Книга: Суздаль. История. Легенды. Предания

Ризоположенский девичий монастырь

Ризоположенский девичий монастырь

Суздальский Ризоположенский монастырь относится к числу древнейших русских обителей, хотя летописи сохранили мало сведений о времени его основания. Частые пожары и всепоглощающее время уничтожили почти все источники по многовековой истории монастыря, и единственные сведения о его первоначальном периоде имеются только в "Житии преподобной Евфросинии Суздальской", которое и само было написано лишь в середине XVI века. Да и переданы в нем какие-то смутные предания, сохранявшиеся в обители. В книге уже не раз упоминавшегося Анании Федорова временем устроения обители считается 1207 год, эта дата и принята исторической наукой.

В древности местность, на которой теперь располагается Ризоположенский монастырь, была посадской и находилась вне городских укреплений, от которых она отделялась рвом. Впоследствии, когда исчезли стены, раскопали и застроили зданиями большую часть валов, монастырь оказался в самом людном месте города, а перед ним располагалась обширная торговая площадь.

Во время татарского нашествия Господь открыл преподобной Евфросинии (о ней будет рассказано в следующей главе), что завоеватели возьмут и разрушат город, многие жители его будут истреблены или взяты в плен, но обитель, посвященная Божией Матери, останется невредимой: "Тебе же вместе с живущими здесь обещаю, что знамение креста будет охранять твой монастырь". И тотчас час явился дивный крест над монастырем, во свете был виден Животворящий крест Господень и два огнеобразных и световидных юноши, державшие в своих руках натянутые луки. Преподобной Евфросинии они сказали, что посланы от Бога охранять обитель.

В другой раз святая подвижница видела, что некоторые инокини бежали в город, чтобы за его стенами найти защиту, но спасения там не нашли: некоторые погибли от меча, другие попали в плен, третьи возвратились в обитель.

Сначала постройки Ризоположенского монастыря были деревянными, но до настоящего времени от них ничего не осталось. В XVI веке из кирпича был возведен трехглавый Ризоположенский собор, а в 1688 году южную стену обители украсили двухшатровые Святые ворота, сооруженные суздальскими зодчими Иваном Маминым, Иваном Грязновым и Андреем Шмаковым. Ворота невелики по размерам, но эти две колоколенки как-то очень дружественно и дружелюбно прикоснулись друг к другу коротенькими восьмериками. В этих колоколенках устроены сказочные оконца-слухи, в белых стенах — нарядные зеленые и красные изразцы, и очень гостеприимна невысокая, соразмерная с человеческим ростом входная арка.

Главным в обители является Ризоположенский храм (квадратный в плане), точная дата возведения которого неизвестна. По некоторым сведениям, его начали возводить в 1520-е годы на средства Ивана Шигони-Пожогина — ближнего боярина великого князя московского Василия III. Однако в результате последующих переделок от первоначального облика церкви мало что осталось. Храм окружали кирпичные паперти, происхождение которых ученые относят ко второй половине уже XVII века. В южной паперти сохранился большой образ "Распятие" с предстоящими Богоматерью и Иоанном Богословом. Это бесценное сокровище обители является работой двух суздальских иконописцев конца XVII века, а надпись над ней гласит: "188 (1680) году пісал расъпятье Господне Кузьма Яковлевъ Бабухинъ Суздалец; Богородицинъ образ и Богослова Иоанна писал зограф… Ионинов". В технике иконописания эти мастера ничем не уступали лучшим царским иконописцам конца XVII века. Для их работы характерны те же правильность рисунка, знание анатомии, естественность выражений лица, умелое владение светотенью и перспективой.

На наружной западной стене храма взоры паломников и посетителей привлекают украшения из древних квадратов и цветных изразцов.

В 1700 году, в самом начале нового столетия, в материальном положении монастыря произошли некоторые перемены. В этот год Ризоположенская обитель, как и некоторые другие, была лишена государева жалования (денег и хлеба). Вместо этого монастырю пожаловали поместья, которые были разбросаны очень далеко, причем в разных уездах. В их числе были и поместья князя Сергея Романовича Пожарского, которые перешли в казну после его смерти и смерти его жены. Доходы с вотчин Пожарских состояли из оброчных денег и хлеба, а также с печей, в которых выжигали известь.

При Петре I число инокинь Ризоположенского монастыря уменьшилось, но при императрице Елизавете Петровне, когда были запрещены стеснявшие монашество указы, число насельниц вновь увеличилось. В обители подвизалось более 130 инокинь, но только чуть больше двадцати среди них были настоящими монахинями (то есть принявшими постриг), остальные жили "на свое пропитание". Таким образом, Ризоположенский монастырь не был в упадке и по-прежнему привлекал к себе желающих иноческой жизни.

В XVIII веке по желанию Петра I правительство требовало, чтобы монастыри, наравне с другими государственными и общественными учреждениями, приносили пользу государству и заставляли их устраивать благотворительные заведения и брать на свое иждивение нищих, калек и подкидышей. А после Северной войны, когда появилось много увечных и больных солдат, правительство издало целый ряд указов, которыми предписывалось принимать на монастырское содержание таких воинов, иногда даже с семьями. Такие лица из отставных жили даже в женских обителях, например, в Ризоположенском монастыре жил 42-летний поручик Дмитрий Афонин, женатый "на солдацкой дочери" и отставленный из полка "за слабостию здоровья".

Весьма тяжелый удар по обителям нанесла и реформа 1764 года, лишившая их главных материальных средств для содержания монастырей с их зданиями и другими учреждениями. Немалый ущерб понес и Ризоположенский монастырь, владевший вотчинами в двух уездах. По реформе 1764 года был закрыт Троицкий монастырь, который приписали к Ризоположенской обители, и все троицкие монахини должны были войти в штат последней, хотя денег на их содержание от казны не поступало. Таким образом, Ризоположенский монастырь на почти те же средства, которые получал до реформы, должен был содержать две обители.

Случившийся в 1769 году сильный пожар, который перекинулся от "купецких домов", тоже нанес большой урон Ризоположенскому монастырю. Бушевавшее пламя было такой силы, что расплавились медные колокола на колокольне, и после пожара было найдено около тонны разбившейся и растопившейся меди. Что уж говорить о деревянных постройках, которые все выгорели дотла! Многое погибло и из монастырского имущества; к счастью, мощи преподобной Евфросинии успели вынести и положить в приходской церкви праведного Лазаря.

В обеих обителях сгорели монашеские и настоятельские кельи; монахини остались без крова, и им приходилось ютиться на папертях монастырских церквей, в которых тоже многое было повреждено пожаром. Но со временем положение наладилось, а при императоре Павле I, издавшем в 1797 году указ о наделении монастырей рыбными ловлями, пашенной землей и покосами, Ризоположенская обитель получила несколько угодий, сенных покосов, мельницу и т. д.

В 1819 году в память о победе русского оружия над армиями Наполеона в Отечественной войне 1812 года вплотную к монастырской стене была возведена монументальная колокольня Ризоположенского монастыря — первое, что видят все подъезжающие к Суздалю[82]. Всеобщее ликование вылилось тогда в возведение памятников и монументов, которые сооружались тогда в разных городах страны.

Для небольшого Суздаля, в котором тогда насчитывалось чуть более 4000 человек, сооружение колокольни могло оказаться делом обременительном, но за дело взялись всем миром и возводили памятник с большим усердием. Средства на его возведение собирали как добровольные пожертвования; все мастера были свои, местные, и потому работа спорилась и шла быстро. К тому же игумения Ризоположенского монастыря щедро поддержала всеобщее начинание деньгами.

Строилась колокольня целых шесть лет — с 1813 по 1819 год. Высота ее вместе со шпилем равняется почти 70 метрам, что по тем временам и представлениям было непостижимой высотой. Колокольня, возведенная в стиле русского провинциального классицизма, ничем не нарушила созданный предшественниками монастырский ансамбль. Она имела деревянный позолоченный шпиль, хотя вообще-то суздальцы, воспитанные на дедовской старине, пышности и мишуры не любили, но здесь он был очень красив. А вот железная лестница колокольни была придумана так хитро, что она еще и громоотводом служила. Когда лестницу сломали, деревянный шпиль в грозу вспыхнул и целых три дня горел над городом, как факел.

По поводу архитектурных достоинств колокольни единого мнения в науке нет: одни ученые, например, находили ее неуместно торчащей среди приземистых зданий, которыми был застроен Суздаль. Другие считали, что колокольня, хоть и не обладает выдающимися художественными достоинствами, но очень удачно и естественно вписалась в монастырский ансамбль, словно только ее и не хватало для полной завершенности его.

Так или иначе, но Преподобенскую колокольню, как важную доминанту города, можно видеть с любой точки Суздаля. Да и сам город с нее можно обозреть сверху, так как в сорока метрах от земли устроена смотровая площадка. Однако колокольня оказалась последним крупным сооружением в Суздале, после нее ничего подобного в городе уже не создавалось. Так и остался этот монумент одиноким напоминанием о последнем взлете суздальского зодчества, так как впереди город ждал спад в экономике и строительстве.

После Октябрьской революции, в 1923 году, монастырь закрыли, и на его территории разместился особый дивизион войск ОГПУ, до конца 1940-х годов охранявший поли-тизолятор, размещавшийся в Спасо-Евфимиевом монастыре. Весной 1927 года по распоряжению руководства суздальского ОГПУ решено было устроить в Ризоположенском храме электростанцию. Однако уже вскоре на барабанах церковных глав от сотрясения динамо-машины появились трещины, и все грозило обрушиться. В середине июня 1929 года власти приняли новое решение — разобрать трехглавое завершение храма, что и было сделано.

В двухэтажной Троицкой церкви разместилось зернохранилище, а в 1934 году великолепный собор — "лучший памятник XVII века" — был взорван вместе с иконостасом и остатками внутреннего убранства. В двухшатровых Святых вратах — великолепнейшем сооружении обители — был устроен крольчатник, выселить которой удалось только летом 1938 года. Но освободившееся помещение тут же занял склад горючего НКВД. О Сретенской церкви Ризоположенского монастыря говорилось ранее: в кельях и игуменском доме жили сначала семьи сотрудников ОГПУ, а потом освободившиеся помещения заняли местные жители.

В январе 1999 года Суздальский городской совет постановил устроить в Ризоположенском монастыре Центр по подготовке реставраторов, но исполнить это не успели. Однако в том же году на территории обители разместились художественно-реставрационное училище и Центр детского туризма и краеведения.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.071. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз