже вывезен во Владимир и в Москву. В сложившейся ситуации вновь возникла мысль о создании в Суздале музея.

В.И. Романовский пришел в подотдел охраны памятников старины и искусства и изложил свои соображения об организации городского музея. Однако, к его великому удивлению, В.И. Пономарев и В.В. Левкоев категорически заявили, что дело это невозможное — нет не только помещения и средств, нет и самих предметов, которые можно было бы представить в экспозиции. В действительно все именно так и было, но "внутренне, — писал В.И. Романовский, — я никак не мог согласиться и примириться с мнением, что в Суздале не может быть музея, когда… весь Суздаль является музеем; нужно только его организовать, разместить в научном порядке и сделать все это историческое богатство доступным обзору изучению и сделать их новыми факторами в культурно-историческом процессе местной жизни".

Но к тому времени множество предметов, которые могли бы стать экспонатами создаваемого музея (вещи из имущества местных купцов, дворян, священнослужителей), были уже реквизированы и никак не могли стать музейными коллекциями. Однако не все было потеряно, так как нетронутыми оставались богатства суздальских монастырей и храмов. В.И. Романовский нашел поддержку в Москве, и по его просьбе в Суздаль приехал архитектор И.К. Жуков — член Всероссийской коллегии по делам музеев. На совещании представителей уездного Отдела народного образования и школьных работников столичный гость заявил, что в Москве не только поддерживают идею создания местных музеев, но и охотно помогут денежными средствами и даже поделятся художественными ценностями. В протоколе того заседания было записано: "Обмен мнениями единодушно выявил необходимость учреждения музея, к осуществлению чего уже были сделаны за последнее время первые шаги. А теперь надлежит снова проявить энергичную настойчивость к осуществлению этого дела".

Но так как никаких денежных средств все равно не было (и не ожидалось), то из участников совещания никто не захотел взять на себя столь ответственную задачу, как создание в Суздале музея. Никто, кроме В.И. Романовского, которого тут же и избрали председателем комиссии по организации в городе музея. Так что за дело ему пришлось приниматься одному — стать заведующим Суздальского музея, у которого нет ни помещения, ни экспонатов.

Первым делом В.И. Романовский отправил копию протокола в Губернский музей и запросил о надлежащих полномочиях, при этом добавил, что сам он "весьма интересуется музейным делом". Но только 6 апреля 1922 года уездный исполнительный комитет постановил передать создаваемому музею здание бывшего Духовного училища; этот день В.И. Романовский считал не только важнейшим в своей жизни, но и датой основания в Суздале музея.

В результате проводившейся кампании по изъятию церковных ценностей, которые считались "бесполезно лежащими", вскоре появились и первые экспонаты. Однако сохранение их во имя научно-культурных интересов не всегда и не у всех вызывало понимание. В Суздале тогда было много церквей, поэтому по изъятию в них ценностей в городе работало сразу несколько комиссий. Во многих из них дело было поручено горячим энтузиастам-комсомольцам, и Василию Ивановичу потребовалось много сил и терпения, чтобы выдержать их мощный напор и сохранить для будущего музея большое количество исторических и художественных ценностей (крестов, евангелий, церковных сосудов, окладов и риз с икон и т. д.). Сам он об этом писал так: "Я всегда старался разъяснить, что музеи, отбирая… памятники искусства или старины… вовсе не идут вразрез с народными и государственными задачами: все ценности остаются народным достоянием и в минуту острой нужды всегда могут быть обращены к реализации".

После первого в Суздале прошло второе (дополнительное) изъятие церковных ценностей, а в конце января 1923 года начались переучет церковного имущества и ликвидация монастырей. В самые короткие сроки в городе были закрыты четыре обители и полтора десятка приходских церквей; монахов и монахинь выселили, храмы опечатали. Цельность художественно-исторических сокровищ, веками копившихся в монастырских ризницах, оказалась под реальной угрозой, так как монастыри однозначно подлежали ликвидации. И В.И. Романовский решительно встал на защиту памятников старины…

Он усердно ходатайствовал о том, чтобы его пригласили, как представителя музея, на совещание, где решался вопрос о дальнейшей судьбе церковных зданий. 4 апреля он выступил на нем со своими соображениями, о чем в протоколе было записано так: "Докладчик зав. Музеем Романовский указал на необходимость организации музея, поскольку церкви Суздаля представляют собой исторические памятники и подвергаются частому обозрению научными экскурсиями. Но дело в том… что музей до сих пор не открыт для посетителей, хотя прошел целый год со времени выделения ему зданий".

Однако вины В.И. Романовского в этом не было. Старое здание требовало ремонта, а денег у музея не было. Ощущенные ранее 200 рублей ушли на то, чтобы установить решетки на окнах, поэтому ремонт и устройство здания под музей начались только летом 1924 года, когда был выделен кредит в 24 000 рублей. В.И. Романовский за очень короткое время сумел не только отремонтировать здание, но и развернуть в нем экспозицию об историческом прошлом Суздаля и подготовить музей к открытию.

В начале ноября 1923 года он уже докладывал во Владимирский губернский музей: "Настоящим сообщаю, что к торжественному празднованию дня 6-й годовщины Октябрьской пролетарской революции организация Суздальского городского музея в бывшем Архиерейском доме закончена и музей открыт для обозрения. Об этом мной сделан доклад заведующему уездным Отделом народного образования с просьбой в день 7 ноября от имени музея поздравить исполком и компартию. Для обозрения музей открыт по пятницам и воскресениям с 12 до 3 часов дня. В настоящее время в соответствии с имеющимися экспонатами и коллекциями культурно-просветительная работа музея будет базироваться по следующим темам…" — и дальше шло перечисление экспозиций, подготовленных к открытию музея (их было пять).

Титаническая деятельность В.И. Романовского со временем стала приносить плоды, и к концу 1920-х годов "Суздальский музей занимал уже восемь комнат. Помещения отапливались семью голландскими печами и освещались электричеством".

Сам директор музея, как и многие другие деятели культуры Суздаля, жил тогда в здании церковной колокольни в кремле. Впоследствии он перешел на должность научного сотрудника в созданном музее; скончался В.И. Романовский в 1945 году и был похоронен на городском кладбище.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.833. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз