Книга: Суздаль. История. Легенды. Предания

Князь Всеволод III Юрьевич и его преемники

Князь Всеволод III Юрьевич и его преемники

Во второй половине XII века на Руси устанавливается новый порядок, при котором прежнее значение удельных князей начинает падать, а великий князь стремится к единовластию. Он старается уничтожить самостоятельность удельных князей и подчинить их своей власти, а сам стать благодетельным самодержцем — государем всей Русской земли. Появилось это новое направление в исторической жизни наших предков не в Южной Руси, где происходили постоянные княжеские усобицы из-за уделов и старейшинства, а на северо-востоке, отдаленном от Киева, — в Ростово-Суздальской земле.

Но после смерти князя Андрея Боголюбского, убитого в 1174 году, суздальцы (жители старшего города) собрались на вече во Владимире. Чтобы унизить так быстро возвысившийся перед ними прежний свой пригород, они вместе с ростовцами не хотели давать ему особого князя, намереваясь поставить своего наместника. Но владимирцы отстояли себя — на вече избрали Ярополка и Мстислава Ростиславичей (племянников Юрия Долгорукого): Ярополк сделался великим князем и стал княжить во Владимире, а князь Мстислав поехал в Суздаль.

Однако князь Мстислав был неопытным правителем и начал притеснять суздальцев; подобным же образом и князь Ярополк правил во Владимире. Тогда жители Владимира призвали из Москвы князей Михаила и Всеволода Юрьевичей (сыновей Юрия Долгорукого), которым отец завещал землю Суздальскую. Князь Михаил Юрьевич взошел на престол великокняжеский, Суздаль не получил своего особого князя и вошел в состав Владимирского княжества. Тогда Мстислав Ростиславич ушел в Новгород — к своему сыну Святославу.

Вскоре в Суздале произошел социальный раскол, и во Владимир к князю Михаилу явились послы суздальские, которые от имени всех горожан сказали: "Государь! Мы твои душою и сердцем. Одни бояре, преданные Мстиславу, были тебе врагами. Повелевай нами, как отец добродушный!". Когда князь Михаил Юрьевич, объезжая разные области своего княжества, посетил и Суздаль, жители встретили его радостными криками и осыпали богатыми дарами. А увидев, как он заботится о соблюдении порядков и о спокойствии самих горожан, назвали его "вторым Юрием".

Междоусобные раздоры закончились только в 1177 году, когда на великокняжеский владимирский стол заступил князь Всеволод III Юрьевич, соединивший в своих руках всю Ростово-Суздальскую землю. Женат он был на дочери чешского князя Шварна — Марии, и в этом браке у него родилось десять детей, отчего впоследствии князь получил прозвище Большое Гнездо (по одной версии). Суздальцы признали его своим князем, служили ему усердно и не раз ходили в походы под его знаменами.

Всеволод III Юрьевич был умным, расчетливым и хладнокровным человеком: необдуманно он ничего не начинал, горячности и поспешности в своих делах не допускал. К намеченной цели князь шел хоть и медленно и осторожно, зато верно. Он не вступал, подобно своему брату Андрею Боголюбскому, в открытую вражду с боярами, а наоборот, льстил им и внешне уважал их законные права. Благодаря такой своей политике Всеволод Большое Гнездо водворил порядок и спокойствие в своей земле; власть его была крепка, и он почти не знал неудач в своих предприятиях.

Местом своего пребывания князь Всеволод III Юрьевич тоже выбрал город Владимир. Всей душой радел он о своей вотчине, которая более других была ограждена от вторжения иноземцев и вставала на войну лишь в случае крайней необходимости. И ей нужен был именно такой князь, каким был Всеволод III Юрьевич, — мирный и рачительный, семьянин и домостроительный хозяин. Он редко сидел дома — в стольном граде Владимире; соблюдая полюдье, сам ездил по своим областям, устанавливал и собирал дань, судил преступников и разбирал тяжбы. Уважая старинные боярские обычаи, он тем не менее не давал народ в обиду сильным, поэтому слыл "отцом подданных" и "благосердным государем".

Пользуясь преданностью бояр и народа, Всеволод III сумел восстановить влияние великого князя на ход дел в других русских областях. Новгородцы получали себе князя из его рук, рязанские князья сами признали себя зависимыми от великого князя владимирского и всегда обращались к нему в своих спорах. Князья Смоленской области тоже признали старейшинство Всеволода Большое Гнездо, значение его было восстановлено и в Южной Руси. Он мирил южнорусских князей, и без его согласия ни один князь не занимал киевского стола.

С каждым годом все богаче и могущественней становилось Владимиро-Суздальское княжество, и повелел князь Всеволод III именовать свои земли, как и в Киеве, "великим княжеством". И склонили перед ним свои гордые головы все князья русские и даже князь Святослав Всеволодович, на золотом киевском столе сидевший. Всего того, к чему так упорно стремился Андрей Боголюбский, князь Всеволод III Юрьевич достиг не силой, а своей умелой и ловкой политикой. В Лаврентьевской летописи о нем сказано так: "Сего имени токмо трепетаху вся страны и по всей земле изыде слух его" ("От одного имени князя Всеволода трепетали все страны, и слухом о нем полнилась вся земля. Бог предавал в ею руки всех умышлявших на него злое и покорял под его ноги всех врагов").

За все свое долговременное княжение Всеволод III Юрьевич вовсе не стремился к тому, чтобы из Владимира властвовать над всей Русской землей. Даже не притязал к титулу "великий князь Владимирский" прибавить "и всея Руси". И тем не менее все остальные князья относились к нему как к "главе". И прозвище "Большое Гнездо" было дано ему (вторая версия) после того, как во время монгольского ига все русские князья (кроме его потомков) захудали и пропали со страниц русской истории. О могуществе князя Всеволода III Юрьевича в знаменитом "Слове о полку Игореве" говорится так: "Великий князь Всеволод! Ты ведь можешь Волгу веслами расплескать, а Дон шлемами!"

Своим племянникам Всеволод III не раздавал уделов в Ростово-Суздальской земле, а по городам ее рассадил детей своих. Годы его правления отмечены значительным расширением территории Владимиро-Суздальского княжества, которое мало-помалу обращалось в "Московское государство"[9].

Княжение Всеволода Большое Гнездо характеризуется также бурным каменным строительством, расцветом искусства и культуры, общим экономическим подъемом, успехами во внутренней и внешней политике. Большую роль в жизни города стала играть торговля — особенно с Новгородом, откуда в Суздаль поступали западноевропейские изделия из цветных металлов, янтарь и др. А из Суздальской земли в Новгород везли зерно, мед, воск и восточные предметы роскоши — шелковые ткани, поливную посуду и украшения проникавшие на Русь по Великому Волжскому пути.

В 1192 году по повелению великого князя, как сообщают летописи, ремонтируется земляной вал в Суздальском кремле, а по верху вала строится деревянная срубная изба.

Во время своего княжения Всеволод III Юрьевич повелел переделать Богородице-Рождественский собор и богато украсить его. В церковном строительстве главным помощником великого князя был епископ Иоанн, по инициативе которого началось устроение Космодамианского монастыря на Яруновой горе[10].

Перед смертью князь Всеволод Большое Гнездо рассорился со своим старшим сыном Константином и преемником себе назначил своего второго сына — Юрия. Это было не по правилам, не по старине, и он понимал это, поэтому созвал во Владимире бояр и купцов со всех городов и со всей земли, а также духовенство во главе с епископом. И потребовал, чтобы все они присягнули Юрию как будущему великому князю. Всеволод III рассчитывал, что, связанные присягой, они будут крепче стоять за Юрия, если против того выступит старший брат. Но на этот раз князь ошибся: после его смерти многие бояре перешли на сторону Константина, и сразу же началась четырехлетняя тяжба за великое владимирское княжение, а вернее сказать, — война между братьями.

Могущественная держава Всеволода III распалась на ряд самостоятельных княжеств, которые в политическом отношении были малоустойчивыми. В 1212 году в Суздале и Владимире начал править Юрий (второй сын князя Всеволода III), а в Ростове и Ярославле — старший сын Константин Всеволодович, но каждый, естественно, желал единовластия. Новгородский князь Мстислав Храбрый принял сторону Константина и сначала советовал Юрию примириться с братом, но тот отвечал, что его храбрые суздальцы закидают новгородцев одними седлами. Тщетно говорили мудрые и опытные бояре князю Юрию и его союзникам: "Новгородцы, псковичи и смольняне окрепли в битвах междоусобных; владимирцы и суздальцы к ним не привыкли, им не выдержать храбрейшего и опытнейшего из вождей".

Новгородский князь Мстислав Храбрый своих воинов ободрил перед сражением краткой речью: "Сражайтесь, как хотите, — пешие или на конях". Новгородцы отвечали: "Сразимся пешие, как отцы наши под Суздалем", — и устремились в кровопролитное сражение. Битва произошла в 1216 году на обширном Липицком поле (под Юрьевом-Польском); в ней погибли 9233 суздальца, и только шестьдесят человек были взяты в плен.

Князь Константин Всеволодович обладал силой воли и самостоятельностью, был деятельным правителем. При отце своем он правил Новгородом, не уступал брату Юрию Ростова, воевал с братьями, участвовавшими в Липицкой битве, после которой стал великим князем Владимирским, а Юрий Всеволодович получил Городец Радилов. Свою победу и восхождение на владимирский стол князь Константин Всеволодович отметил созданием многих икон, композиции которых должны были в символических образах прославлять его торжество. Он строил церкви и монастыри, покровительствовал наукам, устроил училище, которому подарил свою богатую библиотеку, а также завещал усадьбу. Как великий князь, он имел право чеканить монету, однако, достигнув своей цели и чувствуя приближение смерти, захотел утешить изгнанного брата своего, призвал его к себе, объявил наследником великого княжения и дал ему Суздаль. Князь Юрий Всеволодович два года правил в Суздале, а после смерти брата Константина стал в 1219 году великим князем.

По летописным свидетельствам, князь Юрий Всеволодович является полной противоположностью отцу; он был недобрым по отношению к своим младшим братьям, оставленным ему отцом "на руки", к тому же хитрым и корыстолюбивым. Надменный на словах, князь Юрий II Всеволодович был не особо храбрым и не особо воинственным деятелем. Наученный горьким поражением в Липицкой битве, он избегал войн и старался все ссоры и раздоры с соседями улаживать мирно. Не спускал он только иноземцам, если те вторгались в русские пределы. Для защиты своих владений от мордвы он построил Нижний Новгород при впадении Оки в Волгу, и о походе его в эти края сохранилось несколько преданий.

В одном из них говорится, что на том месте, где теперь стоит построенный князем Юрием Всеволодовичем город, в стародавние времена жил знатный мордвин по имени Скворец. Женат он был на семнадцати женах, от которых имел семнадцать сыновей; жили они все вместе, занимаясь скотоводством. Однажды Скворец захотел узнать судьбу своих детей и спросил об этом у чародея Дятела (тоже мордвина), жившего в горном ущелье около Оки. И тот ответил, что если дети его будут жить мирно и в согласии друг с другом, то долго будут владеть этими землями. Если же начнутся между ними раздоры, то придут сюда русские, покорят их и построят здесь крепкий город. После этого ответа Дятел умер, а вскоре скончался и Скворец. Сыновья и внуки его жили между собой в мире, но потомки их размножились и стали враждовать друг с другом. И вскоре исполнилось предсказание чародея: сначала князь Андрей Боголюбский согнал их с устья Оки, а потом пришел другой князь и поставил на Дятловых горах новый город. Это очень не понравилось местным племенам, и те сразу же участили свои набеги на русские земли. Князю Юрию не раз приходилось ходить с войском в их края, и благодаря этим походам русские владения расширились на восток.

Княжение Юрия II Всеволодовича было благодетельным для Северо-Восточной Руси. Земли ее населялись и богатели, в них строились церкви и монастыри, а искусство поднялось на такую высоту, что русские не нуждались больше в иностранных мастерах. У нас появились свои строители и иконописцы, а ростовский владыка Кирилл основал книгохранилище, где под его руководством с греческого языка переводились и переписывались разные сочинения духовного содержания. Княжна Евфросиния завела в Суздале училище для девочек, в котором их обучали грамоте, письму и церковному пению.

Эта книжная образованность, на первый взгляд, может показаться и не особенно великой, но все же она была выше южнорусской. Там все зачатки просвещения, появившиеся еще во времена святого равноапостольного князя Владимира, погибали от внутренних неурядиц и половецких разорений. Здесь же, на севере Руси, стояли покой и тишина, без которых невозможно развитие общественной и государственной жизни. К сожалению, это развитие и здесь было вскоре прервано татарским нашествием и варварским погромом Ростово-Суздальской земли.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.159. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз